Брайан Гилбертсон (Brian Gilbertson) проснулся в первый день нового 2007 года с планом, который, как он понимал, может обернуться для него проблемами. Бывший глава BHP Billiton, крупнейшей горнодобывающей компании мира, собирался купить бренд «Фаберже» у Unilever, конгломерата по производству предметов потребления. Его целью было омолодить известную традиционную марку, превратив ее в роскошный бренд, продающий драгоценные камни и другие сходные товары и аксессуары. Гилбертсон - крупный и умелый делец, благодаря которому, в том числе, BHP Billiton превратилась в мощную и масштабную компанию. Так почему же он был встревожен, как он позднее описал свое состояние в судебных документах? Потому что его самый важный деловой партнер, российский миллиардер Виктор Вексельберг, не был бы включен в сделку.

Встревоженность Гилбертсона, как оказалось, была обоснованной. Почувствовав себя обманутым и тайно исключенным из сделки, Вексельберг позднее подал на Гилбертсона в суд на Каймановых островах, причем в этом деле он упорно не хотел никакой огласки, а сам суд, как планируется, должен состояться в следующем году.

Сделка по Фаберже и разрыв, который она вызвала, обернулась и другими последствиями. Вексельберг планировал назначить Гилбертсона председателем совета директоров крупнейшей алюминиевой компании в мире. Но когда Вексельберг закончил объединение своей алюминиевой компании, СУАЛа, с РУСАЛом, Гилбертсон не получил эту работу. Никто из них не стал комментировать эту тему. Урок в следующем: не стойте на пути у чувств, которые вызывает имя Фаберже у некоторых людей. Вексельберг - крупнейший частный владелец коллекции яиц Фаберже, причем девять из них он купил у семьи Форбс в 2004 году, вернув их в Россию. Вексельберг намеревался, согласно письменному показанию Гилбертсона под присягой в суде, передать бренд Фаберже своей жене в качестве подарка на Рождество - возможно, это желание перекликалось с решением царя Александра III подарить своей супруге пасхальное яйцо из драгоценных металлов в 1885 году, откуда и пошла история коллекции императорских яиц.

53-летний Вексельберг и 67-летний Гилбертсон знакомы друг с другом с 2004 года, когда Вексельберг убедил Гилбертсона возглавить СУАЛ, производителя алюминия, которого Вексельберг собрал воедино в 1990-е годы. Примерно в то же время Гилбертсон основал британскую инвестиционную компанию Pallinghurst Resources, поддерживаемую вкладом Вексельберга в 150 миллионов долларов. Один из ранних проектов Гилбертсона - покупка торговой марки Фаберже и прав на интеллектуальную собственность у Unilever за 38 миллионов долларов.

Но Гилбертсон заявляет, что за несколько дней до того, как должна была состояться сделка с Unilever, Вексельберг потребовал, что в обмен на финансирование он хочет получить права на интеллектуальную собственность в отношении Фаберже сам, и не только права, но и бОльшую часть компании, которую планируется создать на основе этого бренда. «Выдвижение требований в последний момент имело целью увеличить «вероятность того, что я соглашусь на них», - говорится в письменных показаниях Гилбертсона. В итоге он говорит, что вместо того, чтобы согласиться на требования Вексельберга, он договорился с другими инвесторами. «Я был озабочен тем, что Вексельберг будет беспощадно стремиться к реализации своей собственной программы действий», - пишет он.

Вексельберг же в своем судебном иске заявляет, что данный маневр был предпринят в нарушение поручительских обязательств Гилбертсона по отношению к инвестиционному подразделению Вексельберга - фонду Renova Resources. Вексельберг заявляет, что это привело к инвестированию в те области, в которых у Renova Resources не было структурной заинтересованности.

Судебная тяжба не остановила Гилбертсона от создания бизнеса на основе бренда Фаберже. Он убедил инвесторов истратить 60 миллионов долларов, открыл магазин в Женеве и запустил две новых коллекции, в которые входили драгоценности стоимостью в семь миллионов долларов. Его инвестиционная компания сейчас оценивает бизнес под брендом Фаберже в 173 миллиона долларов, но Гилбертсон прогнозирует, что вскоре он будет стоит миллиард долларов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.