Вашингтон – В среду Сенат окончательно утвердил новый договор с Россией о контроле вооружений, который предусматривает сокращение ядерных арсеналов двух стран, оставшихся со времен холодной войны. Это решение стало кульминацией удивительно результативной для президента Обамы заключительной сессии Сената в старом составе после поражения его партии на промежуточных выборах.

Поскольку за ратификацию договора высказались 71 сенатор (при 26 против), договор этот, известный под названием новый СНВ, поступит теперь на подпись к президенту. Он закрепит, пожалуй, самое весомое достижение Обамы в области внешней политики за два года его пребывания у власти. К единогласно проголосовавшим за договор демократам присоединились 13 республиканцев. Таким образом, требуемое по конституции большинство в две трети голосов было даже превышено.

Голосование по ратификации стало третьей двухпартийной победой президента в последние дни сессии, на которой демократы пока еще находятся в большинстве в обеих палатах Конгресса. Этот договор приобрел столь важное символическое значение для президентства Обамы, что вице-президент Джозеф Байден пошел на редкий для себя шаг и лично председательствовал во время голосования в своем качестве председателя Сената. В зале также присутствовала госсекретарь Хиллари Клинтон.

«Это самое значимое соглашение по контролю вооружений почти за два десятилетия, - заявил Обама на пресс-конференции после голосования. – Благодаря ему мы будем жить в большей безопасности, благодаря ему будет сокращен наш ядерный арсенал и российский». Перефразировав одно из известных изречений Рональда Рейгана, Обама добавил, что возвращение ядерных инспекторов в соответствии с договором даст «нам возможность доверять, но проверять».

Сенатор-демократ из Массачусетса Джон Керри, возглавлявший дебаты по договору, сказал, что ратификация отведет мир от пропасти ядерной катастрофы. «Победители здесь определяются не партийной или идеологической принадлежностью, - заявил он. – Победителем стал американский народ, который почувствовал себя в большей безопасности, узнав, что на него теперь нацелено меньше русских ракет».

Сенатор-республиканец из Аризоны Джон Кайл, возглавлявший оппозицию договору, посетовал в связи с отказом внести в соглашение поправки. «Мы сейчас создали прецедент, показав, что Сенат превратился в послушный резиновый штемпель, - сказал Кайл. – О чем бы президент ни договаривался с русскими или с кем-то еще, мы не осмеливаемся вносить свои поправки, поскольку иначе придется проводить новые переговоры, и почему-то во вред всему человечеству».

Сенат все же согласился с рядом предложений Кайла и других республиканцев по поводу внесения изменений в резолюцию по ратификации, в которых вопреки российским возражениям были вновь подтверждены американские планы создания системы противоракетной обороны в Европе и модернизации ракетно-ядерного комплекса страны для обеспечения эффективности сокращаемого арсенала.

Сторонники сокращения вооружений приветствовали результаты голосования в Сенате. Ричард Берт (Richard Burt), возглавляющий антиядерную организацию Global Zero, сказал, что голосование «было крайне важно для национальной безопасности», и что это «укрепит российско-американские отношения». А исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями (Arms Control Association) Дэрил Кимболл (Daryl G. Kimball) назвал голосование «из ряда вон выходящим событием в нынешний период раздутых партийных пристрастий», а также призвал администрацию Обамы к дальнейшему сокращению запасов ядерного оружия.

Однако Майкл Нидэм (Michael A. Needham) возглавляющий организацию Heritage Action, сказал, что администрация должна будет выйти из этого договора, если Россия попытается заблокировать ПРО, будет помогать Ирану или откажется вести переговоры о сокращении оперативно-тактического ядерного оружия. «Сегодня все взгляды устремлены на администрацию Обамы», - заявил он.

Согласно условиям договора, у каждой из сторон через семь лет должно остаться не более 1550 стратегических ядерных боезарядов и 700 пусковых установок. Договор также предусматривает возобновление проверок на местах, которые были остановлены, когда в прошлом году истек срок действия предыдущего договора СНВ. Это первое соглашение с Россией по контролю вооружений за восемь лет, и первое – подписанное и проведенное через Сенат президентом-демократом.

Предусмотренные договором сокращения развернутых вооружений будут скромнее, чем по предыдущим соглашениям, однако ему в последние недели придается чрезмерно большое значение. Дело в том, что обе политические партии Америки вложили в это соглашение более важный смысл и превратили дебаты по ратификации в символическую борьбу по проблемам национальной безопасности в 21-м веке. Ни один российско-американский договор по вооружениям не сталкивался со столь мощным сопротивлением на завершающем этапе голосования.

По словам республиканских оппонентов, в договоре нашло отражение опасное и наивное отношение Обамы к миру. Его «внешняя политика подает сигнал робости и неуверенности», а сам президент со своей политикой находится в поисках «фантастического безъядерного мира», заявил сенатор из Техаса Джон Корнин (John Cornyn). Сенатор-республиканец из Южной Каролины Джим Деминт (Jim DeMint) отметил, что договор представляет собой «сохранившийся шаблон умиротворения».

