Мне, как аналитику по России и американскому консерватору, было бы неправильно воздержаться от комментариев по поводу недавних заявлений уважаемого спикера Палаты представителей от Республиканской партии Джона Бонэра (John Boehner) о прошлом, настоящем и будущем американской политики в отношении России, с которыми он выступил в фонде Heritage Foundation.


Можно согласиться с тем, что президент Барак Обама имеет тенденцию упускать из виду американские интересы, отдавая предпочтение своему глобализованному взгляду на мир. Однако трудно согласиться, что администрация Обамы пренебрегает национальной безопасностью и интересами США, проводя свою политику «перезагрузки» с Россией.

Далее, невозможно согласиться с упорным стремлением многих консерваторов и республиканцев ставить на одну доску Россию и СССР, а также смотреть на эту страну через призму холодной войны.

Также невозможно согласиться с преувеличениями Бонэра по поводу авторитарного характера российской внутренней политики и с его искаженной оценкой внешней политики этой страны, в которой он видит своего рода советский реваншизм.

 

Еще по теме: Нонсенс Джон Бонэра о «неосоветской» России

 

И наконец, трудно поддержать политическое заявление, в котором звучит требование поставить ценности «демократии и прав человека…во главу угла отношений Америки со всеми странами», и особенно с Россией.

Если рассмотреть все это в обратном порядке, то продвижение демократии должно быть важной частью внешней политики США, однако американская национальная безопасность все же важнее и приоритетнее. Следует сказать, что нам по необходимости приходится «сотрудничать с нестабильными и опасными режимами». Зачастую мы не соответствуем идеалам и не ставим демократию с правами человека на первое место в наших внешних отношениях. Но этот недостаток нам припоминают и осуждают нас за это чаще всего в связи с Россией. Если говорить в общем, то увеличение числа режимов, соблюдающих нормы демократии и права человека, соответствует национальным интересам США. Режимы, уважающие и соблюдающие такие ценности у себя дома, обычно поступают так же и за рубежом, что ведет к стабилизации международных отношений и к укреплению безопасности. Мало можно назвать примеров, когда одна демократия воевала бы с другой.

Однако демократия и права человека просто не могут находиться на первом месте в отношениях Америки со всеми странами. В американской внешней политике необходимо создавать баланс национальных интересов и национальных идеалов. Демократия и права человека должны ставиться во главу угла лишь в наших отношениях с самыми злостными нарушителями их норм.

 

Тональность выступления уважаемого спикера Бонэра создает у слабо информированных людей впечатление о том, что Россия, «которой руководит бывший полковник КГБ Владимир Путин», это неосталинистский режим, не уступающий по своей тоталитарности Китаю, Северной Корее, Кубе, Сирии, Ирану, Саудовской Аравии, Ливии и десяткам других диктатур.

Однако в России совершается гораздо меньше нарушений норм демократии и прав человека по сравнению с вышеупомянутыми странами – а также по сравнению со многими другими странами, включая те, с которыми мы поддерживаем самые тесные отношения. На самом деле, в России довольно мягкий авторитарный режим с элементами «управляемой демократии». Даже по оценке организации Freedom House, которая несколько  предвзято относится к Москве, унаследовав такое отношение со времен холодной войны, Россия в рейтинге демократии набирает 5,5 балла (1 баллом оцениваются самые демократические страны, а 7 баллами – самые авторитарные). Таким образом, она в данном рейтинге стоит вровень с такими союзниками США, как Египет времен Мубарака, Иордания, Катар и Объединенные Арабские Эмираты, значительно опережая Саудовскую Аравию, Китай, Кубу, Сирию, Ливию и Северную Корею.

В отличие от многих таких стран, у которых мы не видим проблем с демократией и правами человека, Россия не заставляет женщин носить хиджаб или чадру (за исключением ношения хиджаба в государственных институтах наполовину автономной Чечни). Она не забивает их камнями до смерти за нарушение супружеской верности, не запрещает им садиться за руль. Буддистских монахов там не доводят до самосожжения, а мусульманам не препятствуют строить мечети.

