НЬЮ-ДЕЛИ – В первой зарубежной поездке президента Барака Обамы после его переизбрания на второй срок отразилась новая сосредоточенность американской экономики и безопасности на Азии. Однако азиатское турне Обамы также подчеркивает главный вопрос касательно американской политики в регионе: приобретет ли американская «ось» в Азии конкретное стратегическое наполнение или же в значительной степени останется риторической переупаковкой старой политики?

 

Соединенные Штаты, которые склонны максимально быстро извлекать капитал из региональных проблем, вызванных все более мощными попытками Китая самоутвердиться, укрепили свои военные связи с существующими азиатскими союзниками и наладили отношения в сфере безопасности с новыми друзьями. Но пьянящий блеск возвращения Америки на центральную сцену Азии затемнил ключевые проблемы, связанные с тем, чтобы позволить США остаться якорем безопасности региона перед лицом стратегических амбиций Китая.

 

Одной из проблем является необходимость остановить эрозию относительной мощи Америки, что, в свою очередь, требует всеобъемлющего внутреннего обновления и, в том числе, бюджетной консолидации. Однако потребность в сокращении расходов в перспективе может привести к тому, что США могут оказаться не в состоянии финансировать военный сдвиг в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона – или, еще хуже, будут вынуждены сократить свое присутствие здесь.

 

При Обаме США значительно сдали позиции Китаю, и эта тенденция возникла еще в то время, когда администрация Буша занялась войнами в Афганистане и Ираке. Это подстегнуло возникновение сомнений относительно способности Америки обеспечивать стратегический вес ее «оси», поддерживая более высокий уровень обязательств в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где она уже разместила 320 тысяч солдат. Предполагаемое размещение в Австралии дополнительных 2,5 тысячи морских пехотинцев является в значительной степени символическим.

 

Фактически, после подъема ожиданий азиатских стран относительно более серьезного ответа США на растущую напористость Китая администрация Обамы начала снижать военные аспекты своей «оси», делая вместо этого акцент на все большем экономическом участии США. Это изменение помогло тем странам этого региона, которые боялись оказаться вынужденными выбирать между США и Китаем. Однако для тех стран, которые несут на себе основную тяжесть напористого подхода Китая к территориальным и морским спорам, этот акцент вызывает новые сомнения относительно степени участия Америки.

 

Действительно, переориентация в экономическую плоскость «оси» США корректирует политику, которая переоценивала военный компонент и ставила США на путь конфликта с Китаем. Государственный секретарь Хилари Клинтон, которая сигнализировала о более жесткой позиции США по отношению к Китаю своими жесткими высказываниями в 2010 году на Региональном форуме Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в Ханое, теперь сглаживает эту позицию, содействуя торговле и инвестициям во время своих визитов в азиатские страны.

 

Обама также выдвигает экономические аспекты «оси» США, описывая свой азиатский тур как попытку создать больше местных рабочих мест в сфере производства у себя в стране за счет увеличения экспорта в «самый быстро растущий и динамично развивающийся регион в мире». Даже его исторический визит в Мьянму – первый визит президентов США в эту страну ‑ в такой же степени связан с торговлей, как и с отделением от китайского влияния страны, обладающей стратегическим расположением и богатыми месторождениями природных ресурсов.

 

Переориентирование на торгово-экономические вопросы также побудило Вашингтон содействовать Транстихоокеанскому партнерству, целью которого является создание новой Азиатско-Тихоокеанской группы свободной торговли, которая исключает Китай. Помимо того, США подчеркивают важность саммита стран Восточной Азии и саммита АСЕАН, который совпадает по времени проведения с заседанием EAS в Пномпене, на котором будет присутствовать Обама.

 

Коррекция курса США также говорит еще об одном соображении: Америка ничего не выигрывает, если поддержит любую из конфликтующих сторон в споре Китая с его соседями – по крайней мере, до тех пор, пока на карту не будут поставлены непосредственно интересы США, как, например, в Южно-Китайском море, где китайские морские претензии угрожают свободе судоходства на одних из самых загруженных морских путях в мире.

 

Забота о собственных национальных интересах объясняет, почему Америка взяла курс молчаливого нейтралитета в отношении возрождения китайско-индийских территориальных споров, в том числе на внезапно воскресшие претензии Китая на большой расположенный в Гималаях индийский штат Аруначал-Прадеш. Кроме того, США призвали Китай и Японию к мирному урегулированию их спора относительно находящихся под контролем Японии островов Сэнкаку. Основная цель Америки заключается в том, чтобы предотвратить развитие противостояния до того момента, когда она, в ущерб собственным интересам, будет вынуждена принять сторону Японии.

 

Когда министр обороны США Леон Панетта встретился в сентябре с китайским лидером Си Цзиньпином, он получил «нагоняй» по поводу того, что США должны оставаться в стороне от китайско-японского спора. Действительно, в условиях организованных антияпонских протестов в Китае в сентябре этого года, Панетта, вместо того чтобы посоветовать Китаю обуздать часто заканчивающиеся беспорядками демонстрации, публично подтвердил нейтралитет Америки в борьбе за контроль над этими островами.

 

Коррекция в политике США фактически распространяется даже на терминологию. Американские дипломаты уже в целом отказались от термина «ось», (поскольку в английском языке это слово имеет и военный оттенок, означая также опорный пункт), заменив его термином «перебалансировка».

 

Как бы это ни называли, новый подход к политике во всех смыслах касается Китая, поскольку речь идет об укреплении Америкой альянсов и дружбы со странами по всей периферии Китая, в том числе с Индией, Японией, Филиппинами, Вьетнамом, Индонезией и Южной Кореей. Тем не менее, администрация Обамы продолжает отрицать, что Китай находится в центре ее стратегии. Действительно, она не хочет публично делать что-либо или говорить, что может разозлить Китай.

 

Азиатско-Тихоокеанский регион будет занимать большую часть повестки дня на втором президентском сроке Обамы, особенно в связи с происходящим выводом американских войск из Афганистана, который должен закончиться в 2014 году. Однако Обама будет вынужден определить четкую политику США относительно быстро растущего, в условиях правления авторитарного режима, Китая, который агрессивно предъявляет территориальные претензии и разжигает внутри себя национализм. США и остальные страны Азии должны не просто приспособиться к Китаю – они должны стремиться к формированию Китая, который играет по правилам.

 

Брахма Челани – профессор стратегических разработок Центра политических исследований в Нью-Дели, автор книги «Вода: новое поле битвы Азии» (Asian Juggernaut and Water: Asia’s New Battleground).

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.