К сожалению, даже наиболее восторженные сторонники политики «перезагрузки» Обамы сейчас признают, что она теряет скорость. Эта политика принесла несколько важных достижений, которые нельзя отрицать, но список достаточно короткий, и что самое печальное, никаких новых значимых прорывов не предвидится на горизонте.

Учитывая настроения на Капитолийском холме, где меньше чем от дюжины их 535 членов парламента можно ожидать, что они скажут что-то хорошее или по крайней мере нейтральное о России, вряд ли можно надеяться на какой-то прогресс в развитии взаимовыгодного стратегического партнерства, подразумеваемого «перезагрузкой».

В то время, как заявления Белого дома по России по большей части носят деловой и прагматичный характер, язык, который используется на слушаниях в конгрессе или в его резолюциях, становится поразительно похожим на лексику советских времен или времен Джорджа Буша-младшего. Почему это так, остается некоего рода тайной, учитывая что Россия, при всех ее недостатках, по-прежнему активно поддерживает Америку во многих областях, и самое важное, в вопросах, связанных с Афганистаном или Ираном.

Одним из объяснений может служить желание республиканцев отвергнуть любые внешнеполитические достижения, связанные с Обамой. Что бы ни говорили его политические враги, «перезагрузка» - один из его немногих успехов. С другой стороны, риторика демократов, возможно, не такая жесткая, как та, которой придерживаются республиканцы, но и она по-прежнему далека от той, что используется в отношениях с реальными или потенциальными партнерами.

Помимо этого, даже приятная риторика администрации Белого дома не всегда совпадает с реальными поступками. Предложения по совместной архитектуре европейской безопасности или противоракетной обороне, представленные Москвой, отклоняются без долгих слов, в то время как так называемая «трубопроводная политика» ни капли не теряет импульса.

О каком партнерстве мы говорим, когда в Госдепартаменте существует специальный пост высокого уровня под названием «Посланник по евразийской энергетике», чьей работой является стараться обеспечивать то, чтобы нефть и газ с постсоветского пространства достигали своего финального пункта назначения в Европе или где бы то ни было еще, минуя Россию, тем самым уменьшая наиболее важную статью доходов бюджета этой страны? Европа находится под постоянным давлением со стороны Вашингтона, который призывает ее уменьшить свою зависимость от российских энергопоставок, под предлогом того, что это абсолютно необходимо для сдерживания российского политического влияния. Любой беспристрастный наблюдатель согласится с тем, что краткие перебои с поставками российского газа в Европу были связаны с отказом Украины или Белоруссии платить рыночную цену, как это подразумевается подписанными и скрепленными печатями коммерческими контрактами. Тем не менее, когда Россия предложила избежать подобных кризисов в будущем, построив газопроводы «Северный поток» и «Южный поток», некоторые «беспристрастные» политики назвали это возвращением к временам пакта Молотова-Риббентропа. Какой была бы реакция США, если бы Кремль назначил у себя посланника высокого уровня, чьей работой являлось бы разъезжать по миру и лоббировать в пользу сокращения импорта американских автомобилей или любых других других популярных товаров с целью уменьшить американские доходы?

С защитой демократии и прав человека в России тоже не все так просто и открыто, как представляется американской стороной. Даже принимая во внимание, что Россия в этих вопросах далека от идеала. Однако критика, исходящая из Вашингтона, не вызывает доверия на фоне того, что страны с куда менее впечатляющими достижениями в этой области, получают гораздо более легкое отношение со стороны США до тех пор, пока сотрудничают с Вашингтоном в области вышеупомянутой «трубопроводной политики».

Я уже давно не припомню слушаний на Капитолийском холме или серьезного осуждения со стороны Белого дома нарушений в области демократии и прав человека в Азербайджане, Казахстане, Туркмении или – немыслимо – Грузии. Должны ли мы предполагать, что эти страны ведут себя великолепно в этой области – или же они не подвергаются критике из-за своей важности в вопросе уменьшения российского влияния на постсоветском пространстве?

В то время как дебаты по «перезагрузке» продолжаются, растет опасное экономическое и финансовое цунами.

Каким бы не предвещалось будущее, Америка больше не может заявлять о тотальном и безоговорочном господстве в мире. Поэтому ей нужны друзья и партнеры больше чем когда бы то ни было, чтобы быть готовой к новым глобальным потрясениям.

Оглядываясь вокруг, я не вижу более сильной или более богатой страны, чем Россия, которая могла бы подойти для взаимовыгодного партнерства с Америкой. По этой причине, если нет другой, нам бы лучше поискать новые идеи для поддержания и расширения «перезагрузки», нежели хоронить ее.

Эдвард Лозаннский (Edward Lozansky) – президент Американского университета в Москве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.