Нью-Йорк — Друзья Виктора Бута обозначали его кодовыми словами даже в электронных письмах и SMS-сообщениях, которые они считали защищенными от чужих глаз. Зачастую его называли «Борисом», иногда «Первым» или просто «этим человеком». Как заявил на прошлой неделе в федеральном суде Нью-Йорка один из этих друзей, когда речь заходила об оружии, российский бизнесмен осмотрительно называл его «сельскохозяйственным оборудованием».

Почти два десятилетия мир, в котором жил Бут, стяжавший себе дурную славу и заслуживший нежеланное прозвище «Торговца смертью» в связи со сделками с оружием на черном рынке, причастность к которым он продолжает отрицать, оставался закрытым для непосвященных. Пока следователи ООН выслеживали его самолеты, а аналитики министерства финансов США искали его банковские счета, только те немногие, кто сотрудничал с ним и близко был с ним знаком, точно знали, как он ведет дела.

Присяжные начнут решать в федеральном суде Нью-Йорка вопрос о виновности Бута в заговоре только в начале следующей недели, но личный мир Бута уже широко открыт для обозрения. Больше 70 расшифровок записей его встреч и разговоров и десятки телефонных звонков и текстовых сообщений дают информацию обо всем – от того, что он предпочитает пить чай с лимоном, до того, как он использовал карты памяти из сотовых телефонов, чтобы заметать следы своих телефонных звонков. Его давний южноафриканский партнер Эндрю Смулян (Andrew Smulian) подробно рассказал о своей трехдневной поездке к Буту в Москву, в ходе которой была заключена оружейная сделка на сумму в 15 миллионов долларов с двумя предполагаемыми террористами, которые оказались американскими информаторами.

Адвокаты Бута утверждают, что он знал о ловушке, которую готовили ему американцы, и просто подыгрывал им в ходе обсуждения оружейной сделки, чтобы обманом подтолкнуть информаторов купить два грузовых самолета. Независимо от того, признают ли Бута виновным или освободят как невиновного, огромный массив документов и дававшиеся в течение трех недель показания уже многое рассказали о его повседневной деятельности. Специалисты по торговле оружием утверждают, что дело Бута уже изменило их понимание того, как происходит покупка и продажа оружия на мировых рынках.

«Мы получили некоторые полезные сведения о том, как он работал», - заметил директор по исследовательской работе британского аналитического центра Чатэм-хаус, занимающегося международной политикой, Алекс Вайнс (Alex Vines), бывший следователь ООН, специализировавшийся на вопросах торговли оружием. «Разумеется, проясняются и серые области, связанные с его сотрудничеством с российским правительством и оборонной промышленностью», - добавил Вайнс.

Ранее в этом месяце недовольство официальной России делом Бута явно продемонстрировало письмо, направленное Государственной Думой – российским парламентом – окружному судье Шире Шейндлин (Shira Scheindlin), ведущей процесс. Российские депутаты призвали Шейндлин обеспечить беспристрастный суд, назвав Бута образцовым семьянином и предупредив, что исход дела может сказаться на идущей сейчас дипломатической «перезагрузке» отношений между США и Россией.

До прошлой недели большинство свидетелей обвинения были людьми, следившими за Бутом издалека— американскими антинаркотическими агентами и тайными информаторами, которые заманили россиянина в ловушку в Бангкоке в марте 2008 года. Однако Смулян, знавший Бута с конца 1990-х годов, работавший с ним и демонстрировавший знакомство из первых рук как с образом жизни Бута, так и с незаконной торговлей вооружением, выступив в роли основного свидетеля со стороны государства, смог показать его образ крупным планом.

70-летний Смулян – седой бывший летчик в мятом черном костюме - провел почти два дня на свидетельской трибуне под охраной вооруженных американских судебных приставов. Как и Бута, его обвиняют в заговоре с целью убийства американцев и государственных служащих США, поставки зенитных ракет и помощи террористической организации. Смулян признал себя виновным по всем пунктам и пошел на сотрудничество с правительством. Он признает, что он надеется уменьшить грозящий ему тюремный срок и снизить его ниже минимального предела, составляющего 25 лет. Буту, если его признают виновным по тем же обвинениям, грозит пожизненное тюремное заключение.

По словам Смуляна, в конце 1990-х годов он управлял авиационной компанией и был тайным осведомителем южноафриканской военной разведки. В это время он впервые встретился с Бутом, нашел аэродром для его грузовых самолетов и обсуждал с ним другие деловые проекты. Смулян утверждает, что в тот период он ни разу не видел, чтобы на самолетах Бута были грузы оружия, однако именно тогда ООН впервые назвала Бута одним из основных нарушителей африканских оружейных эмбарго и обвинила его в транспортировке легкого оружия и систем вооружения в Либерию, Анголу и соседние с ними страны, охваченные гражданскими войнами и кровопролитием.

