Только-только получив одобрение сената по договору СНВ, президент Обама планирует вернуться за стол переговоров с Россией в будущем году, надеясь добиться первого правового ограничения для меньшего по размеру, тактического ядерного оружия, которое считают наиболее подверженным риску кражи или использования не по назначению.

На этот раз, однако, Обаме возможно будет проще справиться с республиканцами в сенате, которые пытались заблокировать новый договор СНВ, чем с русскими, которые выступали партнерами в его подписании.

Высказывая свои возражения против договора, республиканцы в сенате, в том числе, громогласно подчеркивали, что он не касался тактического ядерного оружия, ракет малой дальности, которые никогда не были предметом российско-американских договоренностей. Чтобы отметить свою точку зрения, республиканцы даже продавили отдельную резолюцию, призывающую Обаму начать новую серию переговоров с Россией, теперь уже на этот счет, в течение ближайшего года.

Как не раз заявлял Обама, это всегда был его план для завершения нового договора по СНВ, так что теперь у него есть дополнительное преимущество в виде виртуального мандата республиканцев на ведение переговоров по новому ограничению вооружений с Россией.
Проблемой теперь будет Россия, у которой значительно больше такого тактического оружия размещено в Европе, чем у США, и ее стратегическая доктрина рассматривает эти ракеты как критически важное оружие против потенциально возможного нападения с применением обычных видов вооружения со стороны НАТО или Китая.

«Хорошая новость в том, что с одобрением сенатом нового СНВ администрация Белого дома получила то необходимое предварительное условие, которое требовалось, чтобы призвать Россию обсудить сокращение тактических ядерных сил, - заявил Стивен Янг (Stephen Young), ведущий аналитик Союза обеспокоенных ученых (Union of Concerned Scientists), организации, выступающей в защиту интересов контроля над вооружениями. - Русские, однако, будут стараться добиться ограничений американской системы ПРО, что администрация одновременно и сама не склонна делать, и вряд ли смогла бы провести через сенат, если бы даже и готова была на это пойти».

После того, как сенат проголосовал 71 голосом «за» при 26 «против» в среду за одобрение нового договора СНВ, Белый дом заявил, что он продолжит решать вопрос ограничения вооружений теперь уже в области тактического оружия. «Мы выполним условия резолюции  и будем стремиться к началу переговоров с Россией по тактическим ядерным вооружениям в течение года после вступления в силу нового договора СНВ», - заявил представитель Белого дома Томми Вьетор.

Вьетор сообщил, что американская администрация скорее старается заручиться поддержкой России в сотрудничестве с США и НАТО по европейской системе ПРО, нежели вступать с ней в противостояние. «У нас есть полноценный график консультаций по вопросам сотрудничества в области противоракетной обороны с Россией, расписанный на начало будущего года», - отметил он.

Новый договор СНВ, как и его предшественники, накладывает ограничения на стратегическое ядерное вооружение, что означает, что он касается систем большой дальности, а не ракет малого радиуса действия. Под тактическим оружием в основном подразумевается то, у которого дальность действия составляет 300-400 миль (482-640 км) или даже меньше – что-то достаточно небольшое по размеру, именно оно вызывает наиболее серьезное беспокойство у тех, кто несет ответственность за непопадание ядерных материалов и ядерного оружия в руки террористов. В 1991 году, когда холодная война подходила к концу, а Советский Союз находился на грани распада, первый президент Джордж Буш объявил, что он в одностороннем порядке выведет большую часть тактических ядерных вооружений с передовых позиции. Президент СССР Михаил Горбачев ответил взаимностью. По оценкам экспертов, тысячи единиц такого тактического оружия были выведены или уничтожены.

Сегодня у США сохраняется около 500 единиц тактического оружия, согласно данным, опубликованным в этом году, и эксперты говорят, что примерно 180 из них по-прежнему размещены в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. У России такого оружия – по разным оценкам, от 3 до 5 тысяч единиц, и американские власти утверждают, что Москва передвинула большую часть из них ближе к границам НАТО не далее как минувшей весной, в ответ на размещение элементов американской системы ПРО ближе к границам России.

«В XXI веке нет и не может быть никакого приемлемого военного, политического или сдерживающего оправдания действиям российских властей по размещению нескольких тысяч единиц такого оружия», - заявил Фрэнк Миллер (Frank Miller), бывший советник по вопросам национальной безопасности президента Джорджа Буша, а ныне член Американского проекта безопасности (American Security Project), организации, выступающей в защиту интересов контроля над вооружениями.

Дисбаланс воодушевил оппонентов нового договора СНВ среди республиканцев во время дебатов в сенате. «Стоит помнить, что у русских преимущество по сравнению с нами в соотношении 10 к 1 по тактическому ядерному оружию – 3 тысячи против трехсот – и о нем не идет речь в этом договоре», - заявил сенатор Джордж Лемье, республиканец из Флориды, который вставил условие, призывающее к новым переговорам, в резолюцию по ратификации, сопровождающую новый договор.

Но другие эксперты предупреждают, что будет сложно убедить Россию отказаться от своего преимущества без того, чтобы Москва не получила что-нибудь взамен. И если это будет не уступка по ПРО, то Россия определенно заговорит о том, чтобы сократить большие запасы хранимого на складах стратегического оружия, которое также не охватывает новый договор СНВ.

В этой категории вооружений США имеют преимущество. По неофициальной информации, у Штатов около 2 600 единиц таких боеголовок в резерве, а у России, по оценкам экспертов, около тысячи. И как минимум некоторые из снимаемых с боевого дежурства в соответствии с новым договором СНВ видов оружия тоже пойдут на склад.

Стивен Пайфер, бывший представитель группы по контролю над вооружениями в Госдепартаменте, заявил, что одним из способов достижения договоренности может стать вариант переговоров об ограничении общего числа единиц ядерного оружия, например, на отметке в 2,5 тысячи у каждой из сторон. В таком случае обе стороны будут вынуждены сократить те виды оружия, которых у них больше всего, но не потребуется точный паритет в каждой из категорий.

Пайфер заявил, что любое соглашение станет проверкой, действительно ли республиканцы были серьезны, когда критиковали новый договор СНВ за то, что в нем не упоминается тактическое вооружение. «Поддержат ли они его, или окажется, что недостаток ограничений по тактическому оружию был лишь предлогом сказать «нет» новому договору СНВ?» - спрашивает он.

Бэйкер Спринг, аналитик Heritage Foundation, который критиковал новый договор СНВ, заявил, что было бы лучше не вступать в новый раунд переговоров. «Дисбаланс по тактическому ядерному оружию очень волнует, - говорит он, - но я не думаю, что США должны вступать в переговоры по этому вопросу, потому что «у них нет карт, которыми они могли бы пойти».

В конечном счете, сказал Спринг, Россия, возможно, попытается заставить каждую из сторон вывести все тактическое ядерное оружие на свою собственную национальную территорию в обмен на любые сокращения. При этом Россия со всем ее оружием в таком случае по-прежнему будет находиться у границ союзников по НАТО, в то время как США придется убрать свои небольшие силы из Европы. «России здесь все должно понравиться», - отмечает он.

Джейми Флау, исполнительный директор Foreign Policy Initiative, консервативной исследовательской группы, заявил, что вывод американских сил из Европы может стоить Обаме поддержки со стороны республиканцев. «Подобный шаг администрации Обамы явно не добавит ей авторитета и убедительности в глазах республиканцев в сенате, принимая во внимание распространенное мнение, что русские добились от нас по максимуму по нескольким ключевым вопросам по ходу обсуждения нового договора СНВ», - заявил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.