США и ЕС могут позволить Ирану заработать на продаже природного газа – при условии, что в результате пострадает Россия.

Как сообщают корреспонденты Wall Street Journal Фарназ Фассихи (Farnaz Fassihi) и Джон Бирс (John Biers), в понедельник Европейский Союз договорился о введении с первого июля эмбарго на импорт иранской нефти и о заморозке активов иранского Центробанка. По данным  Индиры Лакшманан (Indira Lakshmanan) из агентства Bloomberg, США и Европа также перестали работать с банком Tejarat, последним иранским банком, занимавшимся крупными сделками и продажей иранской нефти. Это означает, что любое учреждение в мире, работающее с этим банком, может быть подвергнуто санкциям. Все меры направлены на то, чтобы заметно ограничить способность Ирана получать  деньги, которые финансировали бы предполагаемые усилия по созданию ядерного оружия.

Но представители ЕС и британские официальные лица вместе с базирующейся в Лондоне нефтяной компанией ВР считают, что гигантский проект по добыче натурального газа в Азербайджане должен быть вызволен из петли.

Каспийское месторождение под названием Шах-Дениз, разрабатываемое ВР, обладает, по разным оценкам, примерно шестью миллиардами баррелей природного газа и газового конденсата в нефтяном эквиваленте. К 2019 году ВР планирует выйти на максимальный ежегодный объем экспорта в 25 миллиардов кубических метров газа. 

Загвоздка заключается в том, что государственная иранская компания Naftiran Intertrade владеет 10% акций месторождения, потому она должна получить неплохую сумму наряду с ВР и другими акционерами. Иран получил эту долю в 1990-х годах, когда местные политики поддерживали идею привлечения большего числа международных и крупных соседних игроков для обеспечения стабильности проекта. Но теперь ВР, которая является крупнейшей британской акционерной компанией открытого типа, вместе с британским правительством опасаются крупных препятствий, если международный спор с Ираном будет продолжаться в течение десятилетия.

ЕС также обеспокоен, но по геополитическим причинам. ЕС жаждал заполучить месторождение Шах-Дениз как возможность сократить свою зависимость от России, которая в настоящий момент поставляет 25% потребляемого на континенте газа. Европа является очевидным рынком для газа, происходящего из месторождения Шах-Дениз, но в последние несколько лет Запад и Россия вовлечены в напряженное соревнование по вопросу о том, как газ будет попадать на континент.  Москва хотела бы транспортировать его через трубопровод на российской территории, а ЕС и США придерживаются идеи транспортировки с полным обходом российской территории, направляя газ напрямую на север Европы через Турцию. На настоящий момент у России есть небольшое преимущество. 

Поэтому ЕС хочет гарантировать, что его планы не окажутся  спутанными. Согласно сообщениям Бенуа Фокона (Benoit Faucon), Алессандро Торелло (Alessandro Torello) и Алексиса Флинна (Alexis Flynn) из Wall Street Journal, именно это привело официальных представителей ЕС, Великобритании и ВР в Вашингтон, где они пытались убедить американских конгрессменов не применять американские санкции к месторождению Шах-Дениз.  И если заглянуть в главный законодательный акт, направленный на запрет деловых отношений любых работающих на американской земле компаний с Ираном, то видно, что им удалось добиться значительного успеха.

Согласно статье Wall Street Journal,  в документе, автором которого стала республиканский конгрессмен Илеана Рос-Лехтинен (Ileana Ros-Lehtinen)  прописано, что запрет не затронет усилия по «доставке газа из Азербайджана в Европу и Турцию» или «по обеспечению энергетической безопасности и независимости от России».

Если законопроект пройдет в Палате представителей, он попадет на рассмотрение в Сенат. История подтверждает, что нефтяная геополитика перевешивает многие другие приоритеты. Но интересно посмотреть, сможет ли даже традиционно популярная антироссийская риторика перевесить нынешнюю иранскую истерию в Вашингтоне.