Спустя два десятилетия после падения Берлинской стены, Канада и Россия оказались втянуты в «облегченную версию холодной войны», заявили эксперты после того, как стало известно об аресте канадского офицера, обвиняемого в шпионаже и в продаже секретной информации иностранной структуре.

Директор Института европейских и российских исследований при Карлтонском университете профессор Петр Дуткевич (Piotr Dutkiewicz) назвал отношение правительства Харпера к России устаревшим. «Канадское правительство так и не избавилось от менталитета холодной войны, - заявил он. – В результате мы получили облегченную версию холодной войны».

Хотя официальные дипломатические отношения при правительстве Харпера продолжают развиваться, неофициально между странами воцарилось похолодание, мешающее укреплению связей и развитию торговли, полагают эксперты.

Еще по теме: Одержимым шпиономанией русским не понравился шпионский скандал в Канаде

По их мнению, это в большой степени связано с провокационными и конфронтационными политическими сигналами, посылаемыми правительством Харпера, корни которых лежат в глубоком недоверии к России на уровне эмоций.

Бывший посол Канады в России Кристофер Уэстдал (Christopher Westdal) считает, что для правительства Харпера характерна внутренняя «русофобия», напоминающая об американских неоконсерваторах из администрации Буша.

Из-за этого страдают отношения между Канадой и Россией, заметил он. «Харпер пришел с багажом глубоких подозрений в адрес России, - утверждает Уэстдал. – Это уже несколько лет расстраивает всех, кто надеялся на улучшение канадско-российских отношений».

По словам Дуткевича, хотя российские и канадские министры и чиновники часто встречаются друг с другом, это ни к чему не приводит. «На уровне министров проходят встречи, но за ними ничего не следует, - говорит он. – Мне кажется, что эти отношения абсолютно безжизненны».

По мнению Дуткевича, заметного развития в двусторонних отношениях не отмечается с 1990-х годов. Объемы торговли застыли на уровне примерно 2 миллиардов долларов в год, что, как утверждает эксперт, меньше объема торговли, которую Канада ведет с некоторыми маленькими латиноамериканскими странами.

Уэстдал заметил, что, хотя канадские фирмы хотят вести бизнес в России, они почти не получают от правительства политической поддержки. Правительство поддерживает торговые миссии во многих странах, но те, кто хочет торговать с Россией, не получают «ни помощи, ни одобрения».

Дуткевич полагает, что в основе холодной войны, в сущности, лежала острая нехватка доверия, и в этом смысле для Канады почти ничего не изменилось. «Формально холодная война закончилась, но в облегченной версии она продолжает жить в сердцах и умах бюрократов, - подчеркивает он. – Мы им просто не доверяем».



Дуткевич утверждает, что отношения между Канадой и Россией «представляют собой очень тонкий слой». По его словам, у Канады нет определенной политики в отношении России, и поэтому действия Канады беспорядочны и рефлекторны.

«У нас в последние два года нет последовательной стратегии в отношении России, - говорит он. – Когда что-то происходит, мы на это реагируем, причем в большинстве случаев чрезмерно бурно».

Читайте также: Российских дипломатов выслали из Канады

По словам Уэстдала, многие связанные с Россией шаги, которые предпринимает правительство, направлены на то, чтобы завоевать симпатии новых граждан Канады, происходящих из бывших стран Восточного блока. Бывший посол утверждает, что, придя к власти, правительство Харпера предприняло на мировой арене ряд действий, которые, по-видимому, должны были угодить канадцам, приехавшим из Восточной Европы, с Балкан и из Прибалтики, многие из которых питают глубокую неприязнь к России.

«С этим электоратом из диаспор усердно работали министр иммиграции Джейсон Кенни (Jason Kenney) и ряд других правительственных фигур, - говорит он. - В этом нет ничего нового и ничего тайного».
 
Кенни предпринял несколько громких шагов, адресованных этим странам. Например, канадское правительство признало Голодомор — массовый голод, происходивший на Украине в 1930-х годах, когда она была советской республикой, — геноцидом. Таким образом, Канада, к большому удовольствию Украины и украинской диаспоры, фактически возложила на политику, которую вела Москва в то время, вину за смерть миллионов людей.

После своего прихода к власти правительство Харпера также крайне агрессивно выступало за прием в НАТО бывших стран Восточного блока. Канада стала одним из главных борцов за присоединение таких стран, как Украина, Латвия и Эстония к западному военному альянсу, утверждая, что это должно помочь окончательно освободить центральноевропейские государства от российского влияния. Россия, в свою очередь, выражала глубокое недовольство таким вторжением НАТО в свою традиционную сферу влияния.

Все эти шаги, по мнению Уэстдала, были рассчитаны на то, чтобы добиться электоральной поддержки со стороны диаспор – таких как многочисленные канадцы украинского происхождения из Манитобы, традиционно голосующие за Новую демократическую партию.

Помимо заигрывания с диаспорами, консерваторы также используют предполагаемую российскую угрозу, чтобы оправдывать закупки дорогостоящей военной техники. Министр обороны Питер Маккей (Peter MacKay) в открытую обвинил русских в провокации накануне визита президента Барака Обамы в Оттаву в 2009 году, заявив, что к канадскому воздушному пространству приблизился российский бомбардировщик.

«Уймитесь и не лезьте в наше воздушное пространство», - заявил тогда Маккей, вызвав бурю в СМИ. Между тем представители Командования воздушно-космической обороны Северной Америки, в отличие от Маккея, сразу же подчеркнули, что российские пилоты вели себя «вполне профессионально» и что канадское воздушное пространство нарушено не было.

Бывший официальный представитель аппарата премьер-министра Димитрий Судас (Dimitri Soudas) снова разыграл эту карту в августе 2010 года, заявив, что российская угроза оправдывает покупку Канадой истребителей-невидимок F-35.

Еще по теме: Дело о шпионаже во флоте может быть связано  с арктическим территориальным спором

«Это лучшие самолеты, которыми наше правительство может обеспечить наши ВВС, и для пилотов, противостоящих российским дальним бомбардировщикам, это немаловажно», - сказал тогда Судас. Канадское правительство также громко протестовало против установки российского флага российской подводной лодкой на дне Северного ледовитого океана в 2007 году.

Отставной полковник Ален Пеллерен (Alain Pellerin), исполнительный директор Института Конференции оборонных ассоциаций (Director of the Conference of Defence Associations Institute), считает, что российская военная угроза сейчас несерьезна.

Изрядная часть некогда могучей советской военной машины проржавела, полагает он, целые подводные и воздушные флоты пришли в негодность и не подлежат восстановлению. «Как военную угрозу я Россию не рассматриваю, - говорит он. – Их военная техника за последние 20 лет значительно пострадала - в основном из-за плохого обслуживания».

Тем не менее, по его словам, дипломатические попытки улучшить отношения между Россией и Западом – такие, как Совет Россия-НАТО - практически не приносят плодов. Пеллерен заметил, что большие надежды на демократизацию России, возникшие после распада Советского Союза, не сбылись, к глубокому разочарованию многих в Канаде и в других западных странах.

По мнению Пеллерена, возможный прорыв в охладевших двусторонних отношениях может быть связан с нарастающей необходимостью координировать усилия и укреплять сотрудничество в Дальней Арктике.