Прошло больше года с тех пор, как Россия запретила своим государственным музеям отправлять свои экспонаты на выставки в Соединенные Штаты. Американское музейное руководство этот запрет расстраивает и ставит в тупик, так как вызван он был судебным решением, никак не связанным с деятельностью самих музеев. Дипломатические усилия не смогли ничего с ним сделать.

В последнее время появилась надежда, что поддержанный обеими партиями законопроект, единогласно прошедший Палату представителей 19 марта и сейчас рассматриваемый юридическим комитетом Сената, сможет помочь делу. Однако сотрудник российского посольства в Вашингтоне заявил в среду, что этот законопроект выглядит недостаточно убедительно и не сможет развеять опасения России.

Россия запретила своим музеям участвовать в культурном обмене с Соединенными Штатами после того, как в 2010 году американский федеральный суд решил, что историческое собрание еврейских религиозных книг и рукописей принадлежит не России, а базирующемуся в США хасидскому движению «Хабад» и должно быть ему возвращено.

Встревожившись, что «Хабад» может попробовать наложить арест на российские произведения искусства, чтобы использовать их в качестве залога или компенсации за свою библиотеку, российские власти ввели запрет на выставочный обмен— несмотря на заверения американских официальных лиц в том, что, по действующему с давних пор федеральному закону, экспонаты, временно предоставленные иностранцами для некоммерческих выставок, не могут быть арестованы. В прошлом мае «Хабад» официально заявил, что он не намерен пытаться арестовывать российские художественные искусства, однако Россия не стала снимать свой запрет.

В законопроекте, который Конгресс сейчас принимает, ничего не говорится ни о России, ни о «Хабаде». У него более широкая задача – он нацелен на то, чтобы развеять возможные сомнения иностранных государств по поводу готовности Америки обеспечивать соблюдение закона от 1965 года, который защищает иностранные предметы искусства со спорным статусом от попыток судебного ареста в случае, если они с позволения властей США одолжены для выставки американскому музею.

Новый законопроект, поддерживаемый в Сенате сенатором-демократом от Калифорнии Дайэнн Файнстайн (Dianne Feinstein) и сенатором-республиканцем от Юты Оррином Хэтчем (Orrin Hatch), должен закрыть потенциальную лазейку в законе, которую создало одно из вынесенных в 2007 году федеральным судом решений. Речь идет о деле, в ходе которого судья решил обойти закон 1965 года и позволил истцам начать тяжбу об аресте картин, предоставленных для выставки голландским музеем.

Хотя законопроект непосредственно не связан с опасениями России в отношении «Хабада», некоторые эксперты полагают, что его принятие могло бы помочь покончить с запретом на предоставление экспонатов. Новый закон может дать российским властям предлог заявить, что они достигли своих целей и теперь могут возобновить культурный обмен с американскими музеями.

Однако российский дипломат, попросивший не называть его имени, так как он не имеет права официально говорить от имени посольства, заметил, что законопроект не предполагает «полную защиту от любых судебных решений и предписаний», без которой российское правительство отказывается возобновить выставочный обмен. Он выразил недовольство американской судебной системой и заметил, что Россия хочет получить для своих произведений искусства железные гарантии — практически на уровне дипломатической неприкосновенности. Ей нужно точно знать, что ее экспонаты не будут арестованы и что ей не придется нести издержки, связанные с их защитой в американских судах от попыток ареста.

От российского запрета пострадали множество выставок, в том числе проходившая прошлым летом в Художественном музее Лос-Анджелеса выставка исламского искусства «Дары султанов», которая в итоге лишилась примерно 30 экспонатов, принадлежащих трем российским музеям. Полная версия «Даров султанов», предусмотренная изначальной концепцией, с запозданием была воплощена в жизнь в прошлом месяце, когда выставка прибыла в свой конечный пункт – в Музей исламского искусства в Дохе, столице Катара.