Однако сторонники договора заявляют, что даже при всех его недостатках это важный шаг вперед в деле сокращения ядерных вооружений, возобновления взаимных инспекций и удержания России в рамках правового договорного поля. «На мой взгляд, этот договор вне всяких сомнений соответствует интересам национальной безопасности нашей страны, - заявил в интервью сенатор-республиканец из штата Теннесси Боб Коркер (Bob Corker). – Это не то голосование, когда возникает мысль, что ничего опасного и важного в этом вопросе нет».

Договор СНВ нашел поддержку у военного руководства страны и у целого ряда ветеранов Республиканской партии, занимавшихся вопросами национальной безопасности, включая бывшего президента Джорджа Буша-старшего и пятерых бывших госсекретарей: Генри Киссинджера, Джорджа Шульца, Джеймса Бейкера, Колина Пауэлла и Кондолизу Райс. Однако многие возможные кандидаты в президенты на выборах 2012 года, такие как Сара Пэйлин, Митт Ромни, Ньют Гингрич (Newt Gingrich) и Джон Тюн (John Thune), выступают против договора СНВ, как и два республиканских лидера в Сенате - Митч Макконнел (Mitch McConnell) из Кентукки и главный переговорщик от Республиканской партии Кайл.

Всего месяц назад перспективы договора были весьма туманны, когда Кайл заявил, что до конца года не хватит времени для его утверждения. Обама решил провести активную кампанию в поддержку договора вопреки возражениям Кайла, рискнув собственным престижем и подвергнув испытанию свой авторитет и влияние в новой политической ситуации.

Чтобы обойти враждебно настроенных сенатских лидеров и привлечь на свою сторону сенаторов-республиканцев, Обама пообещал потратить в предстоящие 10 лет 85 миллиардов долларов на модернизацию ядерного оружейного комплекса страны, дабы сокращенный арсенал остался исправным и эффективным. Президент также многократно выступал с заверениями о том, что несмотря на сопротивление русских, он добьется создания системы противоракетной обороны в Европе.

Окончательное голосование по договору состоялось после того, как Сенат рассмотрел во вторник и в среду утром целый ряд предложенных республиканцами поправок. Большую часть из них от полностью отверг, однако сенатор Керри все же принял некоторые из них в качестве сопроводительных заявлений, которые формально не являются частью договора, а следовательно, не требуют дополнительных переговоров с русскими.

Среди принятых в среду поправок было предложение Кайла по модернизации и предложение Корка по ПРО. Сенатор-республиканец из Аризоны Джон Маккейн, пытавшийся выработать собственное заявление по противоракетной обороне, вместо этого поддержал поправку Корка.

Керри во вторник вечером также утвердил декларацию о том, что Соединенные Штаты должны в течение года начать новые переговоры с Россией об ограничении тактических ядерных вооружений. Это менее мощное оружие поля боя, которое не охвачено новым СНВ и более ранними российско-американскими соглашениями.

У России намного больше такого оружия, чем у США, и по словам американских руководителей, не далее как прошлой весной Москва перебросила часть этого оружия ближе к границам стран-членов НАТО, сделав это в качестве ответной меры на развертывание американцами противоракетной обороны. Некоторые эксперты полагают, что такое оружие, имеющее меньшие размеры, легче украсть и продать тайком на черном рынке странам-изгоям или террористическим организациям.

Новый договор СНВ предусматривает дальнейшее снижение количественного предела по стратегическим боезарядам по сравнению с предыдущими российско-американскими соглашениями, которым он пришел на смену. По условиям Московского договора, подписанного в 2002 году президентом Бушем, каждой стороне к 2012 году было разрешено иметь не более 2200 стратегических боезарядов. А по условиям первоначального договора о сокращении стратегических вооружений (СНВ), который в 1991 году подписал первый президент Буш, каждая сторона должна была к моменту окончания действия этого соглашения, наступившего в прошлом году, сократить количество своих пусковых установок до 1600 единиц.

В настоящее время у США 1950 развернутых стратегических боезарядов и 798 боеготовых пусковых установок, что подтверждает Федерация американских ученых. У России же примерно 2540 развернутых стратегических боезарядов и 574 пусковых установки. Особенности правил подсчета говорят о том, что сокращать придется меньше оружия, чем указывается в этих цифрах. Ограничения не распространяются на тысячи боезарядов, хранящихся на складах.

Договор еще должен утвердить российский парламент. Кремль медлил с ратификацией, дожидаясь, пока это сделает Сенат. Учитывая авторитарный характер российской политической системы, договор будет ратифицирован наверняка.

Кроме Коркера за договор проголосовали следующие сенаторы из Республиканской партии: Ламар Александер (Lamar Alexander) из Теннесси, Роберт Беннет (Robert F. Bennett) из Юты, Скотт Браун (Scott P. Brown) из Массачусетса, Тад Кохран (Thad Cochran) из Миссисипи, Сьюзан Коллинз (Susan Collins) и Олимпия Сноу (Olympia Snowe) из штата Мэн, Джад Грег (Judd Gregg) из Нью-Гемпшира, Джонни Айзаксон (Johnny Isakson) из Джорджии, Майк Джоханс (Mike Johanns) из Небраски, Ричард Лугар из Индианы, Лиза Мурковски (Lisa Murkowski) из Аляски и Джордж Войнович (George V. Voinovich) из Огайо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.