В своем последнем программном выступлении в качестве министра обороны Роберт Гейтс присоединился к длинному списку своих предшественников и подверг резкой критике европейские правительства за их неспособность вносить адекватный вклад в Североатлантический Альянс. Несмотря на продолжающуюся войну в Афганистане, а также увеличивающуюся угрозу со стороны таких государств-изгоев как Иран, подчеркнул г-н Гейтс, расходы на оборону в Европе упали с 2001 года на 15%, хотя именно в этот период военный бюджет Соединенных Штатов увеличился в два раза. Доля Америки в расходах НАТО на оборону, колебавшаяся во время холодной войны в пределах 50%, в настоящее время составляет 75%. Хотя все 28 членов Альянса поддерживают проводимую в настоящее время интервенцию в Ливии, только половина его членов предоставила для этого свои возможности и только треть непосредственно участвует в нанесении военных ударов.

Г-н Гейтс справедливо обвиняет европейские правительства в том, что они «вероятно, не хотят направлять необходимые ресурсы или проводить необходимые изменения для того, чтобы быть серьезными и дееспособными партнерами в обеспечении своей собственной обороны». Он изложил свое видение «реальной возможности тусклого – или даже мрачного - будущего трансатлантического Альянса». Он также сделал три конкретных предложения для того, чтобы избежать катастрофы обороны Запада: «предпринять серьезные усилия по защите оборонных бюджетов от дальнейших сокращений»; «лучше распределять имеющиеся ресурсы» и «последовательно выполнять обязательства перед Альянсом и перед друг другом».

Произнесенная министром обороны проповедь вполне обоснована. Но невольно задаешься вопросом, не обнаружили ли собравшиеся европейские министры в его поучениях определенного парадокса. Ведь администрация Обамы пытается добиться серьезного сокращения своего оборонного бюджета – до 400 миллиардов долларов в ближайшие двенадцать лет, и это помимо такой же суммы сокращения расходов, которую г-н Гейтс уже назвал ранее. Как сказал глава Пентагона в одном из своих выступлений в прошлом месяце, это означает наличие «сокращенной по размеру военной силы», которая «будет способна отправляться в меньшее число мест и производить меньше действий».

Соединенные Штаты участвуют в осуществлении миссии в Ливии, однако г-н Обама отозвал ударную авиацию и отказался вновь отправить ее туда, несмотря на призывы со стороны Британии и Франции. Тем временем союзники нервно наблюдают за спорами внутри администрации Обамы относительно того, насколько масштабным будет вывод войск из Афганистана в этом году - и, согласно некоторым сообщениям, ведущие советники в Белом доме настаивают на отказе от миссии, направленной на создание афганского правительства и армии, способных защитить страну к 2014 году. Г-н Гейтс заявил, что «никакой спешки с выводом войск не будет», однако европейских лидеров можно будет понять, если они спросят о готовности г-на Обамы выполнить те «обязательства», о которых говорил его министр обороны.

Политика г-на Обамы в Ливии, судя по всему, направлена на то, чтобы заставить союзников взять на себя больше обязательств при выполнении миссий НАТО. Его сокращение ассигнований на оборону не изменит тот факт, что Соединенные Штаты расходуют большую долю своего валового внутреннего продукта на оборону, чем любая другая страна-член НАТО. Однако трудно себе представить, чтобы европейцы откликнулись на призывы, подобные тому, с которым выступил г-н Гейтс, в тот момент, когда Соединенные Штаты сокращают свои собственные военные возможности, ограничивают свои цели и настаивают на том, чтобы пересесть на заднее сидение в ходе войны. Может быть, НАТО и ожидает тусклое будущее, но в таком случае это произойдет не только потому, что менее крупные члены альянса сокращают свою ответственность. Это объясняется еще и тем, что его главный участник и его лидер уклоняется от своего неизбежного лидерства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.