Спустя 36 лет после того, как Ричард Никсон давал показания суду присяжных относительно взлома в гостинице «Уотергейт», из-за которого ему пришлось покинуть президентский пост, федеральный судья решил рассекретить стенограмму его допроса. Решение об этом было принято в пятницу.

Впрочем, 297-страничная стенограмма не будет опубликована сразу же, так как правительству нужно время, чтобы решить, будет ли оно подавать апелляцию.

Администрация Обамы выступила против рассекречивания этого документа, сославшись в первую очередь на необходимость защитить личные интересы тех из упомянутых в показаниях экс-президента людей, кто еще жив.

Тем не менее, окружной судья Ройс Ламберт (Royce Lamberth) встал на сторону историков, потребовавших публикации стенограммы, заявив, что ее историческое значение перевешивает аргументы сторонников секретности, так как следственные действия давно закончены, а сам Никсон уже 17 лет как мертв.

Никсона допрашивали в июне 1975 года, через 10 месяцев после его ухода с поста президента, за закрытыми дверями неподалеку от его дома в Калифорнии. Допрос проходил в течение двух дней и длился в общей сложности 11 часов. Чтобы присутствовать при даче показаний в Калифорнию прибыли два члена Большого жюри присяжных. Остальной части коллегии стенограмма была зачитана в Вашингтоне. Это был первый случай допроса бывшего президента США перед Большим жюри. Первым допрошенным действующим президентом стал Билл Клинтон во время дела Моники Левински.

Никсон к этому моменту уже был амнистирован президентом Джеральдом Фордом, и поэтому не мог подвергнуться уголовному преследованию за свои действия, связанные с «Уотергейтом». Через десять дней после допроса бывшего президента Большое жюри было распущено. Никаких обвинений на основании показаний бывшего президента оно не выдвинуло.

По мнению историков, показания Никсона могут помочь разрешить старый спор о том, знал ли он о проникновении в находившийся в комплексе «Уотергейт» штаб кандидата от демократической партии, и о том, какова была его роль в попытках замять скандал. «Никсон знал, что давая показания перед присяжными, он может быть уличен во лжесвидетельстве, поэтому я уверен, что он говорил правду», - считает профессор Висконсинского университета Стэнли Катлер (Stanley Kutler), который участвовал в подаче иска наряду с четырьмя историческими организациями. Катлер, автор монографии «Злоупотребление властью: новые пленки Никсона» («Abuse of Power: The New Nixon Tapes»), ранее сумел добиться через суд открытого доступа к аудиозаписям, которые Никсон втайне делал в Овальном кабинете. «Однако какую правду он рассказал? Я не знаю», - говорит историк.

Газеты в 1975 году сообщали, что Никсона тогда допрашивали о перерыве длиной в 18,5 минуты в аудиозаписях происходящего в Овальном кабинете, изменениях в стенограммах Белого дома, использование его администрацией Службы внутренних сборов против политических противников и о 100000 долларов, пожертвованных на его кампанию миллиардером Говардом Хьюзом (Howard Hughes). Однако подробности показаний президента в прессу не попали.

Просьбу историков поддержали некоторые фигуры, связанные с Уотергейтским скандалом, включая советника Белого дома Джона Дина, отбывшего тюремный срок за свою роль в случившемся. Дин пишет, что показания Никсона затрагивают темы, которых президент лишь слегка коснулся в своих мемуарах, и могут стать преградой для тех, «кто хочет оболгать и исказить историю».

Опровергая аргументацию администрации Обамы относительно защиты частной жизни, Ламберт заявил, что большинство живущих сейчас фигурантов скандала либо писали о нем, либо общались с журналистами, либо давали публичные показания под присягой. «Суд уверен, что рассекречивание стенограммы пойдет на пользу обществу и поможет ему лучше понять события «Уотергейта». При этом такое решение не ставит под удар традицию секретности материалов Большого жюри и не идет вразрез с ее смыслом», - заявил Ламберт.

Официальный представитель министерства юстиции Чарльз Миллер (Charles Miller) в пятницу заявил, что прокуратура сейчас рассматривает решение судьи.

В прошлом в ряде случаев суды разрешали публикацию документов Большого жюри в связи с их исторической значимостью. В частности это относилась к материалам дел о шпионаже против Элджера Хисса (Alger Hiss), а также Юлиуса и Этель Розенберг (Julius Rosenberg, Ethel Rosenberg).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.