Первый принцип работы над договорами – это вести их с позиции силы. Администрация Обамы на данный момент, кажется, строит геополитические отношений с позиции идеологии. В то время как новый договор СНВ (о сокращении стратегических наступательных вооружений) способствовал налаживанию доверительных отношений между Обамой и русскими, в стратегическом смысле, в плане того, чтобы сделать мир более безопасным, он лишь копирует план Рейгана 25-летней давности. Этот подход при наличии таких нестабильных государств как Северная Корея или Иран уже не имеет смысла.

Идеология


Чисто внешне идеология Обамы в отношении контроля над вооружениями выглядит так, будто заключается в том, что мир станет более безопасным и свободным от ядерного оружия, если США покажут хороший пример, разоружившись первыми. Слова и действия Обамы напоминают Вудро Вильсона, чей язык свободы, уважения и соблюдения прав государств доминировал в Версальском договоре после Первой мировой войны.

Как пишет Ларри Швейкарт (Larry Schweikart), автор "Патриотической истории США", сенат так никогда и не ратифицировал договор, подписанный союзниками в 1919. Швейкарт говорит, что сенат назвал расплывчатым и невыполнимым положения договора, касающиеся Лиги наций и касающиеся точки зрения, что каждая этническая группа должна иметь "государственность".

Составные части договора

И договор СНВ 1991 года, и договор 2010 содержат ограничения для ядерных боеголовок, межконтинентальных баллистических ракет, стратегических бомбардировщиков и планов проверочных испытаний. Сайт Белого дома гласит, что договор 2010 года ограничивает американские боеголовки и бомбардировщики на 74% ниже, чем лимит договора СНВ 1991 года, и на 30% ниже, чем лимит на размещенные стратегические боеголовки Московского договора 2002 года.

Российско-американский баланс сил

Джордж Фридман из Stratfor объясняет вкратце, что хотя количество оружия может влиять на бюджеты и на целевые количественные показатели, опасность проистекает скорее из политических отношений между странами.

Начиная еще с 1960-х, ядерный баланс приравнен к глобальному балансу. Обе стороны стали просто одержимы идеей не дать другой стороне заполучить ядерное превосходство, считает Фридман.

Таким образом, гонка ядерных вооружений и понимание этой несбалансированности может разжечь войну. Договорной подход был призван сделать баланс постоянным, статичным, но это зависело от контроля соблюдения и привело к рейгановским "звездным войнам" (системам разведки и обороны, базирующимся в космосе).

Несмотря на то, что администрация Белого дома настаивает, что новый договор СНВ не ограничивает испытаний, разработки или размещения элементов американской системы ПРО, русские уверены, что ограничивает, и они конкретно указывают на текст договора. В недавней статье издания "Голос России" Константин Косачев, председатель комитета Госдумы по международным делам, говорит: "Первым делом наши американские коллеги не признают юридической силы преамбулы к договору. А преамбула устанавливает связь между стратегическим наступательным вооружением и оборонительным вооружением".

Алексей Арбатов, член научного совета Московского центра Карнеги, настаивает, что "все главы договора, включая преамбулу, являются юридически обязывающими, что является общей нормой международного права. Не то чтобы это было законно - брать определенные условия и давать им одностороннюю интерпретацию, как делают американские сенаторы".

Возможно, именно поэтому русские пригрозили выйти из договора, если сенат внесет какие-либо изменения по словам. Они живут в том же "глобальном сообществе", в котором, по мнению Обамы, международное законодательство должно превалировать над национальными конституциями.

Обама уже ослабил американские позиции и нанес ущерб союзникам, когда отказался от размещения элементов ПРО в Польше и Чехии во время переговоров по СНВ. Этот шаг лишь подкрепил российскую идею о том, что оборона и наступление увязаны.

Администрация Буша подписала договор о размещении ракет-перехватчиков в Польше и радара в Чехии в качестве части системы противоракетной обороны, направленной на отражение потенциальной угрозы из Ирана. Русские были в гневе, заявляя, что такой шаг станет помехой их собственной обороне. Новоизбранный Обама отказался от планов размещения элементов ПРО, заявив, что иранская угроза была преувеличена, и если понадобится, может быть нейтрализована системами меньшей дальности (подробнее – на ВВС News).

Отказ от соглашения с союзниками, которое усиливало позиции США в долгосрочном плане, дабы развеять страхи России, что это нанесет ущерб ее безопасности, был плохой стратегией. А отмахнуться от иранской угрозы и привести это в качестве объяснения данного шага было проявлением опасной идеологии.

Технический и творческий автор Карла Харпер анализирует текущие события, опираясь с одной стороны на историю, а с другой – на будущее. Ее цель – сподвигнуть людей мыслить критически, осмысливая то, что происходит, как вокруг них, так и в их собственной жизни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.