В среду президент Барак Обама заявил, что для «полноценного сотрудничества» с Кубой она должна измениться. Эти заявления свидетельствуют о том, что сам г-н Обама явно изменился – во время своих предвыборных кампаний он говорил совсем другие вещи.

«Везде в мире заметен прогресс демократического движения... Настало время, чтобы то же самое произошло и на Кубе», - теперь заявляет он. «Мы стараемся дать понять, что мы открыты для новых отношений, если кубинское правительство начнет предпринимать правильные шаги...»

Например?

«Доведет до конца освобождение политических заключенных...».  Тех самых, которых выпустили в 2010 и 2011 годах в результате переговоров с Католической церковью и испанским правительством?

«Мы готовы продемонстрировать гибкость и не хотим увязать в ментальности холодной войны, восходящей к тем временам, когда я родился…» но «…пока мы не видим на Кубе того полноценного изменения духа, которое оправдывало бы отмену эмбарго».

Эти слова, безусловно, понравятся паре процентов неопределившихся флоридских избирателей кубинско-американского происхождения, однако они явно показывают, что Белый дом либо не знает о тех переменах, которые происходят на Кубе, либо ими не интересуется. Подобные неискренние приглашения к диалогу фактически дают кубинцам понять, что на деле мы не готовы говорить с ними вообще (по крайней мере, публично). Заявления такого рода явно адресованы не Гаване, а Маленькой Гаване (пригород Майями, населенный кубинскими иммигрантами,- прим. перев.).

Разумеется, в очередной раз проявленные Пенсильвания-авеню, 1600 (официальный адрес Белого дома, - прим. перев.) самодовольное невежество и высокомерие - кстати, разве не Обама в свое время говорил, что «пора оставить вашингтонское высокомерие в прошлом»? – вызвали у Гаваны предсказуемую реакцию. Фидель Кастро, до этого несколько месяцев молчавший, опять вышел на сцену и занялся любимым делом – защитой своей страны от El Imperio.

«Как это мило! Как умно! - заявил он. – Доброта мешает ему [Обаме] понять, что 50 блокады и преступлений против нашей страны не смогли сломать наш народ». «На Кубе многое будет меняться, но это будет происходить благодаря нашим собственным усилиям, без оглядки на Соединенные Штаты. Может быть, империя рухнет раньше», - добавил он.

Все это так нелепо (причем в Гаване тоже достаточно нелепости - у Вашингтона нет на нее монополии), что даже смешно. И одновременно хочется плакать. Как мы ухитрились увязнуть в этой мелкой канаве? Почему американские президенты, один за другим, так явно подрывают доверие к себе? Конечно, мы понимаем почему.

Как не раз отмечал Уэйн Смит (Wayne Smith), возглавлявший Секцию интересов США в Гаване с 1979 по1982 год (да-да, больше поколения назад, когда была надежда на то, что безумие скоро закончится), Куба, похоже, действует на американских президентов как луна на оборотней.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.