Дело, которое породило находящийся сейчас в Сенате законопроект, начали наследники российского художника Казимира Малевича, предъявившие претензии на 14 его работ, которые Городской музей Амстердама предоставил для выставок в Нью-Йорке и Хьюстоне.

Вместо того, чтобы отказаться рассматривать дело, сославшись на закон 1965 года, который гарантирует подобным экспонатам иммунитет от исков, судья вашингтонского окружного суда решил, что здесь работает другой более общий принцип, преодолевающий этот иммунитет. Обычно иски к иностранным правительствам в американских судах предъявлять нельзя, но есть одно исключение – претензии, связанные с «коммерческой деятельностью».

Судья принял решение считать не направленные на извлечение прибыли художественные выставки формой коммерческой деятельности и позволил наследникам Малевича начать процесс. Согласно материалам, размещенным в интернете Международным фондом исследований в области искусства, в основе дела лежал сложный вопрос о законности осуществленной амстердамским музеем в 1950-х годах покупки картин. В итоге стороны договорились во внесудебном порядке.

Новый законопроект должен предотвратить аналогичные обходные маневры вокруг закона 1965 года и объявить, что выставочный обмен иностранных государств с американскими музеями не следует считать коммерческой деятельностью. При этом, иски о возвращении произведений искусства, которые считаются похищенными нацистами, он разрешает.

Пресс-секретарь Файнстайн заявила на этой неделе, что некоторые калифорнийские музеи жалуются на трудности с получением экспонатов из-за рубежа, вызванные «неопределенностью, которую породило решение по Малевичу». Она также добавила, что, как сообщает Ассоциация директоров художественных музеев, такие жалобы «широко распространены».

При этом только Россия ввела полный запрет на выставочный обмен с Соединенными Штатами и лишь через три года после решения по делу о картинах Малевича – когда было принято решение по иску «Хабада».

Грегори Гурофф (Gregory Guroff), президент Фонда международной поддержки искусств и образования - некоммерческой организации, базирующейся в Бетесде (штат Мэриленд) и специализирующейся на организации выставок произведений искусства из России и других бывших советских республик, - считает российский запрет чрезмерной и ненужной реакцией на решение по иску «Хабада». Он надеется, что российские власти сочтут новый законопроект поводом для того, чтобы пересмотреть свою позицию в сторону большей умеренности.

«Русские сошли с ума, решили, что дело “Хабада” как-то связано с выставочным обменом, и начали требовать заключить с ними какие-то соглашения», гарантирующие российским культурным ценностям особую неприкосновенность от американских судов, рассказывает Гурофф, бывший атташе по культуре посольства США в Москве. «Россия раздула это дело, а теперь, как любая бюрократия, не может признать, что она ошиблась, - говорит он. – Я слышал и от русских, и от американцев в Москве, что русским нравится новый законопроект. Они тоже ищут пути выхода из тупика».

Если законопроекта будет недостаточно, чтобы отменить запрет, считает Гурофф, остается надеяться на бюрократические перестановки, которые должны последовать за состоявшимися в прошлом месяце российскими выборами, в том числе на возможный уход Александра Авдеева с поста министра культуры. В январе Авдеев заявил московскому информационному агентству «Интерфакс», что выставочный обмен с Соединенными Штатами «возобновится только тогда, когда нам дадут стопроцентную гарантию возврата экспонатов».

Возможно, преемник министра сможет проявить больше гибкости, надеется Гурофф. «Известно, что Авдеев уходит, он сам ясно дал это понять. Вопрос в том, кто и когда его заменит».

Кент Расселл (Kent Russell), куратор и руководитель Музея русской иконы в Клинтоне (штат Массачусетс) считает, что хотя Россия запретила выставочный обмен с Соединенными Штатами (в частности, закрыв выставку в его музее) из-за дела «Хабада», дело Малевича также сыграло в этом свою роль, повлияв на российских чиновников.

«Они часто его упоминали, - говорит он. – Я надеюсь, что законопроект их удовлетворит. Держу пальцы крестиком».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.