Клинтон в Азербайджане: в поисках союзника

Недавно Азербайджан стал целью визита главы израильского МИД, если рассмотреть этот факт в контексте поездки Госсекретаря США, мы получим очень мощное послание, адресованное властям в Тегеране. Баку и Тель-Авив заключили оружейный контракт на сумму в около 1,6 млрд долларов, официально говорилось, что эти вооружения предназначены для использования против не имеющей выхода к морю Армении. При этом среди покупок оказались противокорабельные ракеты Gabriel, и после того, как данный факт вскрылся, азербайджанский МИД заявил, что эти ракеты будут использоваться для обороны побережья «от иранских судов в Каспийском море». Кроме того в апреле пограничная служба и министерство чрезвычайных ситуаций Азербайджана провели на Каспийском море учения, в которых принимало участие 12000 человек, 21 корабль, 20 катеров и 8 вертолетов. Все сочли, что эти маневры были направлены против государства аятолл. В данном контексте необходимо напомнить о недавно опровергнутых сенсационных сообщениях журнала Foreign Policy, который утверждал, будто Израиль и Азербайджан заключили соглашение об использовании Тель-Авивом азербайджанских авиабаз для гипотетического нападения на Иран. Дополнительно подогревали ситуацию сообщения о больших скоплениях азербайджанских танков (израильского производства) на границе с Ираном, а также о закрытии Тегераном границы для легковых и грузовых автомобилей из Азербайджана. Обычно движение там оживленное, так как четверть жителей Ирана – это азербайджанцы, что, впрочем, служит доводом в пользу потенциальной смены официального названия страны на Республику Северного Азербайджана.

В свете вышеперечисленных событий Баку не только сам обладает необходимой мотивацией, но и соответствующим образом мотивируется Израилем и США для того, чтобы принять активное участие в нацеленной против Ирана акции. Станет ли провал саммита группы P5 + 1 с Ираном в Багдаде началом перелома на Ближнем Востоке? Отправялясь в Азербайджан Хиллари Клинтон уже наверняка знает, что Тель-Авив может нанести удар еще до президентских выборов в США. Рискованность такой акции кажется мне чрезвычайно высокой, и свои аргументы на этот счет я приводил в бюллетене Polityka Wschodnia «Риски нападения на Иран и его возможные последствия для Кавказа и региона Каспийского моря».

Азербайджан важен также для логистики Североатлантического альянса. Он стал единственной надеждой после того, как был заблокирован транспортный коридор для поставок НАТО через Пакистан и 75 процентов поставок пошли через ненадежный Узбекистан. Сейчас через азербайджанскую территорию проходит уже около 30 процентов натовских грузов.

Клинтон в Грузии: жест против России

Если визит Клинтон в Азербайджан имеет очевидно наступательный характер (поиск союзника), то грузинская остановка скорее всего не будет изобиловать конкретикой и носит характер политического жеста. Его адресат – Россия, которая милитаризирует Северный Кавказ и сепаратистскую Абхазию с Южной Осетией. Нет смысла повторять факты материала последнего номера бюллетеня Polityka Wschodnia, отлично отражающего упомянутую активность Москвы, упомяну лишь о нескольких событиях, которые еще более обострили ситуацию у подножья Эльбруса.

В конце апреля Россия отправила в Абхазию 1500 прошедших подготовку новобранцев и 400 молодых специалистов в т.ч. шоферов, техников и танкистов (в этом сепаратистском регионе Грузии РФ дислоцирует танки Т-90А), а также персонал для обслуживания противотанковых ракетных комплексов «Штурм-С» и ракетных установок «Град». В то же самое время главкомом сухопутных войск был назначен генерал Владимир Валентинович Чиркин. Стоит напомнить, что он долгое время был командующим на Кавказе и в Закавказье. Картину неприятных для Грузии событий венчает появившаяся в мае информация о том, что Тбилиси якобы финансировал террористов Доку Умарова, готовивших теракт на Олимпиаде в Сочи.

