Одно из правил войны гласит, что высшее звено управления командует низшим. Ты можешь быть блестящим тактиком, но если тебя обойдут в оперативном искусстве, ты проиграешь. Ты можешь быть превосходным мастером в оперативном искусстве, но если тебя превзойдут в стратегии, ты также окажешься в числе побежденных. Такой была судьба Германии в двух мировых войнах.

Ты также проиграешь, если пожертвуешь более важной целью ради менее важной. У Америки выработалось нечто вроде привычки именно так и поступать на стратегическом уровне. Такая стратегия вверх тормашками во многом объясняет наши провалы и неудачи в последних конфликтах.

Наверное, самым вопиющим примером была война против Сербии при администрации Клинтона. После краха коммунизма в России нашей главнейшей стратегической целью должно было стать введение этой страны в ряды Запада, как сделал Меттерних с Францией после падения Наполеона, включив ее в Европейский концерт.

Вместо этого Белый дом под руководством Клинтона начал неспровоцированную войну против Сербии, которая исторически была союзницей России. В результате США унизили Россию и настроили ее общественное мнение резко против себя. Как сказал один россиянин моему покойному коллеге Полу Уэйричу (Paul Weyrich), «ваше нападение на Сербию показало нам, что коммунисты были правы в отношении Америки».

Убийство Усамы бин Ладена это еще один пример того, как мы ставим менее важную цель превыше более важной. Его смерть стала торжеством справедливости, но не стратегии. Главный стратегический эффект заключался в том, чтобы поставить в неловкое положение пакистанских военных и подорвать их легитимность. Если они не сумели засечь наших спецназовцев, прилетевших уничтожать бен Ладена, то как они смогут вычислить спецоперацию американских или индийских военных, которые проникнут в воздушное пространство Пакистана, чтобы захватить его ядерное оружие? А поскольку армия это один из немногих пакистанских институтов, до сих пор сохраняющих свою легитимность, подрыв ее позиций ослабляет и само государство.

В этом регионе у нас не может быть более важной стратегической цели, чем сохранение и поддержка государства в Пакистане. Однако мы постоянно приносим ее в жертву менее важной задаче – победе в афганской войне, в которой победить невозможно. Продолжающиеся атаки беспилотников на территории Пакистана лишний раз доказывают этот факт. 29 апреля New York Times сообщила:

«Командующий пакистанской армией пришел к заключению, что кампанию с применением беспилотных летательных аппаратов необходимо прекратить, потому что  она наносит вред репутации армии в обществе Пакистана. … Американцы говорят, что беспилотники важны как никогда, ибо это то оружие, при помощи которого можно остановить наплыв боевиков движения Талибан через границу в Афганистан, где они воюют с силами США и НАТО».

Знай Усама бин Ладен в последние моменты своей жизни, что проиграет в Афганистане, но победит в Пакистане, он умер бы счастливым человеком.

Почему Вашингтон так упорствует, ставя менее важные стратегические цели превыше более важных? Отчасти это объясняется высокомерием истэблишмента. Во время авиационной кампании против Сербии я спросил высокопоставленного американского генерала, с которым был знаком много лет, и который участвовал в большинстве важных совещаний: «Неужели ваши люди не знают историю этих мест?» Он ответил: «Они знают, но думают, что к ним это не относится».

В свою очередь, такое высокомерие порождается превращением Вашингтона в классический императорский двор, в котором важнее всего придворное политиканство. Внешние реалии не имеют значения; кратчайший путь придворного к успеху – доставлять удовольствие власть имущим, говоря то, что они желают услышать.  Пару лет назад я сказал своему старому боссу сенатору Гэри Харту (Gary Hart) за завтраком в Денвере: «Если ты, будучи членом истэблишмента, призываешь поменять курс в чем угодно более чем на пять градусов, то ты незамедлительно перестаешь быть членом истэблишмента». Он ответил: «Я первый тому пример».

Величайший военный теоретик Америки полковник Джон Бойд (John Boyd) говорил: «Есть две категории людей: люди, которые хотят что-то делать, и люди, которые хотят кем-то быть». В императорских дворах преобладают люди, стремящиеся быть кем-то. Наверное, это своего рода кара свыше, ибо большинство из них только это и умеет: подняться наверх, чтобы стать кем-то. А в сути стратегии они не разбираются – хотя при дворе это не имеет никакого значения. На самом деле любой навык, любое умение в реальной политике легко становится недостатком при дворе, потому что  из-за таких талантов зачастую приходится говорить вещи, которые люди, находящиеся на несколько ступенек выше, слышать не желают. И в этот момент ваша лестница наверх превращается в крутой спуск.

Вот так и действует Вашингтон – небрежно и неумело, выигрывая менее важные сражения в ущерб более важным, и проигрывая войны. Неудачи не ведут к реформам: истэблишмент просто идет дальше, повторяя то же самое снова и снова. А изолированному от него обществу это совершенно безразлично. Вы знаете, что игра продолжается? Это действительно так, и имя ей – «Упадок и потеря могущества». Покупайте золото, люди, покупайте золото.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.