«Мы не разговариваем с Ираном, и поэтому мы не понимаем друг друга, - заявил в прошлом месяце покидающий свой пост председатель Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен (Mike Mullen), выступая в Центре Карнеги за международный мир. – Если что-то случится, то есть полная гарантия, что мы поймем это неверно. Возникнут просчеты, которые в этой части мира крайне опасны».

Предостережение Маллена об опасностях, возникающих из-за неспособности сторон контактировать и понимать намерения друг друга («даже в самые мрачные дни холодной войны у нас была связь с Советским Союзом») кажется особенно пророческим в связи с последствиями, могущими возникнуть из-за предполагаемого заговора с целью покушения на посла Саудовской Аравии в Вашингтоне, в котором США обвинили некие «силы внутри иранского правительства». Появились утверждения о том, что руководители из элитного подразделения Корпуса стражей исламской революции «Аль-Кудс» стали инициаторами весьма странной и необычной схемы заговора. Они якобы действовали через американского торговца подержанными автомашинами иранского происхождения, которого его бывший партнер по бизнесу назвал темной личностью и пробивным дельцом. Этот торговец, согласно версии следствия, хотел воспользоваться услугами мексиканского наркокартеля для совершения теракта в американской столице. Пресса администрации незамедлительно ухватилась за эту историю и начала требовать ужесточения международных действий против Тегерана.

«Мы видим в этом шанс направиться в столицы самых разных государств и поговорить с нашими союзниками и партнерами о том, что попытались сделать иранцы, - заявил Washington Post неназванный представитель администрации. – Мы намерены воспользоваться этим, чтобы в максимально возможной степени изолировать Иран». А вице-президент Джо Байден мрачно добавил, что когда дело дойдет до реакции на иранское поведение, «нельзя исключать ничего».

 

Читаем еще: Америка накажет Иран?

 

В среду американские официальные руководители разлетелись по миру, чтобы заручиться поддержкой зарубежных государств и добиться принятия новых санкций. (Соединенные Штаты  запретили иранским авиалиниям летать в США и заморозили их активы.) Администрация планирует также обратиться в Совет Безопасности ООН, чтобы «призвать Иран к ответу» за подготовленный заговор. Хотя Британия и Франция уже просигнализировали о своей поддержке США, трудно себе представить, что вашингтонские разоблачения убедят изменить свою позицию те страны, которые с недоверием относятся к политике США в отношении Ирана. Президент Национального ирано-американского совета Трита Парси (Trita Parsi) заявил по этому поводу TIME: «Им надо быть абсолютно уверенными в том, что доказательства причастности правительства Ирана очень твердые и солидные, потому что  они не могут допустить очередной момент Колина Пауэлла в Совете Безопасности». (Бывший госсекретарь  в феврале 2003 года проинформировал СБ ООН по поводу американских утверждений о иракской программе оружия массового уничтожения, чтобы обосновать необходимость вторжения. Но позднее выяснилось, что его заявления были необоснованными.) «А доказательная планка в Совете Безопасности будет установлена очень высоко, причем именно из-за печального опыта с Колином Пауэллом», - добавил Парси.

Принять за чистую монету утверждения о том, что заговор является делом рук иранского правительства – для этого потребуется полностью отказаться от мощного недоверия. «Этот заговор, если он окажется правдой, полностью противоречит всем известным действиям, привычкам и традициям Ирана», - написал бывший советник по Ирану из Совета национальной безопасности доктор Гэри Сик (Gary Sick), ныне работающий в Колумбийском университете. Несмотря на враждебное отношение к США и Саудовской Аравии, Иран при осуществлении заказных убийств всегда полагался на своих доверенных и надежных ставленников, таких как «Хезболла», что давало ему благовидное основание говорить о своей непричастности. «Иран никогда не совершал, и видимо даже не пытался совершать убийства и взрывы на территории США, - отмечает Сик. – Трудно поверить, что он мог довериться не исламской преступной банде, поручив ей проведение этой самой щекотливой из всех возможных операций. В данном случае они якобы положились как минимум на одного непрофессионала и на мексиканский преступный наркокартель, в котором, как известно, кишат мексиканские и американские специальные агенты».

