В своем 11-дневном турне по  Азиатско-Тихоокеанскому региону Хиллари Клинтон посетит шесть стран до приезда в российский Владивосток в субботу, однако основной целью ее путешествия является Китай.

В ходе встреч с высокопоставленными китайскими официальными лицами, включая президента Ху Цзиньтао  в Пекине во вторник и среду, госсекретарь США проводит переговоры по различным вопросам, от территориальных диспутов в Южно-Китайском море до Сирии, Ирана и Северной Кореи.

Однако основной темой китайского визита, а также и всего путешествия, является поставленная администрацией Обамы долгосрочная цель - заставить Китай превратиться в ответственного и содействующего в международных отношениях лидера, в силу, поддерживающую стабильность и благополучие, а не конфликты в этом южноазиатском регионе.

Проблема, с которой сталкивается госсекретарь Клинтон в Пекине, а США – в более широком смысле, заключается в том, что интересы и цели США не совпадают с китайскими, как говорят некоторые эксперты по Азии.

Читайте также: Кремль наводит мосты в Азию, оживляя тихоокеанскую окраину

«В корне попыток этой администрации, и, честно говоря, предыдущих администраций, было стремление указать Китаю, каковы его интересы...а потом думать, что, возможно, нам удастся заставить китайцев воспринимать мир так же, как его видим мы», - говорит Дин Чен (Dean Cheng),  эксперт в  Центр азиатских исследований в вашингтонском фонде «Наследие».

«Обратная сторона этого, - добавляет он, - заключается в том, что китайцы достаточно хорошо знают, в чем заключаются их собственные интересы, и они очень часто не совпадают с интересами США».

Эти отличающиеся интересы, скорее всего, всплывут на поверхность во время обсуждения двух ключевых вопросов визита – напряженности по поводу территориальных споров в АТР, особенно в Южно-Китайском море, и Сирии.

Клинтон прибывает в Китай из Индонезии, где она еще раз подчеркнула позицию США, заключающуюся в том, что хоть у США и нет территориальных претензий в регионе, ее важный интерес в сфере экономики и безопасности заключается в том, чтобы один из самых состоятельных регионов в мире был стабильным и открытым  для международной торговли.

«Один из национальных интересов США заключается... в сохранении мира и стабильности, уважении к международным законам, свободе навигации и беспрепятственной торговле в Южно-Китайском море», - сказала она в ходе пресс-конференции в понедельник. «США не принимают чью-либо сторону в территориальных диспутах, - добавила Клинтон, - но мы верим, что народы региона должны работать вместе, чтобы разрешить эти вопросы без принуждения, запугивания и, конечно, без использования силы».


Также по теме: США планируют создать новые системы противоракетной обороны в Азии


Такая позиция вызвала достаточно скептическое отношение в Пекине, где до приезда Клинтон во вторник представитель Министерства иностранных дел Хонг Ли (Hong Lei) сказал: «США много раз говорили, что «не принимают чью-либо сторону» в территориальных диспутах. Надеюсь, они выполнят свое обещание, и сделают больше, чтобы помочь, а не противоположное».

Хонг ясно изложил позицию Китая по территориальным разногласиям, отметив, что « у Китая, как у любой другой страны в мире, есть обязанность защищать свою территорию».

США продвигают многостороннее и дипломатическое решение территориальных споров в регионе, выступая за приняте «кодекса поведения» для  разрешения подобных вопросов в богатом на ресурсы Южно-Китайском море без использования агрессивных мер.

Китай, являющийся экономическим и военным гигантом в регионе, предпочитает решать подобные споры при помощи двусторонних переговоров. «С их точки зрения многосторонние переговоры работают против них», - считает Чен из фонда «Наследие».

Читайте также: Роберт Блейк - Мы не будем создавать долгосрочные военные базы в Центральной Азии

Пекин высказал свое мнение о мультинациональном кодексе поведения, который исключает возможность агрессивных действий, в июле, когда он заявил о строительстве города и военного гарнизона на отдаленном острове, находящемся примерно в 220 милях от самой южной точки континентального Китая.

Остров находится в богатой на нефтяные и газовые месторождения области, на которую также претендуют Филиппины и Вьетнам.

Чен  говорит, что идея «кодекса поведения» для региона существует уже давно, но отмечает, что разногласия среди менее крупными странами Юго-Восточной Азии играют на руку Пекину. «Существуют большие разногласия между островной Юго-Восточной Азией и континентальными странами в регионе, или, иными словами, между странами, у которых более близкие отношения с Китаем, и всеми остальными», - считает он. 

На более крупной международной арене Китай также встревожил США, поддержав Россию три раза в вопросе вето на резолюцию в Совбезе ООН, которая бы наказала сирийского президента Башара Асада за жестокость по отношению к мирному населению.

Также по теме: Каган и отношения США с Россией и Китаем


Некоторые аналитики говорят, что цель, которой Китай хочет добиться, защищая Асада от международного давления, непонятна, учитывая отсутствие у азиатского гиганта таких геополитических интересов в Сирии, какие есть у России.

Однако, по словам Чена, наблюдая за «арабской весной», и особенно за погружением Сирии в гражданскую войну, китайское руководство задумалось о двух «фундаментальных вопросах», которые имеют отношение к их стране. «Они видят подъем движения против авторитарных режимов, и...они видят эту идею нестабильности руководства», - сказал он.

Отмечая, что Китай сам в этом году находится в середине деликатного процесса по переходу власти, Чен говорит: «Последнее, чего хочет (Коммунистическая) партия, это сделать что-либо, способствующее развитию любой их этих тенденций в Китае».

По его словам, понять позицию Китая по Сирии легче, если учитывать, что падение авторитарного сирийского режима и атаки исламистов на светского Асада заставляют Пекин задумываться о том, не доберется ли эта волна в какой-то момент и до китайских берегов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.