Сегодня президент США Барак Обама должен чувствовать себя весьма неплохо: Усама бин Ладен мертв; усиление общественной оппозиции финансовой политике Республиканской партии укрепляет позиции президента в отношениях с республиканцами в Конгрессе; самые худшие ожидания по поводу стихийного бедствия в связи с разливом реки Миссисипи пока не оправдываются. Перспективы переизбрания Обамы на второй срок с каждым днем выглядят все реальнее.

Но не следует думать, что жизнь у президента легкая и приятная. У него есть свои проблемы, и одна из них это судебный иск. Иск был подан 18 апреля в окружной суд США по округу Колумбия двумя американцами. Это бывший советский диссидент Эдуард Лозанский, в настоящее время  являющийся президентом Американского университета в Москве, и известный эксперт по российско-американским отношениям Энтони Салвия (Anthony Salvia), возглавлявший ранее московское бюро «Радио Свобода». Лозанский и Салвия обратились в суд, чтобы тот заставил президента Обаму использовать свои полномочия главы исполнительной власти и отменить положения раздела IV закона о торговле от 1974 года, которые известны как поправка Джексона-Вэника.

Печально известная поправка Джексона-Вэника (названная по имени тех, кто ее выдвигал – сенатора Генри Джексона и конгрессмена Чарльза Вэника) является  одним из наиболее известных пережитков холодной войны. Холодная война давно закончилась, но поправка продолжает бродить призраком по дому российско-американских отношений. Конгресс принял ее в 1974 году, чтобы лишить Советский Союз, где экономика в то время была нерыночной, возможности поддерживать нормальные торговые отношения  с Соединенными Штатами в качестве наказания за ограничение эмиграции евреев из СССР. В 1994 году, спустя три года после роспуска Советского Союза, тогдашний президент Билл Клинтон объявил, что Россия больше не нарушает американский закон о торговле в части эмиграции. С тех пор России предоставляется статус нормальных торговых отношений путем ежегодных президентских изъятий из закона. В 2002 году Министерство торговли официально признало, что в России существует рыночная экономика. Таким образом, оба основания для действия поправки Джексона-Вэника рухнули.

Что, дело закрыто? Не спешите. Американский Конгресс отверг просьбы президента Клинтона и президента Джорджа Буша об отмене поправки Джексона-Вэника и о предоставлении России статуса нормальных торговых отношений. Конгресс посчитал выгодным сохранить действие поправки, ибо с ее помощью можно было заставлять Россию закупать в США больше мяса и домашней птицы. (Мощь американского «куриного лобби» не следует недооценивать: в этих продажах заинтересованы 38 штатов со своими 76 сенаторами.) Кроме того, не имея никаких реальных рычагов давления и влияния на российскую политику, американские законодатели хотели сохранить ту дубинку, с помощью которой Москву можно было наказывать за «плохое поведение». В 2003 году сенатор Чарльз Грассли (Charles Grassley) в открытую связал поправку Джексона-Вэника с российскими возражениями против войны в Ираке.

Эксперты расходятся во взглядах на то, в какой мере поправка влияет на российско-американские экономические и торговые отношения. Кто-то считает, что в связи с  ежегодными президентскими изъятиями из закона фактическое воздействие поправки ничтожно, и что причиной плохого состояния этих отношений служат другие факторы. Другие же утверждают (как это делает Лозанский в своем исковом заявлении), что сама потребность в ежегодных президентских указах в условиях, когда в любой момент может вмешаться Конгресс, создает атмосферу неопределенности, наносящую ущерб долгосрочным перспективам двустороннего экономического сотрудничества.

Но все соглашаются с тем, что поправка Джексона-Вэника является мощным раздражителем в российско-американских отношениях, особенно для российской стороны. Москва громко заявляет, что ежегодное рассмотрение поправки это унизительная дискриминация. Даже в США за стенами Конгресса сторонников поправки очень мало. Некоторые еврейские организации, например, постоянно выражают недовольство в связи с  тем, что поправка, которую они считают знаковым достижением в области прав человека, используется для того, чтобы продавать больше американских кур.

Администрация Обамы уже несколько  раз обещала отменить поправку Джексона-Вэника. Последним такое обещание давал вице-президент Джо Байден во время визита в Москву этой весной (кстати, в прошлом он был активным сторонником поправки). Однако все считают, что главный камень преткновения это Конгресс. Поскольку в Палате представителей большинство сегодня у республиканцев, нет фактически никаких шансов на то, что поправка будет отозвана до вступления России во Всемирную торговую организацию. Похоже, что ситуация полностью зашла в тупик.

Возможное решение проблемы пришло оттуда, откуда его меньше всего ждали. Выступая в апреле в Вашингтоне на Всемирном российском форуме, бывший заместитель министра обороны в рейгановской администрации Ричард Перл (Richard Perle), не являющийся другом России, если не сказать большего, произвел настоящую сенсацию. Он заявил, что поправка Джексона-Вэника уже неприменима к России. Перл знал, о чем говорил. Будучи главным советником сенатора Джексона, он сам писал эту поправку. Перл отметил, что вопреки существующим поверьям, в поправке в ее изначальном виде, в каком она составлялась в 1974 году, ни Советский Союз, ни советские евреи не упоминались (не говоря уже о России). Там говорилось лишь о том, что страны с нерыночной экономикой, ограничивающие эмиграцию, должны быть лишены нормальных торговых отношений с США. А поскольку в России сегодня рыночная экономика, и она не накладывает никаких ограничений на эмиграцию, данная поправка в отношении этой страны не действует. По мнению Перла, президенту Обаме не нужно даже обращаться в Конгресс. Все что ему нужно, это издать соответствующую директиву.

Заявление, поданное Лозанским и Салвией в суд менее чем через три недели после неожиданных откровений Перла, привело эту идею в действие при помощи юридических механизмов.

Лозанский с улыбкой добавляет, что это «дружественное» судебное разбирательство. Его истинная цель не наказать президента Обаму, а оказать ему помощь. Обама может теперь прикрыться этим процессом, чтобы отменить поправку Джексона-Вэника в отношении России, не расходуя свой драгоценный и весьма ограниченный политический капитал на грызню в Конгрессе. И чем больше сторон – из бизнеса, из некоммерческих организаций, а также частных лиц – присоединится к этому процессу, тем больше будет надежд на его положительный результат.

В иске Лозанского-Салвии есть один аспект, который не должен остаться незамеченным. Наверное, впервые два частных лица, то есть, люди, не работающие на американское правительство и не принадлежащие к известным общественным организациям, предпринимают шаги, направленные на улучшение российско-американских отношений. Если они добьются успеха в суде, это может стать сигналом о том, что в Соединенных Штатах появляется, наконец, пророссийское лобби, которого до сих пор не существовало, но о котором очень много говорят.

Евгений Иванов – политический аналитик, ведущий блог The Ivanov Report. Живет в Массачусетсе.