Москва – Ратификация на этой неделе в Сенате нового российско-американского договора по контролю вооружений, носящего название СНВ, вызвала определенные язвительные замечания в Вашингтоне, где несмотря на заверения Белого дома сохраняется обеспокоенность по поводу технических недостатков этого соглашения. Однако здесь, в российской столице, официальные лица и эксперты встретили новость о ратификации СНВ в основном с одобрением.

Причину такого отношения  понять легко. В соглашении имеются вполне конкретные стратегические преимущества для России. Главное среди них – возможность того, что договор охладит тот пыл, с которым США стремятся к дальнейшему развитию своего противоракетного потенциала. Причиной, среди прочего, является противодействие Кремля американским планам ПРО и заинтересованность администрации Обамы в сохранении сотрудничества с Россией в сфере контроля вооружений.

Однако больше всего остального российские лидеры видят в новом СНВ собственную политическую победу, которая подтверждает сохраняющуюся значимость России для Вашингтона и в целом на мировой арене. Некоторые российские представители восприняли это как подтверждение того, что при президенте Обаме Соединенные Штаты отказались от активного вмешательства в российские интересы и в ее политическую систему.

И все это происходит в момент, когда российское государство прокладывает все более агрессивный курс во внешней политике. Вторжение России в соседнюю Грузию два года тому назад, якобы для защиты суверенитета самопровозглашенных грузинских провинций Южная Осетия и Абхазия, возродило тягу к территориальным захватам у некоторых кремлевских руководителей, а также усилило страх перед этими захватами в бывших российских владениях, таких как Украина и Белоруссия.

Кроме того, Кремль деятельно и прилежно использует свои государственные энергетические компании-гиганты для дальнейшего захвата в тиски энергетических рынков Европы, чтобы таким образом ослаблять политическую самостоятельность стран-членов Евросоюза. Москва даже предъявляет все более агрессивные претензии на Арктику и на право пользования ее огромными запасами углеводородов, бросая при этом вызов суверенитету соседей по арктическому региону.

Тем временем Кремль все чаще творит беззакония у себя дома. Согласно данным анализа, проведенного недавно Ассоциацией адвокатов России за права человека, суммарно коррупция правительственных чиновников и государственных ведомств (включая откаты, взятки и т.п.) может составлять до половины ВВП страны. Основываясь на аналогичных расчетах, Transparency International недавно поставила Россию в ряд 25 самых коррумпированных стран мира – наравне с Таджикистаном, Папуа Новой Гвинеей и некоторыми африканскими государствами. Всепроникающая система подкупа продолжает душить бизнес и гонит прочь из страны научные инновации.

Антикоррупционные меры Кремля по-прежнему  носят лишь косметический характер, а объявленная президентом Дмитрием Медведевым «модернизация» российской экономики проводится лишь на бумаге и не имеет четких целей и планов. В то же время, последняя серия надуманных обвинений против находящегося в заключении бывшего миллиардера Михаила Ходорковского показала россиянам, насколько опасно выступать против Кремля.

В России недавно вспыхнули общественные беспорядки в форме массовых протестов на Манежной площади в Москве. Популярная теория заговора гласит, что все это лишь предлог для дальнейшего усиления репрессий. Оппоненты российской власти, со своей стороны, со все большей опаской выступают с публичной критикой в адрес своего правительства. По словам одного из известных экспертов по российской политике, «в страну вернулся страх».

С этой точки зрения новый СНВ стал своего рода лекарством, сеансом целительной терапии для страны, которая спустя двадцать лет после распада Советского Союза все еще страдает от острого пост-имперского похмельного синдрома. К сожалению, договор этот может оказаться чрезвычайно дорогостоящим предприятием для Вашингтона. Внешняя уступчивость США перед великодержавными устремлениями России и репрессии внутри страны могут усилить инстинктивную потребность Кремля добиваться большего.

Придя к власти, администрация Обамы пытается улучшить атмосферу российско-американских отношений и направить их в более конструктивное и содержательное русло. Но возлагать надежду в плане качественного улучшения двусторонних связей на соглашение по контролю вооружений, которое придает легитимность самым отвратительным побуждениям Кремля  -  значит еще больше мешать достижению реальных изменений в поведении Москвы. Из-за этого договор, несмотря на всю шумиху вокруг него, никак не будет способствовать новому началу в отношениях.

Илан Берман - вице-президент Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.