На протяжении последних 20 лет американские и российские политики искали «большое дело», которое могло бы послужить основой для эффективного и долговременного партнерства между двумя странами. В первые месяцы после 11 сентября, например, было ощущение, что «война с террором» может воссоздать «широкий альянс» между Москвой и Вашингтоном наподобие партнерства против нацистов в период Второй мировой войны. Но грандиозные схемы обновленной архитектуры европейской безопасности и даже стратегический альянс США и России потерпели неудачу, поскольку реальность никогда не может соответствовать риторике.

Извлекая уроки из этих промахов, администрации Обамы и Медведева вместо этого сосредоточили свои усилия на небольших проектах, чтобы наработать навыки сотрудничества между двумя странами, в особенности их учреждениями обороны и национальной безопасности. Как ни странно, Афганистан, который два десятилетия назад был одним из главных мест геополитических сражений холодной войны, сейчас является одной из тех областей, где «перезагрузка» показывает наиболее конкретные результаты.

За последние два года Россия стала альтернативой Пакистану в качестве перевалочного пункта для поставок для миссий США и НАТО в Афганистане. Так называемая «Северная транспортная сеть» (Northern Distribution Network - NDN) является транспорным коридором, соединяющим порты Балтийского и Черного морей с Афганистаном через территорию России, Средней Азии и Кавказа. NDN первоначально задумывлся как альтернативный транзитный маршрут для небоевых поставок, но его значение выросло за последние два года, и в настоящее время на него приходится более половины всего американского военного транзита в Афганистан. Это произошло отчасти из-за ненадежности маршрутов поставок из пакистанского порта Карачи, на которых постоянно возникают проблемы с обеспечением безопасности, а также по причине того, что правительство Исламабада их перекрывает на время. Но это также связано с решением правительства России позволить доставку военной техники, а также продуктов питания и топлива через свою территорию. В прошлом году Москва официально разрешала американским самолетам пролет через воздушное пространство России с войсками и вооружением — ежегодно до 4,5 тысяч рейсов.

NDN дает Соединенным Штатам надежный транзитный маршрут, который уменьшает возможности повстанцев противостоять западным усилиям в Афганистане, блокируя пути поставки через Пакистан. NDN также стал благом для российских и других евразийских компаний, участвующих в железнодорожных и воздушных грузовых перевозках. По некоторым оценкам, NDN приносит более 1 миллиарда долларов доходов для российских компаний, в том числе государственных, таких как Российские железные дороги, чьи мощности в противном случае не использовались бы. Это сотрудничество создает набор взаимовыгодных стимулов как для Москвы, так и для Вашингтона. За последние два года американская сторона в полной мере ощутила удобство от использования NDN, а ощутимая выгода России заключается не только в аморфной «доброй воле», но и в шуршащей наличности, которую Москва может держать в банке.

Еще более значительным является подписание контракта между российским экспортером вооружений «Рособоронэкспорт» и министерством обороны США по поставке 21 вертолета Ми-17В5 для афганских вооруженных сил. Хотя США ранее приобретали вертолеты российского производства для Афганистана через посредников, это первый случай, когда Россия напрямую заключила контракт с Пентагоном на поставку вооружения. Вячеслав Дзиркали, заместитель директора Федеральной службы России по военно-техническому сотрудничеству, выразил надежду, что эта сделка не станет исключением, а, скорее, первым шагом для России и США в совместной работе «по другим проектам». Несмотря на интенсивное лоббирование американских производителей вертолетов вокруг афганского контракта, Пентагон сделал выбор в пользу российского оборудования главным образом потому, что афганцы уже знакомы с советскими технологиями, кроме того, Ми-17В5 более подходят для суровых условий Афганистана, чем модели США. С учетом покупки, гарантий на запасные части и предусмотренных средств на обучение и техническое обслуживание, сумма по договору может составить более 300 миллионов долларов.

Готовность администрации Обамы отвергнуть отечественных американских лоббистов в сфере обороны и одобрить покупку российского оборудования — это ясный сигнал Москве, что Вашингтон готов уступить часть своего политического капитала, чтобы Россия получила ощутимые выгоды от перезагрузки, в частности от разрешения перелетов американских военных над территорией России. Сергей Приходько, помощник президента России, отвечающий за вопросы внешней политики, считает соглашение «важным шагом на пути практического сотрудничества двух стран в повышении боевых возможностей афганских вооруженных сил».

Ни одно из этих событий не вызвало землетрясения, да и не слишком привлекло внимание прессы. Но они контрастируют с дипломатией общения на высшем уровне периода Буша и Путина, когда два лидера договаривались о грандиозных проектах, но их усилия засыхали на корню, поскольку упрямая бюрократия обеих стран находила способы сводить на нет их планы. В настоящее время сотрудничество в сфере безопасности между Россией и США по Афганистану идет медленно, но верно. Как и везде здесь остаются сферы разлада, в первую очередь по поводу выбора правильного подхода в борьбе с распространением наркотиков. Но даже тут в последние месяцы сотрудничество улучшилось. Три года назад Соединенные Штаты не получили бы разрешения на пролет над территорией России, как и российские производители оружия не смогли бы продавать свои товары непосредственно министерству обороны США. Поскольку эти отношения упорядочены и институционализированы в контексте Афганистана, положительный эффект от этого может распространиться и на других сферы отношений США и России.

Николас Гвоздев — бывший редактор National Interest, часто выступает с комментариями по международной политике в печатных и электронных СМИ. В настоящее время преподает в американском Naval War College. Высказанные им мнения является его собственными оценками и не выражают позиции ВМС и американского правительства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.