По словам журналистов и блогеров, сейчас наступила «зима тревоги нашей». Игровая индустрия разочаровала нас, не дав нам новых тем для обсуждения, зато продолжает в изобилии радовать нас плоскими и скучными жанровыми штампами, неуклюжей сексуализацией и фетишизацией насилия. Отрасль отказывается взрослеть.

Новые трейлеры, вышедшие летом, можно принять за конкурс «Кто вместит больше ругательств, голых грудей, взрывов и фонтанов крови в один видеоролик». Бездумное провоцирование пытается притвориться зрелостью – создатели новых игр из серий Hitman и Tomb Raider старательно извиняются за то, что они превратили насилие по отношению к женщинам в элемент сюжета, хотя, судя по всему, не понимают, что именно они сделали не так.

В некоторых отношениях такая ситуация не нова. Изменилось, в первую очередь, то, как СМИ на нее реагируют. Например, интернет несколько месяцев подряд порицал новое появление хостес на конференции E3, характерное для той самой культуры «клуба для мальчиков», в рамках которой женщин не принято считать равноправными партнерами. Мы все меньше готовы терпеть ощутимую враждебность, с которой многие женщины, включая меня, столкнулись на этом мероприятии.

Геймеры и пользователи интернета наперебой рассказывают истории из своего прошлого в надежде изменить восприятие «взрослости». Каждый день можно прочитать чей-нибудь новый терзающий душу рассказ, наглядно демонстрирующий, что изнасилование – не просто элемент сюжета и не тема для болтовни на Xbox Live. Маргинализированные люди и социальные группы продолжают рассказывать о том, как бравурная культура, существующая вокруг высокобюджетных игр, с детским эгоизмом их отвергает.

Однако, несмотря на все эти жалобы, большинство игровых изданий продолжают следовать одной и той же стратегии – расшибаются в лепешку, публикуя впечатления, скриншоты, трейлеры, подкасты и (главное!) рейтинги, пока журналисты изливают свое разочарование в социальных сетях и в частных беседах. Авторы всеми силами выискивают интересные углы зрения, стараясь обойти «негатив» и найти что-то «реальное».

Между тем, проблемы с индустрией не ограничиваются травлей в интернете или дискомфортом на мероприятиях типа E3. Все это - лишь симптомы культурной болезни, поразившей самое сердце игровой отрасли. Она напрямую связана с тем, как выводятся на рынок и освещаются новые игры, и все мы виновны в том, что ее поддерживаем.

Сейчас сложнее, чем когда-либо, сделать карьеру как создателю игр, так и игровому журналисту. Те, у кого все же это получается, - это почти одержимые люди, посвятившие жизнь отчаянным попыткам любой ценой вернуть ускользнувшее очарование детских или студенческих лет. Именно поэтому игровая отрасль упорно цепляется за знакомые инфантильные конструкты – можно даже сказать, что она их прославляет, и не хочет эволюционировать или добиваться разнообразия.

Да, развитие современных игровых консолей и избегающая рисков экономика высокобюджетных игр тоже играют свою роль. Однако несомненно – хотя в это трудно поверить, - что существуют совершеннолетние мужчины, которые считают ругань и груди пропуском во взрослый мир, полагают, что лучший способ создать сильную и привлекательную героиню – это взять сексуальный объект из 1990-х годов и прибавить ему травм, или гордятся тем, что создали игру, в которой ты расстреливаешь всех, кто не так себя ведет.

Сейчас эти люди оказались миллионерами и обзавелись спорткарами. Экономика как будто вознаграждает определенные формы ребяческого эгоцентризма и отказа от рефлексии. Их носители в открытую презирают идиотов-журналистов, не проявляющих к ним должного уважения, вредящих своим бессмысленным трепом продажам и постоянно чего-то требующим критическим и высокомерным тоном.

Часть вины лежит и на нас, журналистах. Когда большинство из нас доживает до определенного возраста и обзаводится семьями, они меняют работу и начинают заниматься связями с общественностью – ведь это кажется таким разумным шагом! В итоге в журналистике остаются в основном те, кто настолько любит игры как таковые, что никогда не станет задавать лишних вопросов. Опасаясь настроить против себя нашу ветреную аудиторию – или, что еще хуже, наших героев, этих знаменитых разработчиков игр, - мы только киваем и послушно записываем каждое слово. Лучше всего, когда человеку, игры которого ты любил в детстве, нравится твое интервью с ним. Неплохо и когда компания хвалит твою статью. Прекрасно быть первым, кто опубликует фотографию нового джойстика.

Неудивительно, что когда наиболее успешные создатели игр слышат о необходимости зрелости и сложности, они выдают в ответ подростковые клише. Мы втихомолку ворчим, но, в целом, с этим миримся. Застойная, эмоционально недоразвитая культура – это же просто реальность. Никто в этом не виноват. В конце концов, что мы знаем о сложном ремесле создателей игр? Давайте говорить о том, что мы можем комментировать: графика неплохо выглядит, кто-то постарался. Проблема - в аудитории, в производителях – в ком угодно, но только не в нас. Будем вести себя позитивно и уважать чужой труд.

Это - неправильно. Взросление означает ответственность. Разве задача журналиста не в том, чтобы привлекать людей к ответу? Нам нужно работать лучше. Некоторое время мы так были рады заниматься своим делом, что готовы были мириться с чем угодно. Но что будет, когда хорошо себя будут чувствовать в нашей отрасли только богачи?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.