Смулян рассказал, как в 1998 году Бут взял его с собой на оборонную выставку в Дубай, где представил его создателю автомата АК-47 Михаилу Калашникову, а также Петру Мирчеву, которого Смулян назвал главным болгарским поставщиком оружия Буту. В течение следующих десяти лет, как сообщил Смулян, они с Бутом поддерживали только ограниченные социальные контакты. В конце 2007 года, когда южноафриканец оказался в крайне тяжелой финансовой ситуации, а авиатранспортная империя Бута серьезно пострадала от ужесточавшихся финансовых санкций и введенного международными властями запрета на перемещения, Смулян, по собственным словам, снова связался с россиянином.

«Борис сейчас в не слишком хорошем положении, - писал знакомый Бута Смуляну по электронной почте в конце ноября 2007 года. – Доллары заморожены, плюс все активы, плюс поездки». Это кодированное сообщение, по словам Смуляна, означало, что Буту серьезно осложнили жизнь финансовые санкции, заморозившие любые передвижения его средств и активов, и наложенный ООН запрет на перемещения, приковавший его к Москве.

Адвокат Бута Альберт Даян (Albert Y. Dayan) в ходе перекрестного допроса поставил под сомнение как память Смуляна, так и его мотивы. Он предположил, что на показания свидетеля бросает тень его стремление снискать расположение обвинителей и смягчить свой приговор, и что его воспоминания о сотрудничестве с Бутом страдают неточностями. Даян указал на одно из кодированных электронных писем самого Смуляна, датированное тем же месяцем и предупреждавшее, что «Бут не действует серыми средствами», как на доказательство того, что россиянин не участвовал в незаконных оружейных сделках.

Однако Смулян показал, что, когда он прилетел в Москву в конце января 2008 года, Бут был заинтригован перспективой крупной сделки по поставке оружия двум представителям Революционных вооруженных сил Колумбии (ФАРК) – южноамериканской террористической группировки, славящейся использованием торговли кокаином для поддержки повстанческих операций. В действительности оба лидера террористов были информаторами, работавшими на Управление по борьбе с наркотиками.

Встреча в Москве, согласно показаниям Смуляна, была ключевым моментом. Он рассказал о своем визите в дом Бута в пригороде Москвы и о встрече с ним в его офисе. Бут ничего не говорил об офисном здании, в котором он работал, однако, когда Смулян шел с ним по коридору он заметил помещения, очевидно «похожие на офисы военных и занимающихся безопасностью структур», наполненные предметами, имеющими отношение к обороне, и украшенные картинами, изображающими батальные сцены из русской истории.

Бута, бывшего офицера Советской армии, американские официальные лица с давних пор считают связанным с российской разведкой и оружейной промышленностью. Описание святая святых Бута, данное Смуляном, и осведомленность россиянина о характеристиках зенитных ракет, военных вертолетов и других сложных вооружений дополнительно подкрепляют эту точку зрения.

«Вот почему русские всегда его так защищали», - отмечает Вайнс. В то же время, по словам Вайнса, информация, полученная в ходе процесса, показывает, что деятельность Бута «выглядела несколько старомодной, в чем-то даже отчасти дилетантской». Например, несмотря на использование Бутом карт памяти и тщательно продуманных кодовых слов, часто использовавшиеся им электронные сообщения, по-видимому, не были защищены современным шифрованием.

Смулян рассказал, как Бут сначала, сделав один короткий телефонный звонок, заручился обещанием поставить 100 зенитных ракет «Игла», а затем обсудил поставки других вооружений – в том числе боевых вертолетов, снайперских винтовок, гранат и боеприпасов. В какой-то момент, как сообщил Смулян, Бут с презрением отозвался об американских боевых вертолетах и похвастался, что «у России есть вертолеты лучше, которыми они могут снабдить» ФАРК.

Изрядная часть сообщений, исходивших от Бута и адресованных Буту, шла через ноутбук Смуляна, который был захвачен во время его ареста в Бангкоке. Ноутбук самого Бута был также изъят и проанализирован. В ходе процесса прокуратура предъявила часть его содержимого, включая сведения про ФАРК, которые Бут предположительно хранил на жестком диске.

Американский чиновник, согласившийся прокомментировать расследование дела Бута на условиях анонимности, рассказал, что компьютер россиянина также содержал доказательства того, что бизнес-империя Бута использовала сотни подставных компаний по всему миру – от отдаленных островов на юге Тихого океана до штата Монтана - для своих операций в области авиаперевозок и в других областях.

«Все, что он делал, делалось первоклассно, - считает Томас Паскарелло (Thomas Pasquarello), шеф полиции Сомервилля, штат Массачусетс, бывший ведущим агентом УБН в Таиланде и расследовавший дело Бута. – Он был исключительно педантичен. Занимайся он чем-нибудь другим, он мог бы стать главой одной из крупнейших компаний».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.