Недавние заявления Владимира Путина и Дмитрия Рогозина, постоянного представителя России в НАТО, вызвали возмущение в Вашингтоне. Путин назвал США «паразитом» мировой экономики, в то время как Рогозин заявил, что, согласно американским сенаторам, наша система ПРО нацелена на Россию.

Путин выступал на молодежном форуме его партии «Единая Россия» на озере Селигер, в то время как Рогозин расслабился во время своего визита в Вашингтон. Их слова прозвучали не в вакууме. Россия также пригрозила остановить сотрудничество с Соединенными Штатами в отношении Афганистана, Ирана, Ливии и Северной Кореи, если Конгресс примет «закон Магнитского». (Госдепартамент уже поместил имена 64 российских чиновников, связанных со смертью юриста Сергея Магнитского в тюрьме, в «черный визовый список»).

Ужесточение российской позиции и риторики и  - включая высказывания Путина и то, что Рогозин назвал двух сенаторов «монстрами холодной войны», свидетельствует о том, что политика «перезагрузки» Обамы не срабатывает и требует переоценки.

В июле Рогозин запросил об организации встречи с сенаторами Джоном Кайлом (Jon Kyl), республиканцем от штата Аризона, и Марком Керком (Mark Kirk), республиканцем от штата Иллинойс. Рогозина сопровождали Сергей Кисляк, российский посол и эксперт по вопросу разоружения, полковник Анатолий Белинский, действующий военный представитель России в НАТО, и Владимир Леонтьев, заместитель директора департамента по безопасности и разоружению МИД России. Встреча прошла не очень успешно, и стороны предоставили противоположные мнения о том, что пошло не так. Рогозин заявил:

«У меня сегодня было впечатление, что мы на машине времени перенеслись на несколько десятилетий назад, и передо мной сидели два монстра холодной войны, которые смотрели на меня, скорее всего, не зрачками, а прицелами».

Более того, Рогозин обвинил сенаторов в заявлении о том, что создаваемая для защиты союзников НАТО и США система ПРО направлена против России.

Дело было не так, заявляют источники со стороны Конгресса США, побывавшие на встрече. По их словам, сенатор Кайл никогда не заявлял, что система ПРО направлена против России, и сенатор Керк также не делал подобных заявлений. Далее, сообщают они, обе стороны не смогли договорить об определении угрозы Ирана. Тогда сенатор Кайл спросил, какой смысл говорить о сотрудничестве в области системы ПРО, если нет единого определения для угрозы.

Это высказывание очень далеко от заявления о том, что ракетная система ПРО направлена на Россию. Помимо этого, американская система обороны не может нанести удар по российским ракетным войскам стратегического назначения, которые расположены в сотнях километров к  востоку от предполагаемых местоположений в Румынии и Болгарии. Минимальное количество предлагаемых американских перехватчиков не сможет значительно уменьшить ужасную силу российского стратегического ядерного удара.

Рогозин также поднял вопрос о юридических «надежных гарантиях» от НАТО о ненаправленности ПРО на российские ракетные войска стратегического назначения.

Однако сенатор Кайл отметил, что Россия отказывается предоставлять похожие юридические гарантии о том, что ее межконтинентальные баллистические ракеты не будут направлены на Соединенные Штаты. В частности, единственные цели для сотен российских хорошо защищенных и мобильных МБР находятся в Северной Америке. Все остальные находятся намного ближе и могут быть уничтожены баллистическими ракетами средней дальности, от которых США и СССР отказались еще во времена Рейгана и Горбачева. Настоящей гарантией мирных целей России могло бы стать полное уничтожение МБР, но это нереалистично.

Помимо всего прочего, Рогозин запросил, чтобы Москва и Вашингтон управляли двумя региональными системами ПРО, с полным доступом России к американской информации раннего предупреждения и другой важной информации, включая архитектуру американской системы. «То, что они не могут добыть с помощью шпионажа, они хотят достать через соглашение по ПРО», - заявил присутствовавший на встрече чиновник.  Россия также хочет, чтобы США согласились не уничтожать ракеты над российской территорией.

Это невозможное требование. Когда ракета уже находится в воздухе, США не должны иметь ограничений по перехвату только из-за того, что ракета находится над российской территорией.

Основная мысль: Москва пытается найти способы ограничить противоракетную оборону США так же, как и во времена холодной войны.

Отсутствие договоренности по иранской угрозе особенно смущает. Несмотря на последнюю серию санкций ООН, которые были одобрены Россией, Иран увеличивает работу по центрифугам и стабильно прогрессирует в своей работе по обогащению урана. Вдобавок ко всему, Тегеран поддерживает террористические организации, включая «Хезболлу» и «Аль-Каиду». Иранские ракеты уже могут достичь Европы, включая Москву,  и, вероятно, смогут достичь США к 2015 году. Несмотря на признание Рогозина в том,  что «существует растущая угроза к югу [от России]», он отказался признаться в том, что Иран является ее источником.

Прошло более двух лет с того момента, когда Вашингтон запустил политику «перезагрузки». Куда она направлена, если взять во внимание российскую риторику и угрозы?

Лишь несколько дней спустя после высказывания Путина о «паразите», президент Обама назвал политику «перезагрузки»  своим «большим достижением». Может быть, он был вдохновлен тем фактом, что Россия выпустила почтовые марки в честь его 50-летнего юбилея.

Мы уже были на этом пути. Соединенные Штаты пробовали политику разрядки с Советским Союзом в 70-х, пик которой выразился в поцелуе президента Джимми Картера и советского лидера Леонида Брежнева на подписании Договора ОСВ-II в Вене. Тогда Советский Союз отблагодарил США за более «конструктивную» позицию вторжением в Афганистан. Американские законодатели должны переосмыслить «перезагрузку» и разработать стратегии, которые бы противостояли глобальному антиамериканскому плану России, а не концентрироваться на иллюзорном «продвижении» в двусторонних отношениях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.