Сенат ратифицировал в среду договор с Россией по контролю вооружений, который президент Обама поставил во главу угла в своей программе разоружения и дипломатической «перезагрузки» с Россией.

Голосование по ратификации нового договора о сокращении стратегических вооружений (СНВ-3) прошло с соотношением голосов 71 к 26. Этот договор получил наименьшее количество  голосов в поддержку по сравнению со всеми остальными ратифицированными соглашениями такого рода по контролю вооружений. Однако Сенат впервые ратифицировал договор с Россией о сокращении вооружений, заключенный демократической администрацией.

«Это самое значимое соглашение по контролю вооружений почти за два десятилетия, - заявил Обама на пресс-конференции  после голосования. – Благодаря ему мы будем жить в большей безопасности, благодаря ему будет сокращен наш ядерный арсенал и российский».

За время заключительной сессии Сената в старом составе Обаме удалось провести дополнения к федеральному бюджету, добиться заключения соглашения по налогам, на два года продляющего налоговые сокращения Буша, а также отменить положение, мешавшее гомосексуалистам открыто служить в армии.

Ратификация нового договора СНВ стала заключительным политическим достижением Обамы после болезненного поражения на ноябрьских выборах, когда республиканцы вернули себе большинство в Палате представителей и едва не взяли под контроль Сенат.

Этот договор, предусматривающий сокращение американских и российских стратегических ядерных боезарядов до 1550 единиц с каждой стороны, является  весьма скромным достижением по сравнению с  предыдущими сокращениями между двумя странами.

У США в настоящее время 1950 развернутых стратегических боезарядов, а у России их примерно 2540, о чем сообщает Федерация американских ученых. Согласно условиям договора, стороны должны сократить свои боезаряды до 1550 единиц к 2017 году.

Договор также предусматривает возобновление проверок на местах, которые были прекращены в прошлом году, когда истек срок действия предыдущего договора СНВ. У критиков договора из рядов Республиканской партии обеспокоенность вызывает то, что проверок на местах будет проводиться меньше, в связи с чем станет труднее проверять, выполняет или нет Россия требования по сокращениям.

Администрация заявляет, что договор прокладывает путь к новым соглашениям о контроле вооружений с Россией, а также обеспечивает ослабление напряженности в отношениях с российским правительством, которое открыто враждебно относилось к интересам США, когда Обама в 2009 году пришел к власти.

Во время своей кампании за ратификацию нового СНВ Белый дом сумел убедить выступить в поддержку договора всех ныне живущих бывших госсекретарей из числа республиканцев, хотя Кондолиза Райс заявила, что было бы лучше провести дебаты по договору в новом составе Конгресса.

Республиканские лидеры в Сенате до выходных дней воздерживались от своих возражений против договора. Лидер сенатского меньшинства Джон Кайл вел с Белым домом переговоры, добиваясь от него обязательств по модернизации стареющего американского арсенала стратегических ядерных вооружений и лабораторий, занимающихся их разработкой и поддержанием в работоспособном состоянии. В итоге Кайл добился обещания о выделении на эти цели 85 миллиардов долларов в течение 10 лет.

Республиканцы, также обеспокоенные заявлениями российских руководителей с угрозами об одностороннем выходе из договора в случае продолжения Соединенными Штатами работ по созданию системы ПРО, убедили Обаму написать письмо, в котором он высказался в поддержку всех четырех этапов в планах создания противоракетной обороны для США и Европы.

Тем не менее, Кайл и 25 его коллег-республиканцев проголосовали против договора. В своем последнем выступлении с сенатской трибуны с возражениями по поводу нового СНВ Кайл сказал, что он на сей раз не заставлял своих товарищей по партии голосовать против соглашения.

Специалисты по контролю вооружений в среду разошлись в своих оценках значимости нового СНВ.

Исполнительный директор Образовательного центра по политике нераспространения (Nonproliferation Policy Education Center) Генри Сокольски (Henry Sokolski) заявил, что новый СНВ это атавизм холодной войны с ее соглашениями о контроле вооружений, которые США заключали с Советским Союзом.

«Я подозреваю, что ястребы и консерваторы столь активно выискивали недостатки в новом СНВ отчасти из-за того, что несмотря на ограниченность этого соглашения, оно все равно из той же плеяды договоров; а они хотели, чтобы это был последний пакт такого рода», - сказал он.

«Ни в одном из соглашений по контролю вооружений времен холодной войны не было цели обратиться к проблеме деструктивных государств, таких как Северная Корея, или третьих и даже четвертых сторон, таких как Китай, Индия и Пакистан», - добавил он.

«Это не означает, что мы должны отказаться от совместного с русскими сокращения вооружений, - отметил Сокольски. – Истинная ценность данного соглашения в том, что мы можем идти дальше, занимаясь другими проблемами. Если же этого не будет, что ж – верните мои деньги».

Но исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями (Arms Control Association) Дэрил Кимболл (Daryl Kimball) считает, что новый договор СНВ важен.

«Называть его пережитком неправильно, - заявил он. – Оружие – вот это пережиток. У Соединенных Штатов и России тысячи единиц ядерного оружия. И пока оно есть, договоры, предусматривающие дальнейшее его сокращение с применением мер проверок, будут сохранять свою ценность».

Кимболл добавил: «Он закладывает фундамент для дальнейшего сокращения всех видов вооружений – стратегических, нестратегических, развернутых, неразвернутых. Но мы пока не знаем, как дальше пойдет процесс сокращений: будут они проводиться на основе договоров, в одностороннем порядке или на базе взаимности и ответных деклараций».

Пола Десаттер (Paula DeSutter), занимавшая в администрации Джорджа Буша-младшего должность помощника госсекретаря по осуществлению проверок соблюдения международных договоров по контролю вооружений, сказала, что в будущем новый состав Сената станет подвергать планы Обамы по сокращению вооружений более тщательному исследованию.

«Большинство сделало хорошую работу, протащив через Сенат в нынешнем составе целую кучу документов, - сказала она. – Но остальные планы Обамы по контролю вооружений ждут более суровые испытания. Это относится к космическому договору, к всеобъемлющему запрещению испытаний ядерного оружия и к договору о прекращении производства расщепляющихся материалов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.