В прошлом месяце в своем интервью французскому журналу «Les inrockuptibles» Филипп Рот, которому в следующем году исполнится 80 лет, сказал: «Я устал, - и добавил,- «Немезида» (Nemesis) станет моей последней книгой». Слухи не скоро донесли до берегов Америки весть об этом – перевод интервью появится сегодня на сайте Salon, который для перевода его на английский воспользовался электронным он-лайн переводчиком. Впервые я узнал об интервью несколько дней назад из твиттера – там новость появилась раньше на итальянском языке. Она показалась мне неправдоподобной (к тому же, я не знаю итальянского), но Лори Глейзер (Lori Glazer), директор PR-службы издательства Houghton Mifflin, которое публикует книги Рота, сообщила администрации сайта о том, что Рот подтвердил – «это правда».  

 

И хотя эта новость и кажется неожиданной, на самом деле уже давно все к тому шло. В интервью газете «Financial Times» Рот говорил: «Я уже перестал читать прозу... Меня она больше не интересует, как интересовала раньше». Незадолго до этого на BBC Radio 4 в Англии в своем интервью по случаю вручения ему Букеровской премии он заявил, что «Немезида» завершит список написанных им книг – всего их 31. Правда, в том же интервью он сказал: «Я хотел бы, чтобы у меня возникла какая-то важная заключительная идея, которую я смог бы выразить в одной большой книге, и работать над ней, писать ее до конца своих дней». Однако сейчас, спустя год, похоже, что эта «важная заключительная идея» так и не возникла, и он решил убрать машинку в дальний угол и книг больше не писать.   

 

По последним сообщениям, Рот, наконец, согласился, чтобы кто-то написал его биографию и собирается активно помогать этому будущему автору. По всей видимости, он чувствует, что его писательская карьера заканчивается, и пора ставить точку. А его недавние недоразумения с «Википедией» еще больше обострили интерес к его произведениям. 

 

Но сегодня в твиттере или еще где-нибудь многие узнают эту новость и не поверят. Отчасти потому, что бывали случаи, когда многие писатели и художники уходили не пенсию, но потом снова возвращались к своей работе. Так и Рот сможет в одно прекрасное утро проснуться и достать из дальнего угла свою машинку Olivetti. На самом деле, есть причины усомниться и в этом – если Рот не достает свою пишущую машинку (думаю, на самом деле он в последнее время работает на компьютере), значит, вряд ли он вообще собирается делать что-то еще. Как написано в интервью в «Financial Times», Рот «в последнее время почти никуда не выезжает», и, похоже, ведет очень тихую спокойную жизнь. Большую часть времени он проводит в штате Коннектикут в своем деревенском обшитом досками доме постройки 1790 года, а на зиму переезжает на Манхеттен, где, кажется, в его жизни тоже никаких особых событий не происходит. Все последние годы его жизнь, во всяком случае, внешне, напоминают жизнь его вымышленного персонажа – писателя Е.И. Лоноффа, описанного в лучшем романе Рота «Писатель-призрак» («The Ghost Writer»). Как узнал Натан Цукерман, от имени которого Рот ведет свое повествование, Лонофф провел всю свою жизнь в Berkshires, занимаясь литературным трудом – писал и редактировал тексты. Ну, а если писать и редактировать больше нечего, чем же еще заниматься?

 

P.S.: Дэвид Ремник (David Remnick), который несколько лет назад написал биографический очерк о Филиппе Роте, говорит, что высказывания Рота «в точности соответствуют тому, о чем он говорил в частных беседах с друзьями последние пару лет». 

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.