В способности Соединенных Штатов Америки справиться не с одним, а с десятком Вьетнамов одновременно вряд ли кто-то сомневался. Тем поучительнее итог поражения США – собственная пятая колонна оказалась куда страшнее самых грозных, хорошо обученных и даже тяжеловооруженных покровителями из СССР армий противника.

Что побудило США вступить во Вторую индо-китайскую войну? Если коротко – здравый смысл. Мир трещал под натиском коммунистической идеологии. Одна за другой страны примыкали к социалистическому лагерю со всеми вытекающими из этого последствиями. Это было мировое поветрие, которое надо было срочно остановить. В США считали, что Вьетнам – тот самый форпост Юго-восточной Азии, с потерей которого могла пойти цепная реакция по всему региону. И они оказались, как показало дальнейшее развитие событий, абсолютно правы.



Нельзя сказать, что поражение, нанесенное США изнутри, собственными гражданами, такая уж новость в мировой истории. Примеры многочисленны и разнообразны. Новыми были, пожалуй, две вещи: полная легальность и вседозволенность, с какой действовали местные «пацифисты» и те кристально-чистые намерения, которыми они, как казалось, руководствовались. Первыми войну собственному обществу объявили американские СМИ.

Читайте также: Чему нас учит Вьетнам
 
Ошалевшие от внезапного осознания своей ролью в информационном обществе, с трудом осознающие ту степень влияния, которая внезапно обрушилась на совершенно неподготовленных к этому людей. Обыкновеннейших людей, просто журналистов по профессии, которые вдруг  получили возможность рулить процессами. И они запустили мощную кампанию дискредитации собственной страны.

По телевидению бесконечно крутили кадры разрушений, нанесенных американскими войсками во Вьетнаме. Целенаправленно били по совершенно неподготовленной к подобным зрелищам психике среднего американца, которому эти зрелища были внове. Такие зрелища вообще не для неподготовленного человека, тем более, они не для человека, который существует в отрыве от боевых действий – соответственно, у него нет того противодействия происходящему, которое вызывают и укрепляют действия его противников. Для солдата или просто участника боевых действий достаточным основанием и оправданием для происходящего является знание всей истории конфликта (или, как минимум, основных его этапов). В том числе, и знания о деяниях противника, факт смерти своих боевых товарищей или мирных жителей от руки неприятеля. Для него враг не есть нечто отвлеченное – он имеет название, вид и несет ярко выраженную опасность и угрозу.  Солдат не испытывает иллюзий от вида ребенка, приближающегося к нему со стороны противника – такой ребенок может нести взрывчатку, и солдат это знает. Обыватель же далек от боевой реальности и переполнен иллюзиями, благо, может себе это позволить – потеря иллюзии не означает в мирное время потерю жизни. Обыватель может позволить себе умиление и жалость, солдат - нет.



Американские СМИ столкнули в противостоянии военных и мирного обывателя. Уклонизм стал доблестью, дезертирство – героизмом. В Канаде до сих пор стоит памятник американским уклонистам, бежавшим от защиты своей страны через тот участок американо-канадской границы. Боксер Мухаммед Али, отказавшийся от призыва, был оправдан судом «по религиозным мотивам». Интересно, какие мотивы не воевать могла предоставить Али его религия – ислам? Уклонение от службы во Вьетнаме не покрыло позором Билла Клинтона и не помешало ему в будущем занять пост президента страны. Правда, на этом посту он сумел опозориться, хотя и другим способом.

Отношение к возвращающимся домой ветеранам Вьетнамской войны в американском обществе было резко отрицательным. Были нередки случаи, когда храбрецы из пацифистов отважно подходили плюнуть в только что вернувшегося с войны солдата. Пресса, со своей стороны, радостно смаковала подобные непристойности. Плевок в лицо ветерану вдруг стал гражданской позицией. Не сражение за интересы своей страны, а публичное хулиганство стало вызывать уважение.

Стараниями масс-медиа и киноиндустрии в общественном сознании формировался образ ветерана-социопата, наркомана и психически неуравновешенного типа, склонного к насилию, вечного нарушителя общественного спокойствия, который никогда не сможет вписаться в американское общество. С конца 1960-х годов была запущена непрекращающаяся и по сей день киноэпопея, в которой смаковалась бессмысленность и жестокость военных действий американцев во Вьетнаме. «Зеленые береты», снятые в  1968 году, режиссеров Рея Келлога и Джона Уэйна так и остался единственным голливудским фильмом, попытавшимся оправдать войну во Вьетнаме. Среди голливудской элиты того времени считалось немодным, а потому неприличным не засветиться на антивоенных тусовках. Вот фраза из одной из многочисленных биографий Дж. Фонды, которую смело можно подставить в любую из подобных биографий того периода. «В числе других мастеров экрана Фонда успешно выступала против войны во Вьетнаме». Да уж, успешней некуда выступили...

