Когда я начинаю это писать, у меня здесь 2 часа ночи, а в Нью-Йорке и Вашингтоне - 3 часа утра, и там бьющие через край толпы собираются на Граунд зеро и у Белого дома, воинственно скандируя «США! США!» и распевая национальный гимп и неприятную западную песенку под названием «Боже, благослови США» (God Bless the USA). К тому времени, как вы будете это читать, вы уже наверняка увидите и услышите что-то из этого по телевизору. Это не сулит ничего хорошего.

Тот факт, что Усама бин Ладен был убит в Пакистане американскими «морскими котиками», является опасно затруднительным и досадным для пакистанского государства и пакистанских военных. «Он был прямо под носом у пакистанских военных там», - заявил корреспондент Fox News Дженнифер Гриффин (Jennifer Griffin), который отметил, что Абботтабад - это «известный военный город». Генерал-лейтенант Томас Макинерней (Thomas McInerney), также на телеканале Fox, также высказался еще более зловеще в том смысле, что это предвещает недоброе: «У нас было достаточно проблем с Пакистаном, и если бы мы сказали что-то кому-то в этом правительстве, Усама бы ушел. У нас есть проблема с Пакистаном. Все об этом говорят. Нынешняя ситуация еще более подчеркнет это».

Равным образом беспокоящим является отношение, которые выражают американцы к своим военным. Эта структура должна вызывать уважение, а также благоговение, а американцы выглядят пугающе забывчивыми по отношению к молодежи, известной тут как «наши мужчины и женщины в форме», по отношению к тому, во что все это обходится нашему обществу. Дебра Берлингейм (Debra Burlingame), сестра пилота, чей самолет упал на Пентагон 11 сентября 2001 года, говорит: «Еще раз благодарю наших прекрасных военных, снимаю шляпу перед ЦРУ». Американский морской пехотинец в форме заявил шутовскому корреспонденту Fox Джеральдо Ривейре (Geraldo Rivera): «Могу сказать за военных, мы чертовски мотивированны сейчас». Бывший конгрессмен-республиканец назвал американских военных «самой важной профессией, которой можно заниматься», и заявил: «Я думаю, это именно для команды».

Эта фраза сразу напоминает о том, что американский футбол и его термины часто используется в качестве метафоры для войны, сразу вспоминаешь точное определение спорта, данное Ноамом Хомским (Noam Chomsky) как «обучение иррациональному ура-патриотизму». Ривейра вовсю разглагольствовал о «патриотизме, который они носят на рукавах», о необычайно молодой толпе у Белого дома, но сейчас как никогда важно вернуть это слово из лексикона представителей правого крыла и подчеркнуть различия, на которых Джордж Оруэлл настаивал еще в 1945: «Национализм не нужно путать с патриотизмом. Оба слова обычно используются настолько расплывчатым образом, что любое определение можно оспорить, но надо провести различия между ними, так как тут речь идет о двух разных и даже противоположных идеях. Под «патриотизмом» я имею в виду приверженность определенному месту и определенному образу жизни, который ты считаешь лучшим в мире, но при этом не испытываешь желания силой прививать его другим людям… Национализм, с другой стороны, неотделим от желания власти».

Если пользоваться определением Оруэлла, я с удовольствием назову себя патриотичным американцем. И подобное настроение согласуется со священным Кораном. «О, человечество! Мы создали тебя из единой материи (мужчину и женщину) и распределили тебя по разным народам и племенам, чтобы человек мог узнать о человеке…». Патриотизм подразумевает уважение к другим, которые тоже патриотичны, но по-своему, и это должно подходить всем. Но молодые американцы, о которых заливается Джеральдо Ривейра, дети 11 сентября, провели последнее десятилетие, обучаясь иррациональному ура-патриотизму, и просто беспечно не знают и не хотят знать о впечатлении, которое их страна произвела на весь остальной мир. Я вспоминаю, как склонный размышлять американский друг сказал мне как-то на Гаити в 2004 году, году, в котором эта страна была больше обычного доведена до озверения американскими властями: «Когда ты видишь других людей, размахивающих флагами своих стран, ты думаешь: «Прекрасно, они любят свою страну». Когда ты видишь американский флаг, ты знаешь, что люди будут погибать».

«Слишком многие все еще верят в государство, а война - это здоровье государства», - писал Эрнест Хэмингуэй в 1934 году. Шестьдесят четыре года спустя после своего основания и по объяснимым причинам Пакистан все еще пребывание в стадии государственного строительства, а военные являются эффективным и патриотическим национальным институтом. Я был в Свате в марте, и с тех пор я нахваливаю то, что воспринимаю как сдержанность и доброжелательность там - перед различными аудиториями по всем США. Но тот факт, что бин Ладен был убит, убит американцами, всего лишь через дорогу от пакистанской военной академии в Абботтабаде, это серьезный стыд и срам для пакистанского государства. Пакистанские граждане и средства массовой информации сослужат своей стране патриотическую службу, если, отнюдь не извиняясь за это, продолжат безжалостное давление, продолжат упирать на то, что стало откровенным свидетельством некомпетентности пакистанского государства или его связей с бин Ладеном. Подобное отстаивание независимости пакистанского общества от пакистанского государства будет очень важным в ближайшие дни и недели, когда друзья Пакистана, такие как я сам, и другие посланцы доброй воли, будут делать все что в их силах, чтобы сопротивляться очередной волне милитаристского американского национализма.

Просматривая снова и снова фотографии и видеокадры с толпами в Нью-Йорке и Вашингтоне, я боюсь двух вещей. Первая - это то, что слишком много пакистанцев оказались слишком сильно травмированы, чтобы отбросить свой гнев и разочарование. «МЫ НЕНАВИДИМ АМЕРИКАНЦЕВ!!!», пакистанец, которого я не знаю лично, написал мне в Facebook, как раз когда я заканчивал эту статью. Когда я отметил, что я американец, и спросил, ненавидит ли он и меня, он ответил: «Я ненавижу всех вас!»

И еще одно, чего я боюсь, так это того, что слишком мало американцев способны оценить разницу между глобальной войной и большим футболом. Игроки в футбол имеют не больше индивидуальности, чем винтики в каком-либо устройстве, и роль толпы на футбольном стадионе - направлять эмоции мстительного триумфализма и ненависти. Это именно то, что я наблюдаю по американскому телевидению, пока я это пишу. Легендарный популистский политик Хью Лонг (Huey Long) уже сказал пророчески: «Когда фашизм придет в Америку, его завернут в американский флаг». Или, как CNN процитировал кого-то, кто якобы спрашивал по существу и очень патетически в Twitter: «Если Усама бин Ладен мертв, не могли бы мы, пожалуйста, получить обратно наши права?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.