В Саудовской Аравии и многих других странах, считающихся союзницами США, женщины не осмеливаются ходить с открытым лицом. Это относится даже к тем государствам, где наши солдаты сегодня отдают свои жизни ради спасения режимов, принимающих и реализующих такие законы. Попытайтесь провезти Библию в Саудовскую Аравию или во многие другие мусульманские страны, находящиеся в союзнических отношениях с США. А в России вы можете свободно купить Библию, Коран и Тору, а также исповедовать буддизм, даосизм, протестантство и католицизм.

 

Еще по теме: Исламизм или демократия? Неочевидный выбор

 

В отличие от этих стран, российские граждане могут проводить оппозиционные демонстрации, причем чаще всего без вмешательства полиции, читать оппозиционные мнения в своих газетах и электронных СМИ, свободно пользоваться интернетом, путешествовать без ограничений, иметь частную собственность, привлекать к суду чиновников и так далее. Российская радиостанция «Эхо Москвы», являющаяся путеводной звездой свободы слова, находится в государственной собственности. Она предоставляет возможность самым активным российским оппозиционным политикам выступать в эфире. Многие российские оппозиционеры, включая Алексея Венедиктова, Евгению Альбац и Владимира Рыжкова, ведут на ней свои программы. Иными словами, «полковник КГБ Путин» разрешает российскому государству предоставлять время в эфире тем самым оппозиционным деятелям, которых порой пытаются притеснять его органы безопасности.

Безусловно, оппозиции в России не скоро еще позволят одерживать победу на важных выборах. Но она выигрывает битвы масштабом поменьше, скажем, побеждая на выборах мэров в небольших городах. Суды там действительно далеки от полной независимости, но некоторые из них вполне самостоятельны и автономны – арбитражные суды России, например. Конечно, религиозные и этнические меньшинства подвергаются гораздо большей дискриминации, чем на Западе, однако чаще всего они могут следовать своим национальным обычаям и отправлять религиозные обряды без вмешательства со стороны государства, чувствуя себя в этом отношении гораздо свободнее, чем большинство других стран, включая те, с которыми весьма близки Соединенные Штаты. Если житель Китая, Тибета, Саудовской Аравии или Иордании попытается провести оппозиционную демонстрацию или даже потребует проведения более свободных выборов, с ним обойдутся намного суровее, чем с россиянином при тех же обстоятельствах.

Таким образом, если мы хотим избежать обвинения в двойных стандартах, спикеру Бонэру и прочим критикам России надо обязательно выступить в каком-нибудь вашингтонском аналитическом центре с крупной политической речью, задав трепку Пекину или Эр-Рияду.

Обращаясь к вопросам внешней политики, уважаемый спикер Бонэр повторил несколько взаимосвязанных фантазий. Он заявил: «Россия продолжает расширять свое физическое, политическое и экономическое присутствие … под прикрытием странного термина «сфера влияния». … Она также сотрудничает с нестабильными и опасными режимами».

А Соединенные Штаты  и их союзники не расширяют свое «присутствие», не сотрудничают «с нестабильными и опасными режимами»? До недавнего времени мы сотрудничали с Египтом Хосни Мубарака и с Ливией, где правил Каддафи. Сегодня мы по-прежнему сотрудничаем с Саудовской Аравией, с Йеменом, Киргизией и Узбекистаном. Это в дополнение к Китаю и другим ранее упомянутым странам. Мы делали это, и будем делать впредь, потому что  наши многочисленные и разнообразные соображения безопасности, а также наши союзники, связанные с такими неприятными режимами, стоят на первом месте, опережая наше желание и наши возможности по демократизации этих стран.

Что касается «сфер влияния», то трудно себе представить такой регион мира, который Соединенные Штаты  в последние годы не объявили бы «сферой жизненно важных американских интересов». Это ничем не отличается от российских интересов в ее «сфере влияния». Главное отличие в подходах заключается в  том, что американская сфера глобальная и реальная – а российская ограничена центральной Евразией и является в большей мере желаемой, нежели действительной.

Уважаемый спикер также настойчиво (как и многие консерваторы) ставит Россию на одну доску с СССР, глядя на эту страну через призму холодной войны.

Он заявляет: «В том, что Россия использует старые методы и старое мышление, мы усматриваем попытку восстановления власти и влияния в советском стиле. Скоро Россией будет официально руководить человек, испытывающий мощную ностальгию по советским временам. … Путин…считает распад Советского Союза «геополитической катастрофой» 20-го века…».

