Госсекретарь Хиллари Клинтон не имела в виду ничего плохого, когда заявила, что состоявшиеся 4 декабря выборы в Государственную Думу были «несвободными и несправедливыми», и что российские люди «заслужили право на то, чтобы их голоса были услышаны и подсчитаны». К сожалению, добрые намерения и добрые дела это не всегда одно и то же. Американским лидерам следует внимательнее и осторожнее реагировать на выборы и на возникающие в результате  протесты, в которых 10 декабря приняли участие десятки тысяч людей.

Своими первоначальными заявлениями Клинтон спровоцировала незамедлительный и вполне предсказуемый ответ российского премьер-министра Владимира Путина. Путин обвинил администрацию Обамы в разжигании протестов в России и в попытках подрыва авторитета и власти Москвы, потому что  Россия это «крупная ядерная держава», а Вашингтон не хочет, чтобы ее лидеры забывали, «кто хозяин на нашей планете».

Представителям Госдепартамента следовало ожидать такой реакции, потому что  Путин в прошлом не раз выступал с подобными обвинениями. В нынешней ситуации заявление Клинтон было подобно слабому тычку в корпус боксера-тяжеловеса. Здесь есть и определенная история. Будучи кандидатом в президенты, сенатор Клинтон заявила, что у Путина «нет души», на что тот язвительно заметил, что «как минимум, у государственного деятеля должна быть голова». Начав работать в администрации, она публично выражала свое предпочтение президенту Дмитрию Медведеву, делая это в укор Путину. Еще один просчет.

Еще по теме: Путин обвиняет США в провоцировании протестов

Мегафонная дипломатия редко порождает лучшие высказывания лидеров международного уровня. Безусловно, представители администрации ощущали необходимость сказать что-то по поводу выборов в России и решили, что заявление Клинтон это лучше, чем более важное заявление президента. Но Клинтон плохо сформулировала свое послание. Госсекретарь пригласила российского премьер-министра дать ответ, что он и сделал, а также дала великолепную возможность Путину и прочим российским руководителям отвлечь внимание от вполне реальных проблем, существующих в России, переключив его на Соединенные Штаты, на которые многие россияне смотрят весьма скептически. (Заметьте, что ее заявление также противоречит уверенному утверждению израильского министра иностранных дел Авигдора Либермана о том, что «выборы в России прошли на самом высоком уровне, и наши наблюдатели нарушений не увидели».)



Кое-кто в администрации и за ее пределами, должно быть, верит в то, что россияне после каждого события в своей стране включают свои компьютеры, смартфоны и телевизоры в ожидании реакции из США. На самом деле, в России нет четко выраженной аудитории, слушающей комментарии Клинтон. Две главные либеральные партии в этой стране – «Яблоко» и «Правое дело» - в совокупности набрали на выборах всего 4% голосов. Может, члены этих прозападных в целом партий и обращают внимание на то, что говорят Соединенные Штаты, но остальные люди вряд ли.

Те партии, которые прошли в парламент – а это коммунисты, социал-демократическая «Справедливая Россия» и националистическая ЛДПР, не интересуются редакционными комментариями и политическими рекомендациями американских официальных лиц. Их сторонники, а это 43% избирателей на выборах, могут во многом не соглашаться с Путиным, однако они разделяют его недовольство американскими попытками вмешательства во внутреннюю политику России. Блогер Алексей Навальный, зарядивший энергией оппозиционных избирателей своими атаками на коррумпированных представителей власти, солидаризировался с националистами, а отнюдь не с либералами.

Читайте еще: Перепалка Путина и Клинтон

Более того,  хотя избирательная кампания в России и сам процесс голосования во многих отношениях страдают от нарушений и фальсификаций, итоги выборов в целом соответствуют результатам экзит-полов надежных социологических агентств. Если принять это во внимание, то 4% отданных за либералов голосов видимо соответствуют реальному уровню поддержки данным силам, несмотря на неуклюжие попытки властей помочь в этом году партии «Правое дело» за счет выдвижения миллиардера и олигарха Михаила Прохорова на пост ее руководителя. (Прохоров быстро покинул партийные ряды, объявив «Правое дело» кремлевской марионеткой. Интересно следующее. Кое-кто предполагает, что Прохоров пошел на этот пост после того, как Медведев не дал бывшему министру финансов и давнему соратнику Путина Алексею Кудрину возглавить «Правое дело». Прохоров, владеющий баскетбольным клубом New Jersey Nets, только что объявил, что составит конкуренцию Путину на президентских выборах.) Кремлевские политические деятели давно уже сетуют на то, что в Думе нет либеральной партии, которая могла бы создать некий противовес явному левому уклону оппозиции. Они не раз предпринимали попытки создания такой партии. Один из таких деятелей Владислав Сурков, которого иногда называют российским Карлом Роувом (Karl Rove) (влиятельный американский политик, занимавший пост старшего советника и заместителя главы администрации в аппарате бывшего президента США Джорджа Буша – прим. перев.), пожаловался недавно, что России не хватает «массовой либеральной партии или, если говорить точнее, партии раздраженных городских сообществ».

Еще по теме: Коллекция фактов о Хиллари Клинтон и Сергее Лаврове

В конечном итоге, это самая большая проблема для политики администрации Обамы в отношении России, хотя такой же недостаток существовал у администраций Буша и Клинтона. Американские официальные лица нарочито встречаются с лидерами российской оппозиции, когда посещают Москву, но уделяют слишком много времени и внимания этим людям, представляющим крохотную часть российского политического спектра. То же самое делают и руководители рангом пониже, концентрируя внимание на людях и организациях, часто получающих финансирование от американского правительства. Так невозможно понять происходящее в России, а тем более разработать политику, позволяющую управлять происходящими там событиями.

Состоявшиеся 4 декабря выборы в Государственную Думу свидетельствуют о том, что Соединенные Штаты  очень сильно оторвались от российского электората. Если российская внутренняя политика действительно становится важной, а оппозиционные партии на самом деле могут вскоре обрести реальное влияние, то получается, что Вашингтон может оказаться в мощной изоляции и от российской политической системы. Пока в полной мере неизвестно, чьи сторонники вышли на митинги, хотя вполне возможно, что в Москве и Санкт-Петербурге многие демонстранты были из лагеря либералов. Но как минимум 43% российских избирателей только что проголосовали за левые националистические партии. Как Белый дом и Госдепартамент намерены вступать с ними в контакт и взаимодействовать с их лидерами? Некоторые представители российской оппозиции придерживаются таких принципов, которые делают эти связи невозможными, но большинство все же ведет себя вполне нормально. Соединенные Штаты находятся в аналогичном положении на Ближнем Востоке, или в большей его части, потому что и там представители администрации отстают от развития событий.

В целом, думские выборы мрачно продемонстрировали, что демократия в России вряд ли решит те многочисленные проблемы, которые существуют в российско-американских отношениях, и может даже их усугубить. Иными словами, будьте аккуратнее в своих желаниях – они могут сбыться.

Пол Сондерс – исполнительный директор Центра национальных интересов (The Center for the National Interest) и издатель National Interest. С 2003 по 2005 годы работал в Госдепартаменте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.