Каир – Президент Обама, излагая в четверг свое видение американской политики в регионе после «арабской весны», пообещал поддержку демократическим восстаниям на Ближнем Востоке, попытавшись поставить США на правильную сторону в истории.

Участники оппозиционных движений, ведущие борьбу с жестокими преследованиями властей, приветствовали такое выражение поддержки со стороны президента. Но названная программной речь оставила многих в этом регионе равнодушными. Эти люди заявляют, что в ней нет ничего нового, что в ней отсутствуют политические рецепты и рекомендации, и что президент упустил свой шанс и не попросил прощения за длительную американскую поддержку ближневосточным диктаторам, против которых восстал народ.

«У Обамы была реальная возможность придать новую форму и содержание дебатам … а он ее упустил», - говорит директор отдела исследований Центра Брукингса в Дохе Шади Хамид (Shadi Hamid). Он отмечает, что в этой речи не было ничего особенного и воодушевляющего. «У него была возможность заявить в этой речи арабам: «Мы, американцы, допустили ряд ошибок, мы не поддержали демократические устремления в той мере, в какой это было необходимо, но мы намерены исправиться». Обама этого не сказал», - заявил Хамид.

Заметное отличие от речи в Каире в 2009 году

Приглушенная реакция на эту речь заметно отличается от широкого интереса и большой надежды, порожденных знаковым обращением Обамы к мусульманскому миру в Каире два года тому назад. Многие ощущают, что Обама не выполнил обещания, данные в том выступлении, и не хотят давать ему второй шанс.

Начавшиеся полгода назад протесты придали арабам мощное ощущение независимости, хотя последовавшие затем восстания зашли в тупик из-за кровопролитного конфликта в Ливии, продолжительного и жестокого подавления выступлений в Сирии и Йемене, и почти полного уничтожения протестного движения в Бахрейне. Обама заявил, что Соединенные Штаты намерены всей своей мощью поддержать эти восстания.

«Политика Соединенных Штатов будет заключаться в продвижении реформ во всем этом регионе и в поддержке перехода к демократии», - заявил он, назвав этот момент «исторической возможностью», наступившей после многолетнего согласия с существовавшим положением вещей. «Мы воспользуемся этим шансом, дабы показать, что Америка ценит чувство собственного достоинства уличного торговца в Тунисе больше, чем жестокую силу диктатора. Не должно быть сомнений в том, что Соединенные Штаты  Америки приветствуют перемены, продвигающие самоопределение и новые возможности».

Однако его речь прозвучала фальшиво для тех арабов, которые считают, что США ведут себя непоследовательно в своей поддержке восстаний в этом регионе. Однако касаясь Бахрейна, где американская критика по поводу подавления правящим режимом выступлений протеста звучала очень тихо, Обама выступил более убедительно и мощно, чем все американские представители до него. Говоря о начавшемся там в феврале восстании, он подверг критике массовые аресты и применение «грубой силы».

«Единственный способ двигаться вперед – это вести диалог между властью и оппозицией. Но не может быть настоящего диалога, когда часть мирной оппозиции находится в тюрьме», - сказал Обама. Затем он добавил: «Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы в Бахрейне разрушались шиитские мечети».

«Я поражен, потому что  мы впервые видим такие откровенные высказывания о Бахрейне», - говорит Мохаммед Аль Маскати (Mohammed Al Maskati), возглавляющий в столице страны Манаме Молодежное общество Бахрейна за права человека.

Вместе с тем, Маскати отметил, что речь во многом оставляет желать лучшего. Обама не упомянул вмешательство Саудовской Аравии в дела Бахрейна, где до сих пор находится более тысячи саудовских военнослужащих, помогавших подавлять выступления протеста. Он также не сказал ничего конкретного о том, каким образом власти можно заставить говорить с оппозицией, если действия этих властей четко свидетельствуют о том, что они решительно против переговоров.

«Он не может сейчас говорить, что был заодно с революцией»


В Египте, где Соединенные Штаты активно поддерживали президента Хосни Мубарака на протяжении 30 лет, недовольство по поводу этой поддержки по-прежнему сильно. В этой стране мало кто обратил внимание на речь американского президента. А те, кто обратил, были настроены критически.

