Даже после геркулесовых усилий, потребовавшихся для того, чтобы добиться одобрения в сенате нового договора СНВ, у президента Обамы нет времени на отдых. Договор, который оговаривает скромные сокращения ядерного оружия дальнего радиуса действия, вот-вот будет одобрен Госдумой, нижней палатой парламента в России. Когда это произойдет, Вашингтон и Москва должны быстро начать обсуждать другие, более далеко идущие соглашения.

Два десятилетия спустя после окончания холодной войны США и Россия по-прежнему являются обладателями тысяч единиц ядерного оружия. Обе страны не могут убедительно призывать к ограничению ядерных амбиций Ирана, Северной Кореи и других желающих, если не продолжат работать над снижением своих собственных арсеналов.

Одна из их самых первоочередных задач заключается в том, чтобы резко снизить, а еще лучше вообще покончить со своим тактическим ядерным оружием. Эти небольшие ракеты, с радиусом действия в 300-400 миль, не несут особой пользы в военном смысле и не имеют значения для стратегического сдерживания. Они также никогда не были предметом договоров или какой-либо проверки. Именно это делает их столь особенно пугающими.

У США порядка 500 единиц тактического ядерного оружия, включая 180 в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. Это оружие считается безопасным, охраняемым. Но российский арсенал значительно больше – от 3 до 5 тысяч единиц – и, вероятно, вполне уязвим для скрытой продажи или кражи.

Президент Обама уже принял на себя обязательство начать переговоры по тактическому ядерному оружию. И у него могут появиться несколько новых союзников: это республиканцы, которые протолкнули дополнительную резолюцию к новому договору СНВ, требующую начала таких переговоров в течение года. Если они действительно имели в виду то, о чем говорили, а не просто пытались убить новый договор СНВ, им придется поддерживать президента в любых переговорах и обязаться быстро ратифицировать договор.

Откажется ли Россия от своего "преимущества" в плане тактического оружия, пока трудно судить. Москва заявила, что не будет вести переговоры, пока Вашингтон не уберет все свое тактическое оружие из Европы. В то же время совсем недавно российские официальные лица демонстрировали большую открытость для дискуссий.

Обе стороны не смогут остановиться на достигнутом. Им также надо будет уменьшить число складированных боеголовок – своей "страховки". У России и США имеется, по оценкам, порядка 2 тысяч единиц складированного ядерного оружия у каждой из сторон. Некоторые запчасти требуются для замены на случай какого-либо катастрофического отказа в развернутых зарядах, или тут есть и элемент обмана, но в любом случае запасы столь огромны, что они явно больше необходимого.

Россия захочет включать вопрос о противоракетной обороне в любые переговоры. Но это не должно стать камнем преткновения. Администрация Белого дома уже добилась важного прогресса, убедив Москву сотрудничать с НАТО в совместной разработке системы, предназначенной для перехвата ракет средней и меньшей дальности.

Мы также решительно призываем президента Обаму надавить на конгресс, чтобы тот ратифицировал Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), подписанный президентом Клинтоном в 1996 году. Это практически невозможно для любых государств создавать ядерное оружие без испытаний, поэтому этот договор – серьезный инструмент в вопросе сдерживания распространения. Но он не может вступить в силу, пока не будет ратифицирован США и еще некоторыми странами.

Республиканцы в сенате блокировали ратификацию договора в 1999. Но есть еще несколько соглашений в пользу нашей страны. США тестировали свое ядерное оружие более тысячи раз до того как приняли примерно 18 лет назад добровольный мораторий. Президент Обама уже пообещал серьезные денежные вложения – 85 миллиардов долларов за 10 лет – в решение задачи, которая позволит убеждаться в том, что комлекс ядерных вооружений остается безопасным и современным, без проведения испытаний.

Президент Джордж Буш презрительно усмехался над договорами по контролю над вооружениями как над устаревшими понятиями. Президент Обама был прав в том, что возродил переговоры, но у него впереди по-прежнему еще много работы. Угроза распространения ядерного оружия и ядерного терроризма слишком очевидны и присутствуют сейчас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.