Еще по теме: Это еще не Вьетнам, но параллели очевидны


Вернувшихся солдат стараниями прессы выставили национальными неудачниками, американские ветераны Второй мировой кидали им упреки «мы выиграли нашу войну, почему же вы не выиграли свою!?» Патетика подобных заявлений поражала своим лицемерием.

Неужели ветераны Второй мировой не помнили горячей и однозначной поддержки своей страны во время их битвы и не видели всей той вакханалии общественной травли, которая обрушилась на их коллег по Вьетнамской войне? Если даже ветераны другой войны не проявили к ветеранам Вьетнама ни малейшего сочувствия – что было ждать от обывателя, усердно подогреваемого СМИ и звездами Голливуда?

Последующие попытки научных исследований феномена ветеранов Вьетнама принесли больше вреда, чем пользы – мгновенно попав в прессу и комментируясь абсолютно невежественными в этой области популярными теле- и радиоведущими, они интерпретировались как основание для описания всех ветеранов Вьетнама разом как «клинического случая». Иными словами, психотравмы, полученные в период боевых действий, у американских ветеранов Вьетнама дополнились и усугубились  колоссальными  моральными травмами, связанными с осуждением их со стороны общества. За годы, прошедшие со времен Вьетнамской кампании, более 120 тысяч ветеранов покончили с собой. Американское общество действительно убивало равнодушием и презрением собственных солдат. Либеральные к противнику американцы оказались безжалостно жестокие к собственным защитникам. Ведь, по либеральной логике, именно защищающийся виноват в агрессии – ведь если бы он не ответил, а уступил, то и войны бы не было.

Набирающий силу либерализм оказался как нельзя кстати и на руку СМИ. Либеральные идеи хороши тем, что они достаточно просты и на первый взгляд кажутся действительно панацеей для мгновенного достижения светлого будущего уже завтра. Их простота привлекла массу сторонников, тихо радующихся тому, что не надо сильно напрягаться для восприятия и объяснения этих идей.
 
Сияя глазами и улыбками, причастившиеся либерализма снисходительно втолковывали немногим скептикам, до чего все просто – любите всех, знакомых и незнакомых, и весь мир ответит вам взаимностью. Взаимность остального мира на сегодняшний момент заставляет американцев чувствовать себя неуютно.

Читайте также: Афганистан - эхо Вьетнама

В противовес патриотизму, левоориентированные СМИ делали акцент на самые низменные стороны человеческой натуры. Недаром с завершением стадии наземной операции и переходом на достаточно безопасные бомбардировки протесты уже не были столь массовыми. Да и призыв к тому времени сходил на нет  - солдат вполне хватало, поскольку потери стали минимальными, и недавние зеленые новички превращались в опытных солдат, которых не так-то просто убить.

Именно тогда, в июне 1971 года произошел первый позорный факт оправдания шпионажа и воровства секретных документов для последующей публикации их в прессе. Сотрудник аппарата Совета национальной безопасности США Даниэль Элсберг передал огромное количество секретных материалов журналистам. Все старания правительства США прекратить публикацию в прессе закончились неудачей. Суд отказался поддержать запрет, позволил массе сверхсекретной информации вылиться в открытый доступ в газетах. Это нанесло колоссальный ущерб репутации американского правительства как внутри страны, так и за рубежом.

Сам уже 80-летний Элсберг до сих пор мнит себя героем и борцов за свободу. Анат Кам училась у идейных предателей, для которых сам факт идейности снимает с них всякую ответственность за содеянное.

Между тем, уход американских войск обернулся страшной трагедией для всего региона Юго-Восточной Азии. Именно после этого произошли такие события, как пол-потовская зачистка Кампучии, вьетнамское вторжение в Камбоджу по дружеской просьбе «Единого фронта спасения Кампучии», победа идей чучхе в половине Кореи, вьетнамско-китайская война и превращение самого Вьетнама в очередной барак соцлагеря. И еще много чего интересного историкам произошло. В том, что присутствие американцев оказалось на пользу, убедительно доказывают примеры Южной Кореи и Японии. Эти страны сегодня – лидеры своего региона, промышленно и технологически развитые, да и в демократическом отношении стоят куда как впереди своих менее удачливых соседей по региону. В конце концов, и Вьетнам с 1995 года предпочитает сотрудничать именно с Америкой, но никак не с Россией.

Провал во Вьетнаме стал первым и пока что единственным военным поражением в истории США. И, что бы там ни утверждали правозащитники, не всякая война – нарушение прав человека. Порой именно война – защита его прав.