Вашингтон — В среду Сенат США ратифицировал договор с Россией о сокращении ядерных вооружений, и, по мнению экспертов, это стало большим шагом вперед в плане реализации долгосрочной инициативы президента Барака Обамы — избавить мир от ядерного оружия, — а также спасением его порыва к улучшению российско-американских отношений.

Одержанная Обамой победа — выполненный призыв к «перезагрузке» испорченных отношений с Москвой — возможно, поможет реализовать и другие две инициативы США, для которых требуется помощь России, а именно: обуздание атомного проекта Ирана и недопущение кражи террористами ядерных материалов.

Существуют препятствия на пути к согласию по всем этим вопросам, но теперь Обама улучшил свою репутацию и репутацию своего правительства и может работать дальше.

«Работа идет на более широкую аудиторию. Если бы мы с русскими этого не сделали, то Обама в глазах всего мира выглядел бы бессильным, а США — нестабильной, непредсказуемой и не заслуживающей доверия страной», — считает Том Фингар (Tom Fingar), до прошлого года занимавший должность председателя совета по национальной безопасности, в котором готовят доклады президенту на основании данных разведки.

Все эксперты выразили облегчение, а кто-то и эйфорию.

«Это скромный, но очень полезный договор, — считает Стивен Хадли (Stephen Hadley), служивший советником по национальной безопасности у Джорджа Буша-младшего в его второй президентский срок. — Думаю, самое главное здесь — это то, что мы избежали некоторых нежелательных последствий, которые наступили бы, если бы Сенат отклонил договор».

Председатель комитета по международным отношениям Джон Керри (Демократическая партия, штат Массачусетс), который и провел договор через Сенат, сказал, что 71 голос «за» и 26 «против» — это «заявление, касающееся Соединенных Штатов Америки в целом, а не просто президента; это означает, что даже во времена разногласий, когда перед сотней сенаторов встает ответственность, 71 человек из них встает вместе... и определяет направление, в котором США хотят двигаться в вопросе ядерного оружия; и это будет крайне важно для формирования мнения на мировом уровне».

Но на пути у неоднозначной программы Обамы все равно остается ряд «подводных камней».

Вашингтону и Москве будет гораздо сложнее договориться о сокращении своих арсеналов действенных боеголовок и средств доставки до уровня ниже предусмотренного новым СНВ. Условия договора накладывают на стороны обязательство сократить свои арсеналы до численности 1 550 стратегических боеголовок и 700 бомбардировщиков и баллистических ракет наземного и морского базирования.

Более того, могут вновь возникнуть трения в связи с нарастанием авторитарных тенденций в том, как Кремль управляет страной, подавляет деятельность оппозиционных партий, независимых СМИ и правозащитников, а также затягивает нужные транснациональным компаниям преобразования в области законов и финансовой системы.

«Допустим, в России случится всплеск буйного национализма. Думаю, в этом случае спокойного отношения к дальнейшему сокращению [ядерных вооружений] сразу станет меньше», — считает Збигнев Бжезински, бывший советником по национальной безопасности при президенте Джимми Картере.

Между Вашингтоном и Москвой также существуют неразрешенные споры, в частности, касающиеся плана Обамы развернуть системы ПРО в Европе, тогда как Москва беспокоится, что эти системы способны нейтрализовать ее сдерживающий ядерный потенциал.

В среду Обама добился тринадцати голосов республиканцев в свою поддержку, но в следующем году у Демократической партии в Сенате будет менее значительное преимущество, и для решения следующей приоритетной задачи в области разоружения (то есть заключения договора о полном запрете ядерных испытаний) добиться двух третей голосов станет еще сложнее.

«Договор о запрете испытаний при нынешней конъюнктуре и в нынешнем контексте — это очень, очень сложный процесс, — считает Керри. — Необходимо провести массу разъяснительной работы... Еще слишком рано гадать или начинать оценивать то, что будет [происходить]».

В 1999 году Сенат отказался ратифицировать этот договор. Обама пообещал «агрессивно добиваться» его ратификации в своей речи, произнесенной в апреле 2009 года в столице Чехии Праге, в которой провозгласил цель уничтожить все ядерное оружие в мире.

Ратификация нового СНВ также подтолкнет Россию к поддержке осуществляемой под руководством США кампании по применению санкций в отношении Ирана с целью принудить его выполнить требования ООН и прекратить обогащение урана — в ходе этого процесса производится топливо для атомных реакторов и ядерного оружия.

Тегеран, скорее всего, не прогнется, но если США сократят свой собственный ядерный арсенал, то, по мнению бывшего посла на Украине и директора левоцентристской инициативы по разоружению при Институте Брукингса Стива Пайфера (Steve Pifer), им будет проще вводить иранский режим в изоляцию.

Кроме того, США смогут более успешно добиваться реализации инициативы Обамы к 2014 году застраховать все материалы для производства ядерного оружия в мире от кражи террористами.

Если бы новый СНВ провалился, то, по словам Пайфера, остальные страны стали бы говорить: «А нам почему надо отказываться от ядерного оружия?»

Представители администрации позиционируют новый СНВ как необходимый этап переговоров с Москвой с целью выхода на гораздо более далекоидущую договоренность по сокращению численности и стратегических, и тактических (то есть предназначенных для применения на поле боя) ядерных вооружений, как боеготовых, так и резервных, приблизительно до тысячи единиц с каждой стороны.

Но среди экспертов преобладает мнение, что это будет очень сложно.

Член российской делегации, участвовавший в переговорах и по СНВ-1, и по СНВ-2, сказал, что «драматизм», связанный с принятием нового СНВ Сенатом, «заставит Россию хорошенько подумать, прежде чем решать, насколько ей нужно участвовать в следующем этапе».

Москва, скорее всего, в скором времени согласится на новый раунд переговоров о вооружениях, но «надо будет подождать до 2012 года» и увидеть, будет ли Обама переизбран на второй срок. Так считает старший научный сотрудник центра изучения вопросов распространения вооружений имени Джеймса Мартина при Монтерейском институте международных отношений.

Президент фонда борьбы за разоружение Ploughshares Fund Джозеф Чиринчьоне (Joseph Cirincione) считает, что администрация хотела бы прийти к соглашению к 2015 году, когда состоится конференция об обеспечении соблюдения условий договора о нераспространении вооружений — краеугольного камня мировой системы, нацеленной на сдерживание распространения ядерных вооружений.

«[Новый] СНВ — это был простой шаг», — прокомментировал он.

Среди экспертов есть мнение, что обычная военная мощь России ослабла и поэтому она теперь в большей степени зависит от своих 5 390 единиц тактического ядерного оружия. У США тактических боеголовок, по оценочным данным, 500 штук.

«Учитывая, что у русских десятикратное преимущество [в тактических боеголовках], сложно представить, как можно уговорить их отказаться от такого преимущества и не отказаться самим от того, отчего отказываться не следует, например, от противоракетной обороны», — сказал Хадли.

Однако, по его словам, в интересах России сократить свой тактический ядерный арсенал, чтобы уменьшить вероятность попадания боеголовки в руки террористов.

В написании статьи принял участие Дэвид Лайтман (David Lightman)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.