Крис Кристи (Chris Christie), может, и толстый, но он точно не Санта-Клаус. На самом деле, Кристи, похоже, так и не решил для себя, кто он: губернатор Нью-Джерси или капореджиме (представитель одной из высших ступеней в иерархии итальянской мафии - прим.ред.). И свидетельством огрубения общественной дискуссии в Америке может быть то, что его наглую грубость часто принимают за шарм. Когда в феврале в Нью-Джерси шло обсуждение поправок к закону о подоходном налоге, который позволяет богатым платить меньше (в пропорции), чем среднему классу, Кристи спросили по поводу наблюдения Уоррена Баффета, который сказал, что платит меньший федеральный подоходный налог, чем его личный секретарь, и что это несправедливо. «Почему я не плачу 50 процентов?» Губернатор Нью-Джерси на эту радикальную идею не откликнулся. Возможно, он был просто слишком занят на сырном шведском столе в ресторане Applebee’s в Джерси-Сити, где количество подходов не ограничено. Но откликнулось множество других людей с такими же как у Кристи убеждениями.

Выписывай чек, и заткнись, сказали они.

Хочешь платить больше, плати больше, сказали они.

Надоело это слушать, сказали они.

Да плевать я хотел на вас, парни, потому что  мне говорить об этом не надоело. Я знаю богатых людей. Почему бы и нет, ведь я один из них. Большинство из них скорее обольет бензином свой хрен, поднесет к нему зажженную спичку и начнет приплясывать, напевая «Диско Инферно», чем заплатит лишний налоговый цент дяде Сэму. Да, некоторые богачи отдают какую-то часть своих сбережений благотворительным организациям и фондам. Мы с женой ежегодно отдаем примерно 4 миллиона библиотекам, местным отделениям пожарной охраны, которые нуждаются в  современном оборудовании для спасения жизней (гидравлические «Челюсти жизни» сегодня пользуются особым  спросом), школам и разным организациям, занимающимся искусством. То же самое делает Уоррен Баффет, Билл Гейтс, Стивен Спилберг, братья Кох. Так же поступал покойный Стив Джобс. Все это хорошо, но этого недостаточно.

Читайте также: Махинации с налоговыми возвратами указывают на причастность высокопоставленных лиц

Эти отдающие 1 процент меценаты не берут на себя ответственность, ответственность за всю Америку: это забота о больных и бедных, обучение молодых, ремонт разрушающейся инфраструктуры, возвращение накопленных за годы войн колоссальных долгов. Благотворительностью богачей не остановишь глобальное потепление, не снизишь даже на один несчастный цент цены на бензин. Такого рода спасение не обеспечит ни Марк Цукерберг (разработчик и основатель социальной сети Facebook – прим. перев.), ни Стив Баллмер (Steve Ballmer) (исполнительный директор Microsoft прим. перев.), которые могут сказать: «Ладно, я выпишу налоговому управлению США бонусный чек на 2 миллиона долларов». Эта надоедливая ответственность обозначается тремя словами, которые ненавистны членам «Чайной партии»: Объединенное Население Америки.

А почему бы не заняться этим всерьез? Большинство платящих 28 процентов налогов богачей не отдают дополнительно 28 процентов от своих доходов на благотворительность. Большинству нравится держать бабки при себе. Они не опустошают свои банковские счета и инвестиционные портфели. Они хранят свое богатство, а потом передают его по наследству своим детям и детям их детей. А то, что они все-таки отдают (как мы с женой в виде пожертвований), эти люди делают исключительно на свое усмотрение. Вот суть жизненной философии этих богатых парней: не надо нам указывать, как использовать наши деньги; мы сами вам скажем.

Братья Кох - это правые мутанты-крипозоиды, и они дают деньги таким же правым мутантам-крипозоидам. Вот пример: 68 миллионов прекрасных американских долларов частной школе Deerfield Academy. С чем мы ее и поздравляем. Но выделять деньги на очистку Мексиканского залива им не хочется, хотя там уже появилась рыба с патологическими изменениями. Они не будут платить за то, чтобы ужесточить нормы и правила ВР (и прочим ничтожествам из когорты нефтяников), чтобы такое не повторилось. Они не пойдут ремонтировать дамбы вокруг Нового Орлеана. Они не станут бороться за повышение качества образования в Миссисипи и Алабаме. Какого черта – дети этих паскудных бедняков все равно никогда не попадут в Deerfield Academy. И насрать на них, если они шуток не понимают.



Также по теме: Углеродный налог - возвращение к холодной войне?

А вот вам еще один кусок свежего дерьма, произведенного на свет правым крылом Республиканской партии (насколько я понимаю, сегодня это ее единственное крыло): чем богачи богаче, тем больше рабочих мест они создают. Да неужели? Я плачу зарплату 60 человекам; большинство из них работают на двух принадлежащих мне радиостанциях в Бангоре, штат Мэн. Если я сорву киношный джекпот (что со мной случается время от времени) и получу куш от фильма ценой в 200 миллионов долларов, то что я буду делать со своими деньгами? Куплю еще одну радиостанцию? Вряд ли, я и так теряю деньги на этих двух. Но предположим, что я все-таки ее куплю, и найму еще десяток людей. Им повезет. А на остальную экономику наплевать.