 

Еще по теме: Бонэр: Россия пытается «восстановить власть в советском стиле»

 

Комментируя выступление спикера Бонэра, ведущая российская активистка-правозащитница Людмила Алексеева позволила себе с ним не согласиться. «Возврат Советского Союза невозможен, - заявила она. – В одну и ту же реку нельзя войти дважды. Кроме того, в России есть частная собственность» (из сообщения Би-Би-Си от 26 октября со ссылкой на «Эхо Москвы»).

Ссылка Бонэра на жалобы Путина о распаде Советского Союза как о величайшей геополитической катастрофе 20-го века некорректна, поскольку он оставил без внимания путинское объяснение, почему это была катастрофа для россиян.

В полном виде высказывание Путина звучит так: «Прежде всего, следует признать, что крушение Советского Союза было крупнейшей геополитической катастрофой века. Для российского же народа оно стало настоящей драмой. Десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории. Эпидемия распада к тому же перекинулась на саму Россию. Накопления граждан были обесценены, старые идеалы разрушены, многие учреждения распущены или реформировались на скорую руку. Целостность страны оказалась нарушена террористической интервенцией и последовавшей хасавюртовской капитуляцией. Олигархические группировки, обладая неограниченным контролем над информационными потоками, обслуживали исключительно собственные корпоративные интересы. Массовая бедность стала восприниматься как норма. И все это происходило на фоне тяжелейшего экономического спада, нестабильных финансов, паралича социальной сферы.» (Послание Федеральному Собранию Российской Федерации, 25 апреля 2005 года).

Я уверен, спикер Бонэр согласится, что в своем полном виде эта цитата имеет совсем другое значение, нежели усеченная и многократно препарированная версия, которую средства массовой информации всучивают американской общественности и политикам. Спикер Бонэр должен быть хорошо осведомлен о предвзятости американских СМИ, поскольку консерваторы и другие республиканцы часто поднимают эту тему.

И, наконец, администрация Обамы провела довольно большую и успешную работу, выбив из Москвы ряд уступок, которые соразмерны нашим собственным уступкам. Соединенные Штаты  не отказались от планов противоракетной обороны. Они их просто видоизменили, сопроводив попыткой по мере возможности включить в общую систему ПРО Россию. Москва прекратила продажу оружия Ирану, по сути дела, разорвав контракт на поставку ракет С-300. Она долгое время откладывала поставку реакторного топлива для АЭС в Бушере. Хотя Кремль добился некоторого ослабления санкций ООН против Тегерана, свое право вето он использовать не стал. Русские также примирились с Западом по Ливии и являются его важным партнером в войне против джихадистов в Афганистане и других странах.

Да, России предстоит еще пройти долгий путь, прежде чем она сможет назвать себя демократией, активно отстаивающей и защищающей права человека, и прежде чем ее можно будет считать союзницей и другом Запада. Но нам не следует преувеличивать масштабы авторитаризма в России и называть этого порой колеблющегося партнера, а порой конкурента закоренелым идеологическим врагом. Это может стать самосбывающимся пророчеством.

Будьте внимательны в том, что вы пророчите, ибо вы можете столкнуться с последствиями и пожалеть о них. У нас в мире достаточно реальных врагов, и нет нужды искусственно создавать врагов мнимых.

Гордон Хан – аналитик и консультант издания Russia Other Points of View – Russia Media Watch; старший научный сотрудник программы по России и Евразии вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies); старший исследователь научно-образовательной программы по терроризму американского Монтерейского института международных исследований (Monterey Institute of International Studies); доцент магистратуры Монтерейского института международных исследований по международной политике; старший научный сотрудник Центра исследования терроризма и разведки (CETIS), Akribis Group. Доктор Хан -  автор двух заслуживших широкое признание книг: "Russia’s Revolution From Above" (Российская революция сверху) и "Russia’s Islamic Threat" (Исламская угроза России), названной журналом  Choice выдающимся событием 2007 года. Он автор сотен статей в научных журналах и прочих изданиях, которые посвящены российской, евразийской и международной политике. Он ведет рубрику «Ислам, исламизм и политика» (Islam, Islamism, and Politics) на страницах Eurasia Report.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.