Вице-президент США Джо Байден, определивший российско-американские отношения политикой «перезагрузки», приехал в Москву с визитом.

В четверг Байден встречался с премьер-министром Владимиром Путиным, в среду -  с его «заместителем» президентом Дмитрием Медведевым.

Из Москвы Байден отправится в Молдавию, первый визит официального лица США такого ранга в страну. Там Байден сосредоточится на обсуждении главных тем: безопасности и бизнеса. Список на обсуждение очень обширный: подготовка визита президента Барака Обамы в Россию, лоббирование совместного ракетного комплекса в Европе, согласование позиций по Ближнему Востоку, вступление России в ВТО и стимулирование инвестиций.

Также намечено присутствие Байдена на подписании исторического соглашения между компанией Boeing и авиаперевозчиком «Аэрофлот», а еще визит в Кремниевую долину в Сколково.

Российское правительство уже выделило 10 миллиардов долларов для создания инвестиционного фонда с Goldman Sachs. Президент Медведев уверен, что хорошо продуманные инвестиции необходимы для сбалансированного развития российской экономики, в основном базирующейся на экспорте природных ресурсов.

В Москве запланирована встреча Байдена с представителями правозащитных организаций и оппозиции, а также выступление перед студентами МГУ.

Байден сильно поменял свои взгляды на отношения с Россией с начала работы в администрации Обамы. В интервью 2009 года Der Spiegel он заявил:

«В России только зарождается гражданское общество, экономика чахнет, а банковский сектор навряд ли выживет в следующие 15 лет. Они находятся в таком положении, что весь мир меняется вокруг них, а они цепляются за что-то в прошлом, на что невозможно опираться».

Затем Байден назвал энергетическим шантажом действия России в отношении Украины и осудил развитие отношений с Грузией, хотя отметил позже, что США не смогут предоставить Тбилиси «гарантии физической безопасности».

Визит Джо Байдена - отличная возможность подвести предварительный итог развития российско-американских отношений за два года Барака Обамы в Белом доме. С одной стороны, Соединенные Штаты договорились о транзитном маршруте для перевозки войск и грузов НАТО в Афганистан. Администрация Обамы отметила тот факт, что Россия поддержала Совет безопасности ООН в вопросе введения санкций против Ирана и отменила поставку систему ПВО С-300. Несомненно, это похвальные действия, но «немножко поздновато и слишком маловато» для того, чтобы не позволить аятолле разработать ядерное оружие. Тем временем российский министр иностранных дел Сергей Лавров призвал США снять односторонние санкции против Ирана и раскритиковал столь необходимые дополнительные меры воздействия.

Байден приехал в Москву, что обсудить дальнейшее развитие «перезагрузки». Ограничение на боеприпасы и сокращение вооружения были важными пунктами списка задач Обамы, но это не увеличило ощущение безопасности США. Администрация считает подписание договора СНВ огромным достижением, но намекает, что стремится к достижению более глобальной мечты – всемирной политике разоружения. 26 сенаторов-республиканцев проголосовало против ратификации договора. Это единственный военный документ, который встретил такое сопротивление.

Для достижения своей мечты администрация продвигает новые договоры о разоружении и проект единой системы ПВО в Европе. Возможные последствия данных соглашений, не будь они хорошо проработаны Белым домом, станут видны сразу.

Российский запас тактического ядерного оружия составляет чуть больше пяти тысяч единиц ракет, бомб, мин и торпед. Россия будет опираться на это оружие при возможном нападении со стороны НАТО, Китая или чтобы победить назойливо врага в «локальной» войне. В Европе у России преимущество 20 к одному по сравнению с США.

Москва уже потребовала Соединенные Штаты вывести из Европы 200 единиц тактического оружия и навсегда демонтировать всю необходимую для него инфраструктуру. Тем временем, Россия сохранит свое ядерное оружие, например, в Калининграде, откуда она сможет запугивать членов НАТО Польшу и Литву.

Сможет ли Байден убедить Москву сделать еще один шаг к разоружению? Будет тяжело убедить российских военных согласиться на договор, в котором не участвовал бы, например, Китай.

Единая система ПВО, которую так продвигает администрация, может предоставить России важнейшую информацию и право вето на ракетный щит НАТО – очень плохая идея. Некоторые американские эксперты полагают, что администрация использует соглашение о единой системе ПВО для того, чтобы резко сократить американскую ракетную защиту.

Членство в ВТО – это еще один тонкий вопрос для обсуждения. Администрация Обамы решительно поддерживает вступление России в ВТО, несмотря на состояние исполнения законов в стране. Нарушение авторских прав, сельскохозяйственные субсидии и поправка Джексон-Вэника не позволяют России быстро попасть в ВТО.

В одном ряду с ними стоит и грузинское недовольство российским эмбарго на импорт грузинских вин и минеральных вод. Также страна недовольна и расположением границы. В 2008, после пятидневной войны, Россия заняла Южную Осетию и Абхазию, создав два  государства, которые  наравне с Россией признают лишь Никарагуа и Науру.

В конце концов, стоит вопрос о соблюдении закона и прав человека. Эти вопросы были слабо проработаны. Двусторонняя комиссия Обамы и Медведева делегировала эти вопросы комитету под председательством директора Национального совета по безопасности Майкла Макфаула и главы администрации российского президента Владислава Суркова. Правозащитники отмечают, что комитет добился малого.  Российское телевидение полностью подконтрольно государству, мирные манифестанты, в том числе члены оппозиции, часто подвергаются арестам, а избирательная реформа, направленная на создание оппозиции в Думе, просто не осуществлена.

Неспокойный Ближний Восток и развивающийся Китай не так важны для администрации Обамы, как авторитарная Россия. Желание Вашингтона улучшить отношения с Россией объяснимо, но Белый дом рискует безопасностью, а может, и принципами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.