"Есть некоторые вопросы времен холодной войны, которые продолжают возникать на повестке дня, и возглавляют список таких тем, я бы сказала, проблемы противоракетной обороны и то, как мы по ним взаимодействуем".

Это говорит Роуз Геттемюллер, заместитель госсекретаря США, возглавляющая бюро по контролю за вооружениями, вопросам проверки и соблюдения соглашений, выступая перед Советом по международным отношениям на прошлой неделе и рассказывая о следующих шагах в российско-американском сотрудничестве в ядерной сфере.

Как отметила Геттемюллер, озабоченность Москвы проектом системы противоракетной обороны "не нова", она уже возникала еще в дни существования плана "звездных войн" президента Рональда Рейгана около 30 лет назад.

Русские в прошлом году настояли, чтобы в преамбуле к новому Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений (Новый СНВ или СНВ-3) содержалась фраза, которая признает "существование взаимосвязи между стратегическим наступательным вооружением и стратегическим оборонительным вооружением".

Конечно, эта преамбула не имеет никакого юридического значения для планов США по развертыванию системы ПРО, как американские переговорщики четко отметили в своем одностороннем заявлении, приложенном к договору. Тем не менее республиканцы настояли та том, чтобы это было сказано еще более прямо в резолюции сената по ратификации договора.

На прошлой неделе российская Госдума, во время своего ратификационного процесса, добавила свое собственное понимание этой резолюции, которое призывает Москвы выйти из договора, если США в одностороннем порядке разместят элементы системы ПРО, угрожающие национальной безопасности России. Это заявление, как и преамбула, и примечание сената, не имеют никакой юридической силы.

А вот что будет иметь значение, так это ситуация, если Москва и Вашингтон смогут работать вместе над несколькими проектами в сфере противоракетной обороны, которые сейчас в стадии реализации.

До ноябрьского совета Россия-НАТО в Лиссабоне президент России Дмитрий Медведев высказал три принципа для соглашения с НАТО по ПРО: Россия должна быть полноценным партнером, стороны будут делиться данными о раннем предупреждении (в частности получаемыми с помощью разведоборудования), и для осуществления защиты должны быть выделены зоны ответственности.

Геттемюллер назвала предложения "искренними, но несерьезными", американские военные планировщики сказали, что они не сработают, частично потому, что у русских нет системы противоракетной обороны ни для своей собственной защиты, ни для защиты ряда стран НАТО - нет и не будет к 2015-2020гг.

Тем не менее рабочие группы НАТО и совета Россия-НАТО изучают, как выглядят угрозы, а также перспективы обмена данными раннего обнаружения и информацией с потенциально совместно используемых радаров, включая те, что работают в России, заявила Геттемюллер.

"Темп деятельности очень, очень высок, - сказала она, - и я думаю, что и Москва, и Вашингтон действительно имеют намерения, как и наши союзники по НАТО,  быстро сдвинуться с мертвой точки и завершить эти совместные оценки угрозы, а затем продвинуться по пути совместных концепций и реально постараться понять, как все эти кусочки мозаики будут работать вместе".

На своей ежегодной пресс-конференции на прошлой неделе с обзором вопросов международных отношений российский министр иностранных дел Сергей Лавров согласился с тем, что создание его страной совместного противоракетного щита с Европой было ключевым для улучшения отношений с Западом. "Я убежден, что создание общей системы противоракетной обороны - реальная и более важная проверка искренности заявлений о том, что безопасность неразделима", - сказал он.

За этими новыми разговорами о сотрудничестве русские не забыли и об угрозе своего выхода, если к ним не будут относиться как к равным партнерам. Медведев заявил на совете Россия-НАТО: "либо мы полностью сотрудничаем, делимся информацией, отвечаем за решение определенных проблем, либо не участвуем вовсе".

И подчеркнул: "Но если мы не участвуем, то, по очевидным причинам, нам придется себя защищать".

Лавров также дал понять, что вторая цель сената после СНВ - начало в течение года переговоров по вопросу о сильном преимуществе России в области тактического ядерного оружия - может не быть достигнута.

Он представил традиционную позицию Москвы, которая заключается в том, что все американское тактическое вооружение - примерно 200 ракет, размещенных в пяти европейских странах - должны быть перемещены обратно в США, и только при таком условии можно вести какие-либо переговоры по поводу нескольких тысяч российских единиц тактического ядерного оружия, артиллерийских снарядах, бомбах и противовоздушного вооружения.

Лавров предположил, что переговоры по тактическому ядерному оружия не начнутся скоро. "Прежде чем говорить о каких-то дальнейших шагах в сфере ядерного разоружения, - предупредил он, - необходимо выполнить новый договор СНВ". Если он имел в виду, что обе страны должны сократить свои стратегические ядерные боеголовки до 1 550 единиц каждая, с нынешнего уровня в 2 200 единиц, это означает как минимум полдесятилетия.

"И тогда станет ясно, какие дальнейшие шаги должны быть предприняты с целью усиления глобальной безопасности и укрепления стратегической стабильности", - сказал Лавров.

Геттемюллер согласилась, что вопрос о тактическом оружии как следующей стадии контроля за ядерным вооружением будет сложным, "потому что мы будем иметь дело с этими более мелким объектами, которые значительно сложнее подвергаются мониторингу, и за уничтожением которых значительно труднее проследить".

Но она отметила, что дискуссии по этому поводу идут как в правительствах обеих стран, так и вне оных. Она привела в пример одну из газет, которая привела вариант сценария, согласно которому все ядерное оружие можно рассматривать в совокупности и тогда преимущество России в тактическом (нестратегическом) ядерном оружии может быть компенсировано аналогичным преимуществом США в количестве хранимых (неразвернутых) единиц вооружений дальнего радиуса действия.

Другой сложный вопрос, затронутый Лавровым: Он заявил, что другие страны, обладающие ядерным оружием, должны принимать участие в будущих переговорах, а эти переговоры должны касаться и вооружений в космосе, и стратегических ракет с обычными взрывчатыми веществами, и иного оружия.

Геттемюллер сообщила также, что совещание пяти основных ядерных держав - США, России, Китая, Франции и Великобритании - уже прошло в Лондоне, там обсуждались вопросы контроля за выполнением соглашений и прозрачности сотрудничества. Она заявила, что вторая аналогичная встреча запланирована в Париже и состоится в течение ближайших нескольких месяцев.

Геттемюллер подвела итог: "Это не очень заметно, но на самом деле наши отношения с Россией серьезно укрепились за последнюю пару лет".

Кроме вопросов контроля за вооружениями, она упомянула и "мало упоминаемое" соглашение о сотрудничестве в области мирного атома, и договоренность о транзите американских грузов через территорию России для войск США и коалиции в Афганистане. Лавров заключил, что улучшение отношений между США и Россией "представляет особую важность в плане оздоровления международной ситуации".

Посмотрим как долго это продлится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.