Теракты давно уже являются важным инструментом в арсенале Ирана в ходе его тридцатилетней битвы с Саудовской Аравией за региональное превосходство. Эта битва в последние годы заметно усилилась, поскольку стороны ведут чужими руками войны в Ираке и Ливане, а ключевая арабская союзница Тегерана Сирия оказалась в смертельной опасности. В то же время, саудиты разминают мускулы, жестоко подавляя шиитское большинство в Бахрейне и свое собственное шиитское меньшинство. Похоже, что Эр-Рияд также дирижирует событиями в Йемене.

 

Читаем еще: Напряженностью в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией

 

Но напряженностью в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией невозможно объяснить то, почему для осуществления нападения был выбран Вашингтон. Посол Абдель Аль-Джубейр (Adel al-Jubeir) не является ключевым игроком в саудовском режиме. А американская столица после 11 сентября, наверное, надежнее всех в мире защищена  от возможных терактов. Кроме того, осуществленный там теракт обязательно бы вызвал ответный удар со стороны американцев. Вашингтонский заговор мог иметь смысл лишь в том случае, если цель была спровоцировать США и заставить их напасть на Иран.

Кое-кто высказывает предположение, что это мог сделать верховный лидер аятолла Али Хаменеи, увидевший в угрозе конфронтации с США возможность для сплочения своего режима. Однако вызов со стороны «Зеленого движения» в основном  подавлен, по крайней мере, пока, и даже самонадеянному президенту Махмуду Ахмадинежаду подрезали крылья. Поэтому вполне понятно, почему очень многие наблюдатели за Ираном сомневаются в том, что Хаменеи мог согласиться на столь опрометчивый план. Хотя кое-кто предполагает, что заговор могла подготовить некая тайная фракция из состава подразделения «Аль-Кудс».

 

Читаем еще: Иранский заговор с целью убийства: вопросы без ответов

 

Но Тегеран не единственный центр силы, чьи ястребы могли попытаться спровоцировать начало военных действий межу Ираном и США. А это порождает все новые спекуляции и предположения по поводу характера и возможного автора заговора.

Еще больше сомнений вызывают подробности плана. Говорят, в данном случае жестокое руководство «Аль-Кудс» отказалось от своей привычки использовать собственных дисциплинированных профессионалов и доверенных и надежных ставленников из «Хезболлы», хотя это давало ему массу возможностей для обоснованного опровержения своей причастности. Вместо этого оно якобы обратилось к торговцу подержанными автомашинами, чтобы тот воспользовался услугами мексиканской банды наркоторговцев, не имеющей опыта проведения терактов за пределами Мексики. Мой коллега Тим Паджетт (Tim Padgett) подчеркнул абсурдность предположения о том, что криминальный наркокартель «Зетас» захотел бы навлечь на себя гнев Соединенных Штатов, совершив военную акцию в Вашингтоне, причем за ничтожные полтора миллиона долларов.

Если сама идея покушения кажется надуманной и примитивной, то методы подготовки – телефонные разговоры, телеграфные переводы с банковских счетов «Аль-Кудс» - даже не стоят того, чтобы их обсуждать.

«Такое нельзя придумать», - заявила госсекретарь  Хиллари Клинтон. Но к сожалению, после вторжения в Ирак большая часть мирового сообщества вряд ли легко поверит обвинениям Вашингтона в адрес враждебных ему государств, от чьих режимов ему хотелось бы избавиться.

Тем не менее, хотя покушение удалось предотвратить, оно еще может вызвать эскалацию напряженности, или даже конфронтацию между США и Ираном. Отравленная атмосфера, по всей вероятности, еще больше уменьшит и без того слабые надежды на дипломатический прорыв в ядерном противостоянии. А если администрации не удастся заручиться поддержкой и добиться ужесточения санкций или иных форм наказания тегеранского режима после предъявления улик о злодейских замыслах Ирана, то все камни посыплются обратно в огород Обамы. Заявив о том, что Иран пересек красную черту, он испытывает на себе растущее давление с призывами начать действовать. Иначе Обама рискует вступить в очень непростой избирательный сезон, преследуемый обвинениями в «мягкости по отношению к Ирану».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.