Как показывают события в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Азии, глобальное влияние Америки быстро уменьшается, что требует от ее граждан и союзников поиска более утонченного и основательного понимания мировой действительности. Это подходящее время, чтобы вернуться к книге Брайана Лэндерса (Brian Landers) «На расстоянии империй», невероятно впечатляющему сравнительному исследованию основополагающих целей Американской и Российской империй, вызывающему рефлективные размышления о других империях, например, о нашей собственной, Британской.

Какую роль найдет для себя Британия, потеряв свою империю? Этот вопрос был озвучен бывшим госсекретарем США Дином Ачесоном (Dean Acheson) более 50 лет назад. Лэндерс, оглядываясь на роль, которую Тони Блэр сыграл во вторжении в Ирак, отвечает: «Британские войска продолжили выполнять свою роль, став для армии США гуркскими стрелками». (Гуркские стрелки – специальные подразделения непальцев в вооруженных силах Британии, оставшиеся с имперских времен – прим. перев.) Книга «На расстоянии империй» нагружена такими острыми наблюдениями, сформированными, вероятно, образованием автора, которое не имеет отношения к исторической науке. Он провел свою жизнь, вращаясь в высших кругах бизнеса и правительства, и многие из этих лет прошли вдали от Британии. Вместе с накопленной мудростью лет это делает его работу свежей, радикальной и остроумной, чего так часто не хватает более узким специалистам нашего времени.

У книги «На расстоянии империй» амбициозная цель: рассказать историю превращения России и Америки в сверхдержавы, и, убрав из рассказа непримиримые на вид идеологии каждой империи, показать те общие элементы, что их объединяли.

В ходе повествования он сопровождает английских поселенцев, отправлявшихся на запад в Северной Америке, и русских, отправлявшихся на восток, в сторону того же Тихого океана, и в процессе открывает перед нами множество поразительно схожих событий, завоеваний и притеснений. Дети холодной войны почти наизусть знают о бесчеловечности царизма и его коммунистических преемников. Подозреваю, мало кто знает о некоторых эпизодах американского империализма, описанных Лэндерсом. Интересно, сколько людей слышали про избиение в Тульсе в 1921?

Лэндерс не видит в этом процессе заблуждений ничего зловещего. Он пишет: «Никто не говорил американским учителям: «Когда вы будете рассказывать детям о первых американских колонистах, рассказывайте им о местных жителях, помогавших им найти еду, но не рассказывайте им о местном шамане, чью голову колонисты отрубили и повесили над входом в форт Плимут, чтобы вселить в местных жителей страх». История развивается по своему усмотрению. Тот факт, что основатели американских колоний пригласили на встречу группу туземцев, а затем убили семерых из них, противоречит всему, что мы «знаем» об идеалах мужчин и женщин, вдохновивших американскую мечту. Этого не должно было произойти и поэтому, с точки зрения популярной истории, этого и не было. Факты не скрываются, про них просто не рассказывают».

Это большая книга, совмещающая в себе подробный рассказ и оригинальный анализ – она легко читается и заставляет задуматься. Вы не просто получаете две истории по цене одной: книга заставляет нас задуматься о важных темах истории – восприятии и самопонимании.

Лэндерс пишет: «Характерной чертой американской империи является общее для них с советской империей отрицание своего собственного существования. Обе империи прятались от своего собственного народа. Россия установила имперское марионеточное правительство в Чехословакии в 1948 году, а Америка сделала то же самое в Иране несколькими годами позже. В любую другую эпоху эти действия не только получили бы определение «имперских» со стороны внешних наблюдателей, но и сами империи с гордостью бы объявили их таковыми. В двадцатом веке подобные заявления оказались немыслимы, в результате чего русские солдаты, отправленные подавить Пражское восстание 1968 года, были по-настоящему поражены враждебностью общества, с которой они столкнулись, а большинство американцев были схожим образом не готовы, когда иранцы захватили в 1979 году американское посольство и взяли в заложники их дипломатов. Советская и американская империи были уникальны в том, что их народы непонимающе таращили глаза на действительность имперской мощи, в частности, потому, что были шокированы самой идеей империи. Британцы были в ярости по поводу таких случаев имперской низости, как бойня в Амритсаре, но они хотя бы понимали, что живут в империи. По идеологическим причинам, новые империалисты отрицали даже это: две группы империалистов и их приспешников определяли «империализм» таким образом, что он относился лишь к другой стороне».

Важно ли это для тех из нас, кто не является ни русским, ни американцем? Да, в частности потому, что осознание является предпосылкой для подходящих действий. Это верно всегда, но особенно важно в эти времена изумительной сложности и перемен. Но это важно еще и потому, что многим из тех, кто находился под влиянием СССР, до сих пор мешают идеологические шоры того времени, а еще большее количество людей выросли, разделяя позитивное американское ощущение «особого предназначения». И те, и другие страдают от последствий интерпретации истории, про которую Лэндерс говорит, что ее изучали через «искривляющую призму, неверно толкующую настоящее».

Падение Берлинской стены положило конец многим неверным представлениям о советской империи. Но события после 1989 года быстро опустили на землю многих ярых сторонников США, изначально взлетевших в небеса на волне хвастовства бригады, провозглашавшей конец истории. По мере того, как развивается ситуация в Ливии, и вслед за неделями бурных перемен в Северной Африке и на Ближнем Востоке, наблюдатели задают один и тот же вопрос: какую роль должны играть в этом меняющемся мире Америка и Британия? Чтобы ответить на этот вопрос, следует поразмышлять о нашей истории. «На расстоянии империй» - хорошее начало для подобных размышлений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.