11 сентября 2001 года Кори Шэффер (Corey Shaffer) был в четвертом классе в Академии Катлер Ридж в Майами. Его мама работала в академии управляющей столовой, поэтому он оказался там рано и как раз завтракал – ел большую порцию хлопьев, когда в теленовостях замелкали кадры атаки террористов, угнавших самолеты. Он помнит, что ничего не понял. “Я не был уверен, что понял, что это значило”, - припоминает Шэффер.

Только в средних классах, когда он прочитал о том теракте в учебнике по истории, значение того дня стало очевидно. Сейчас Шэфферу девятнадцать лет, и он - морской пехотинец, сражающийся в самой затяжной войне в истории своей страны.


Конфликт в Афганистане тянется так давно, что молодые американцы, сражающиеся сейчас на линии фронта, зачастую сами даже не помнят тех событий, которые развязали эту войну. С атак 9/11 президент Джордж Буш-младший успел отработать два срока, Всемирный торговый центр снова стал самым высоким зданием в Нью-Йорке,а Усамы бин Ладена нет уже год.

В войсках, которые перебрасываются в Афганистан в последнее время, рядовым по девятнадцать-двадцать лет, а это значит, что когда «Аль-Каида» направила самолеты на Всемирный торговый центр, здание Пентагона, им было лет по восемь-десять. Четверо- и пятиклашки знали, что произошло что-то серьезное, но зачастую не могли понять, почему это было важно – пока не прошло много лет. Такого расхождения не бывало с момента основания страны, по большей части, потому что самые крупные войны здесь в основном были, скорее, краткосрочными силовыми вмешательствами, а не почти постоянным действием.

Из сорока четырех рядовых во взводе младшего капрала Шэффера, расположеном на военной заставе Пенсильвания в Афганистане (3-й взвод, рота “Браво”, 1-й батальон 8-го полка морской пехоты) половине личного состава по 22 года или меньше. Порядка 20% состава морпехов сменяется ежегодно, то есть, с сентября 2011 года армейскому руководству приходилось находить по 35-40 тысяч рекрутов каждый год, большая часть из них – новобранцы, поступавшие прямиком из школы.

Их туманные воспоминания о событиях 9-11 зачастую эквивалентны ситуации в Афганистане: здесь, особенно в сельской местности, редко встречаются как грамотность, так и телевизоры, и мало кто слышал об атаках 11 сентября или их связи с Афганистаном. Для местных жителей причина присутствия в стране тысяч военных США и союзников по-прежнему остается загадкой.

Задача морпехов на посту “Пенсильвания” в неспокойной провинции Гильменд,  заключается в том, чтобы искоренить повстанцев на территории, прилегающей к трассе, которая ведет вдоль реки Гильменд к стратегической плотине Каджаки.

Младший капрал Тайлер Хопкинс (Tyler Hopkins) в день 11 сентября 2001 года был в четвертом классе и ждал, когда мама принесет в школу пирожные по случаю его одиннадцатилетия. Двери школы временно закрыли, поэтому она никак не могла попасть внутрь.

Теперь он никогда не отмечает свой день рождения – ему кажется неуместным праздновать в такую грустную дату. В прошлом году он летал домой и отмечал день рождения 6 сентября, незадолго до отправления на войну. Его мама тогда испекла яблочный пирог.

20-летний младший капрал Дейв Лонг, пулеметчик из Поттстауна, Пенсильвания, смутно припоминает, что слышал что-то о событиях 11 сентября по телевизору. “Я тогда был маленький, - говорит он, - Так что это на меня особо не повлияло никак”.

Младший капрал Грейдон Филлипс (Graydon Phillips), девятнадцатилетний стрелок-пехотинец из города Озарк, Алабама, находился на уроке чтения, когда их учительнице передали новость. “Башни-близнецы подверглись террористической атаке”, - вспоминает капрал слова учительницы. Было неясно, что это значит. Но он помнит - было страшно, что в следующий раз террористы нападут на Озарк.

Командиру Третьего взвода, старшему лейтенанту ГардэаКристиану (Gardea Christian) всего 24, но, по сути, между ним и самыми молодыми рядовыми разница в целое поколение. Ему было 13 лет, он в момент объявления, 11 сентября 2001 года, был на уроке испанского в Академии Св. Томаса Мура в Магнолии, штат Делавэр. Голос, передаваемый по системе внутренней связи, велел учителям включить телевизоры. Ученики видели, как второй самолет врезался в здание. После этого все отправились в спортзал и там молились за всех пострадавших.

“С сентября 2011 года нам пришлось находить по 35-40 тысяч новых рекрутов каждый год, большинство из них - только что из школ”.

Родители приходили забирать детей из школы. Магазины закрывались. В некоторых семьях в тот день потеряли родных.

“Я был очень зол и хотел отомстить, кто бы это ни был”, - припоминает лейтенант Кристиан.

Среди его друзей поговаривали о том, чтобы раздобыть оружие и идти бороться с кем-то, в духе “Красного рассвета” – фильма про то, как колорадские школьники противостоят советско-кубинскому вторжению на территорию США. Спустя неделю Кристин пошел проверять в интернете, может ли он записаться в войска. Заполнил форму и получил автоматический отказ, не подойдя по возрасту. Из Военно-морской академии США он выпустился в 2009 году.

В декабре, незадолго перед тем, как его батальон перебазировался в Афганистан, командир роты “Браво” Брент Джонс собрал 170 своих подопечных перед кирпичным зданием штаба в Кэмп-Лежун в Северной Каролине. 33-летний капитан Джонс, уроженец Джексонвиля, штат Северная Королина, на момент, когда самолеты врезались в башни, собирался идтся учиться в офицерской школе морпехов. Ко времени принятия руководства над ротой на его счету было уже четыре боевых командировки.

Он помнит, как обратился к своим солдатам: “Очевидно, что мы летим в Афганистан. Все понимают почему?”

“11 сентября”, - выкрикнул кто-то.

Капитан разъяснил, что боевики «Аль-Каиды», похитившие самолеты, базируются в Афганистане. “На протяжении десяти лет нашей национальной целью было то, чтобы эта страна никогда больше не оказалась готова, никогда больше не имела бы условий для того, чтобы подобное могло повториться”, - припоминает он.

Среди людей капитана был и младший капрал Брайан Ричардс (Brian Richards), двадцатилетний уроженец горожка Вудрофф в Южной Каролине. Он в момент атаки делал уроки дома на кухне со своей приемной матерью. В его семье мужчины были военными много поколений подряд, и он сам всегда мечтал стать морпехом.

Он записался, как только позволил возраст, что произошло лишь  после того, как его отец дважды отслужил в Афганистане.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.