После одного мероприятия, где я говорил о расовой идентичности, ко мне подошла белая женщина, подвинулась так близко, что никто вокруг не мог слышать, о чем мы говорим, и сказала: «Я расистка». Многие испытали бы отвращение. Я же был в восторге. Передо мной сидел человек, который мог бы рассказать мне из первых рук, как устроен ум расиста. Социологи изучали членов ку-клукс-клана и неонацистов, но такие люди — нетипичные представители большинства в социальном и психическом отношении, в то время как эта женщина была человеком, с которым можно запросто столкнуться при обычных обстоятельствах. Ее можно было считать характерной для того типа расистского мышления, с которым мы имеем наибольшую вероятность столкнуться. Она казалась нормальной. Так что я решил поговорить с нею и узнать, как она мыслит.

Исследования показывают, что у большинства людей есть какие-то предрассудки или предубеждения. «Десятилетия исследований когнитивного искажения показывают, что и бессознательные, и сознательные предрассудки ведут к тому, что индивидуум совершает дискриминирующие действия, даже если он не хочет дискриминировать, - пишет Мишель Александер (Michelle Alexander) в книге «Новый Джим Кроу» (The New Jim Crow). - Тот факт, что вы можете честно верить в то, что у вас нет предрассудков против афроамериканцев, и  что вас есть черные друзья и родственники, не означает, что вы полностью свободны от бессознательных предрассудков. Тесты по имплицитным предрассудкам могут показать, что вы отрицательно относитесь к темнокожим, и что у вас сложились стереотипы о них, даже если вы считаете, что у вас их нет и вы не хотите их иметь». Частью проблемы является то, что на американцев обрушивается поток негативных сообщений о чернокожих в прессе, который приводит к тому, что нерасисткое мышление требует почти такого же напряжения, как плавание против течения.

Однако большинство современных людей стыдятся быть расистами и прилагают все усилия для того, чтобы никогда этого не показывать. Поэтому после того, как эта женщина на мероприятии призналась мне, что она расистка, я сказал: «Правда?!» тоном, который ясно показывал, что я не обиделся, и что она могла почувствовать, что она может говорить со мной свободно. Что она и сделала.

«У меня просто бродят всякие мысли»,- сказала она, почти шепотом. Я чувствовал, что она признавалась мне в этом, как будто я был ее священником. «У меня просто появляются в голове всякие мысли. Я не могу управлять ими. Я знаю, что это неправильно, но я не могу сдержаться. Я говорю себе: «Не думай так!». Но это то, что мне говорили с детства». В этот момент она откинулась назад, кто-то еще подошел со мной поздороваться, и момент исповеди завершился.

Я бы хотел послушать еще, что она скажет, но услышал достаточно, чтобы понять. У нее были некие умственные привычки, основанные на идеях, зароненных уже давно и пустивших корни в ее подсознании. У нее сформировались различные стереотипы и предрассудки, прочно засевшие в ее долгосрочной памяти, где она хранит навыки вроде того, как кататься на велосипеде. Поэтому она ощущает, что ее мысли приходят к ней автоматически и неподконтрольны ей: «У меня просто появляются в голове всякие мысли».

На этой стадии отучиться от этих представлений было бы так же трудно, как разучиться кататься на велосипеде, если представить, что вас окружает почти непрерывный поток статей в СМИ и социальных подкреплений по поводу того, как кататься на велосипеде. Но все же при этом общество также научило ее, что ей должно быть стыдно так судить о людях. Грустно, что она знает, что не должна допускать расистских мыслей, но в то же время не может остановиться, так как уроки расизма были хорошо усвоены и закреплены.

Расизм – это  умственная опухоль. Это принятие стереотипов, непохожести, страха, расовой иерархии. Расизм требует принятия понятия о признаках, характеризующих определенные расовые группы, даже при том, что нет никаких несомненных биологических фактов о расах. С научной точки зрения, есть только «человеческая раса». «Раса» в привычном для нас понимании является социальной концепцией, и в истории человечества это относительно новое понятие, которое было изобретено в Америке, чтобы оправдать наличие «свободы для всех» и одновременно рабства. Расизм долго подпитывался некими «суб-идеями», защищавшими его наподобие телохранителей. Идея, что чернокожие были менее достойными людьми с низшим интеллектом и нравственностью и преступными наклонностями, помогали сохранить рабство, Джима Кроу, а также и современную волну криминализации, в которой молодые темнокожие мужчины являются синонимом преступников (некоторые выразили этот феномен через термин "criminalblackman").

Некоторые люди предполагают, что многорасовое принятие Барака Обамы, Опры Уинфри, Майкла Джордана, Уилла Смита и других предвещает конец расизма. Но, как говорит автор Арундати Рой (Arundati Roy), это убеждение можно сравнить с гипотетической ситуацией, когда президент прощает одну индейку перед Днем благодарения, а затем съедает другую, — а Америка ест тысячи индеек. Человеческий разум достаточно сложен, поэтому способен объединить в себе лицемерие и противоречия. Всегда были выдающиеся чернокожие, которые смогли сделать гораздо больше, чем большинство, и были приняты обществом как особенные. Расисту не обязательно ненавидеть каждого темнокожего человека, с которым он сталкивается в жизни, и даже более того: отстуствие ненависти ко всем представителям определенной расы может служить в этом случае неким ценным предохранительным клапаном, который «выпускает давление» и при этом служит человеку доказательством того, что это не расизм. Немногие хотят думать о себе как о плохих или злых людях.

Случай с Джорджем Циммерманом (George Zimmerman) представляет для нас захватывающий пример, потому что момент проявления расовых предрассудков зафиксирован на пленке. Он говорит: «Этот парень, похоже, замышляет что-то недоброе — он находится под воздействием наркотиков или еще чего-то», показывая нам «пятно Роршаха» в виде высокого темнокожего мальчика, идущего на каком-то расстоянии от него («Пятно Роршаха» - психологическая концепция, основанная на предположении, согласно которому то, что индивид «видит» в фигуре типа кляксы определяется особенностями его собственной личности – прим. ред.). Он исходил из предположения, что парень был преступником и наркоманом, и что его надо бояться. Ни одна из этих вещей не была верна — более того, национальное исследование по злоупотреблению наркотиками  неоднократно показывало, что чернокожие используют запрещенные наркотики не больше, чем другие расы. О Циммермане также говорят, что он был наставником двух темнокожих детей в своем районе. Доказывает ли это, что он не расист? Нет. Люди полны противоречий, так что Циммерман мог познакомиться с этими мальчиками по соседству и воспринимать их как  людей, а не членов определенной расовой группы но при этом не распространить  это представление на кого-то, кого он не знал. Когда Циммерман стал наставником этих детей, он руководствовался одним из своих суб-эго; когда же он увидел Трейвона, в действие вступило другое суб-эго, основанное на целом комплекте идей, которые приравнивали темнокожих мужчин к преступникам.

Общество научило Циммермана тому, что молодые темнокожие мужчины принимают наркотики, и что они преступники, и эта ошибочная идея прочно засела в его подсознании рядом с представлением о том, как ездить на велосипеде. Если бы он не жил в мире, где люди постоянно действуют, руководствуясь этим представлением, то у него просто не было бы этого в подсознании. Расизм - не врожденное качество, как способность научиться читать. Ему обучаются. И мы хорошо его преподаем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.