«Он выступал так, будто был вместе с революционерами с самого начала, - говорит аналитик из каирского центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам» Эмад Гад (Emad Gad). – Но мы знаем, что его администрация была полностью на стороне Мубарака. Он не может сейчас говорить, что был заодно с революцией».

Обама действительно заявил, что «Соединенные Штаты  десятилетиями отстаивали свои строго определенные ключевые интересы в этом регионе». Затем он добавил: «Но если Америка хочет обладать авторитетом, мы должны признать, что порой наши друзья в регионе не отвечали на требования о последовательных переменах – о переменах, соответствующих тем принципам, о которых я говорил сегодня».

Однако, отмечает Хамид, «если вы слушали эту речь отдельно от всего остального, вы могли подумать, что Америка всегда и самым естественным образом поддерживала демократию. Не было никакого признания того, что у Америки очень сложная, а порой и трагичная история взаимоотношений с Ближним Востоком».

Похвала за экономическую помощь Египту и за поддержку Ливии

Поднятые в речи темы и изложенные позиции вызвали как критику, так и похвалу. Некоторые египтяне приветствовали объявление о плане экономической помощи Египту на многие миллиарды долларов, поскольку экономика страны с начала восстания сталкивается с серьезными трудностями из-за оттока туристов и иностранных инвестиций. План предусматривает списание задолженности на сумму до 1 миллиарда долларов, причем высвобождаемые средства должны быть использованы как инвестиции на развитие и предпринимательство. США гарантируют заем в сумме 1 миллиарда долларов на инфраструктуру и создание рабочих мест, заявил Обама. Также будет создан инвестиционный фонд в размере 2 миллиардов долларов для вложений капитала в частный сектор.

«Это отличные новости, - сказал таксист Мохаммед Салем, услышав о плане по списанию задолженности. – Египет страдает. Мы это приветствуем. И я надеюсь, что они также вернут все те деньги, которые Мубарак и его сыновья спрятали за границей». Но другие люди относятся к этому с большим скептицизмом, задавая вопрос о том, насколько бескорыстна такая помощь. После примирения с Израилем Египет по размерам получаемой от США помощи находился на втором месте в мире.

Касаясь Ливии, где Соединенные Штаты вместе с НАТО проводят военные действия, Обама ясно дал понять, что ждет отстранения полковника Муаммара Каддафи от власти. Правда, он не сказал, как это будет сделано.

«Это укрепляет уверенность повстанцев в том, что Америка их не бросит, - говорит преподаватель политологии из Техасского университета города Сан-Антонио Мансур эль-Кихиа (Mansour el-Kikhia), только что вернувшийся из оплота повстанцев Бенгази, где он пробыл две недели. – Ливийцы … знают, что им нужна свобода, и Обама мог этого и не говорить. Но хорошо, что они увидели, как Соединенные Штаты поддерживают то, что они делают, что США не подведут и не оставят их в борьбе с Каддафи».

Что касается Сирии, то многие надеялись, что Обама резко осудит президента Башара аль-Асада за жестокое и кровопролитное подавление протестов. Президент сделал это, осудив применение суровых мер в Сирии, однако оставил двери для Асада открытыми, заявив: «Сирийский народ продемонстрировал свое мужество, потребовав перехода к демократии. Теперь у президента Асада есть выбор: либо он возглавляет этот переход, либо уходит прочь».

«Арабо-израильскому конфликту речи не нужны»

Обама, который завтра будет принимать в Белом доме израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, пятую часть своей речи уделил израильско-палестинскому конфликту. Он призвал начать двухэтапный процесс переговоров, в ходе которого на первом этапе можно договориться о безопасности Израиля и суверенитете Палестины, используя границы 1967 года в качестве отправной точки. А более сложные и запутанные вопросы Иерусалима и палестинских беженцев можно решить позднее.

Он подверг критике как палестинское, так и израильское руководство, очертив круг вопросов, которые требуют решения.

Но риторика не поможет в поисках выхода из тупика, говорит Эмад Гад. «Я думаю, арабо-израильскому конфликту речи не нужны. Ему нужны конкретные действия. Если Обама хочет действовать эффективно, пусть он окажет давление на все стороны, чтобы они возобновили переговоры».

В подготовке статьи принял участие Скотт Питерсон (Scott Peterson).