В данном контексте Хиллари Клинтон отдает себе отчет, что гипотетическая военная операция против Ирана требует не только поиска союзника в лице Азербайджана, но и обеспечения безопасности Грузии, которой угрожает российская экспансия. Очередной элемент этой мозаики – визит в Армению под предлогом прошедших там недавно выборов.

Клинтон в Армении: Ереван пойдет рука об руку с Москвой или будет доброжелательно-нейтральным?

Ереван де-факто является российским протекторатом. Благодаря арендованной Москвой базе в Гюмри она играет немаловажную геостратегическую роль. Сценарий запланированных на этот год учений российской армии «Кавказ» предполагает отработку сценария «прихода с помощью» на эту базу. Не менее важна Армения и с точки зрения своих влияний в Нагорном Карабахе, не связанном ограничениями ДОВСЕ (Договора об обычных вооруженных силах в Европе), определяющим для всех сторон лимиты на количество вооружений, которые могут находиться на определенной территории. Это очень удобная ситуация для Кремля, а также инструмент влияния на Азербайджан, который в последнее время торпедирует, например, продление аренды Габалинской РЛС. Одновременно это важный элемент давления, связанный с возможным появлением турецкой базы в Нахичевани (эксклав Азербайджана). Анкара – основной противник России на Кавказе, а ее влияние из-за многочисленной диаспоры, возникшей из-за большой волны эмиграции, называемой «махаджирством», очень заметно, например, в Абхазии.

Подытоживая: для Клинтон очень важно, как поведет себя Армения в случае возникновения иранского конфликта – и не только в контексте грузинской безопасности, но и уменьшения нагрузки на Азербайджан, который, по всей вероятности, примет участие в американо-израильской операции. К сожалению, миссия Госсекретаря будет невероятно сложной, т.к. практическая вся армянская сфера безопасности опирается на Россию (от Гюмри до членства в ОДКБ), а создание Баку «великого Азербайджана» в опоре на иранские территории может представлять для Армении и Нагорного Карабаха смертельную угрозу.

Клинтон в Турции: Анкара склонна к нападению на Сирию, но находится конфликте с Израилем


Турция очень решительным образом старается реализовать свои интересы ценой Сирии, которая неоднократно нарушала ее границы и с помощью своих спецслужб проникала в располагающиеся на турецкой территории лагеря беженцев. Не исключено, что Анкара потребует от Клинтон соблюдения Пятой статьи Вашингтонского договора. Игра стоит свеч: речь идет о крупных газовых месторождениях, на базе которых в ближайшем будущем будет разворачиваться серьезная политическая игра в восточном бассейне Средиземного моря. Для американцев эта ситуация очень сложна, поскольку Израиль формирует союз из кольца стран, окружающих Турцию. Между тем для реализации своих задач Вашингтону нужны обе эти страны.

Ключевой элемент планов кабинета Нетаньяху – сотрудничество с Никосией. Как Клинтон и президент Обама собираются развязать это гордиев узел? Разрубить его мечом? С одной стороны, Вашингтон заинтересован в том, чтобы при помощи Турции ликвидировать режим аль-Ассада, а с другой, ему, скорее всего, придется оказать помощь Израилю в его нападении на Иран. Оба этих события плотно соотносятся между собой и пропитаны неприязнью Турции к Израилю (например, вопрос, «флотилии свободы»). На фоне же маячит Россия и ее интересы на Кавказе и в Сирии, в которой Газпром уже несколько лет строит инфраструктуру для добычи газа, и с которой Москву связывают огромные военные контракты и т.д. Конечно, у Клинтон в рукаве есть немало тузов, один из них – продолжающиеся военные учения Eager Lion под американским командованием. В них задействовано 12000 военнослужащих специальных сил.

Все рассмотренные выше аспекты и уровень запутанности ситуации, связанный с ближневосточными играми указывают на то, что перед Клинтон стоят невероятно сложные задачи. Справится ли она с ними? До настоящего времени администрация Обамы получала не слишком положительные оценки за свою внешнюю политику.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.