Рискуя повториться, я все-таки расскажу о том, что делают богачи, когда становятся богаче. Они инвестируют. Причем большая часть этих инвестиций уходит за рубеж, благодаря антиамериканской политике четырех последних администраций в сфере бизнеса. Что, не так? А вы проверьте этикетку на той футболке или кепке, которую носите. Если на ней написано «Сделано в Америке», я … ну, я не буду обещать съесть свои шорты, потому что  шорты тоже делают в Америке, пусть и немного. Если у нас что-то и делают, то делают это отнюдь не малочисленные кадры наших плутократов. В основном это делают на едва выживающих фабриках крайнего Юга, где люди не верят в профсоюзы, а верят лишь в то, что им проповедуют с амвона местной церкви.

Американские сенаторы и члены Палаты представителей, отказывающиеся даже подумать о том, чтобы поднять налоги на богатых – они вопят как ошпаренные кипятком дети (обычно на Fox News) всякий раз, когда возникает эта тема. Эти люди в основном не супербогачи, хотя многие из них миллионеры, и все они уже долгие годы имеют примерно такую медицинскую страховку, которая предусмотрена программой Обамы. Они просто преклоняются перед богатыми. Не спрашивайте меня, почему, я сам этого не понимаю, поскольку  большинство  богачей так же скучны и надоедливы, как старое, слежавшееся собачье дерьмо. Все эти Митчи Макконнелы (Mitch McConnell), Джоны Бонэры (John Boehner) и Эрики Канторы (Eric Cantor) просто ничего не могут с собой поделать. Эти парни и их сторонники с правого фланга смотрят на толстосумов с таким же обожанием, с каким молоденькие девочки смотрят на юного певца Джастина Бибера (Justin Bieber) – с выпученными глазами, открытыми ртами и слюной благоговения, стекающей вниз по подбородку. На меня бывает порой такая же реакция, хотя я по сравнению с толстосумами просто ребенок. Эти супербогачи невозмутимо парят над жизнью борющегося с невзгодами среднего класса подобно воздушным шарам, сделанным из тысячедолларовых банкнот.

Читайте также: Путин - обложим олигархов налогами

В Америке перед богатыми благоговеют. Даже Уоррен Баффет, которого выперли из клуба богачей за его радикальные идеи об экономии, когда речь заходит о патриотизме, и тот попал на первые страницы газет, когда объявил, что у него рак простаты первой степени. Первая степень, ну что вы! Сотня клиник в состоянии его вылечить, и он может расплатиться за это своей черной картой American Express. Но пресса восприняла эту новость так, будто у папы римского только что отвалились и разбились яйца! Потому что рак? Нет, потому что  Уоррен Баффет – Беркширско-Хатавейский!

Мне кажется, что эта сумасшедшая любовь появилась из идеи о том, что в Америке любой может стать Богатым Человеком, если будет упорно трудиться и экономить свои пенсы. Митт Ромни, по сути дела, сказал следующее: «Я богат, и извиняться за это не собираюсь». Да никто от тебя этого и не требует, Митт. Просто те из нас, кто еще не оглох от огромного количества лапши, навешиваемой нам на уши с целью скрыть тот простой факт, что богачи не желают расставаться со своими гребаными деньгами, хотят, чтобы ты признался: без Америки ты бы такого в Америке не достиг. Что тебе повезло, и ты родился в стране, где возможно движение наверх (Барак Обама может заявить это авторитетно, на основе собственного опыта), но где каналы такого карьерного и материального роста все больше засоряются. Что несправедливо требовать от среднего класса брать на себя несоразмерно большую налоговую ношу. Несправедливо? Да, ведь мы живем в Америке. Я не хочу, чтобы ты извинялся за то, что богат. Я хочу от тебя признания того, что в Америке каждый должен платить свою долю по справедливости. Признания, что нас в школе на уроках обществоведения никогда не учили тому, что быть американцем значит (простите, детишки) быть самому по себе. Что тот, кто много получает, обязан платить – не отдавать, не «выписывать чек и заткнуться», как говорит губернатор Кристи, а платить – платить соразмерно доходам. Надо взяться за дело и прекратить скулить по этому поводу. Это называется патриотизм. Чайные партийцы любят разбрасываться такими словами, пока это не стоит их горячо любимым богачам никаких денег.

Именно так должна поступить Америка, если она хочет оставаться сильной и верной своим идеалам. Это практическая необходимость и нравственный долг. В прошлом году, когда набирало обороты движение «Захвати Уолл-стрит», выступающие против налогового равенства консерваторы увидели первые реальные волны недовольства. Реагировали они так, как в свое время реагировала Мария-Антуанетта («Пусть едят пирожные») или герой повести Чарльза Диккенса «Рождественская песнь» Эбенезер Скрудж со своей коронной фразой «А где тюрьмы? Где исправительные дома?» Близорукость, господа. Очень сильная близорукость. Если ситуацию не исправить по справедливости, прошлогодние протесты будут только началом. Скрудж запел по-иному, когда его навестили призраки. А Мария-Антуанетта лишилась головы.

Задумайтесь над этим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.