В редакционной статье «О будущих договорах», опубликованной в New York Times, содержится два утверждения сногсшибательной глупости.

Вот первое из них.

«США и Россия … не могут убедительно призывать к ограничению ядерных амбиций Ирана, Северной Кореи и других желающих, если не продолжат работать над снижением своих собственных арсеналов».

Этот довод имеет широкое распространение в среде демократов, борцов за уничтожение ядерного оружия и прочего рода идиотов, хотя он и абсурден сам по себе. Неужели кто-то всерьёз верит, что Ким Чен Ир или Ахмадинежад откажется от атомного проекта из-за договора СНВ? Логика, видимо, в этом такая, что раз США — это лишь одна из многих стран, вовсе не исключительная, может, даже и хуже других (наш президент, видимо, так и считает), то кто мы такие, чтобы рассчитывать, что Иран и Северная Корея откажутся от ядерного оружия, если мы от него не откажемся?


А вот второе.


«Одна из их самых первоочередных задач заключается в том, чтобы резко снизить, а еще лучше вообще покончить со своим тактическим ядерным оружием. Эти небольшие ракеты, с радиусом действия в 300-400 миль, не несут особой пользы в военном смысле и не имеют значения для стратегического сдерживания».

Ещё раз — ни военной ценности, ни сдерживающего потенциала?

Автор статьи в Times резюмирует:

«У США порядка 500 единиц тактического ядерного оружия, включая 180 в Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. Это оружие считается безопасным, охраняемым. Но российский арсенал значительно больше – от 3 до 5 тысяч единиц». И Россия продолжает делать новые, причём многие размещены на западных границах, откуда могут достичь европейских столиц. Зачем бы русские их строили, если бы они не имели никакой ценности?

А автор статьи в Times продолжает свой анализ:

«Откажется ли Россия от своего "преимущества" в плане тактического оружия, пока трудно судить. Москва заявила, что не будет вести переговоры, пока Вашингтон не уберет все свое тактическое оружие из Европы. В то же время совсем недавно российские официальные лица демонстрировали большую открытость для дискуссий».

О да, дискуссии. У нас 180, у них 3 800, и нам надо от своих избавляться.

Отметим эти жуткие кавычки, в которые заключено слово «преимущество». Ведь с точки зрения редакции Times у тактических вооружений нет ценности, так что и преимущества они не дают.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.