В один из недавних понедельников госсекретарь Хиллари Родэм Клинтон вышла со своим мужем на сцену в нью-йоркской гостинице Sheraton под приветственные выкрики и бурные аплодисменты, которые становились только громче, когда она пыталась их остановить.

Аудитория была дружелюбной — это было ежегодное собрание фонда Clinton Global Initiative, созданного мужем Хиллари Клинтон. Возможно, люди действительно хотели послушать ее речь об использовании американской помощи для снятия барьеров, препятствующих инвестициям – например, таких, как старые законы о землепользовании. Но они пришли главным образом для того, чтобы на нее посмотреть.

«Она выглядела такой грустной и усталой», - отметила выступающая за права женщин активистка Риту Шарма (Ritu Sharma), говоря о Клинтон в те дни, когда в ливийском Бенгази были убиты четверо американцев, включая посла США Дж. Кристофера Стивенса (J. Christopher Stevens).

Собравшиеся хотели защитить ее, подбодрить, сказать ей, как им надоели люди, постоянно обсуждающие ее волосы, а затем поговорить о ее волосах, которые, по мнению некоторых мужчин и женщин, лучше всего смотрятся вместе с простым шиньоном.

Читайте также: Клинтон в Азии


Но сильнее всего они хотели узнать, что эта женщина, с улыбкой шедшая по сцене под торжественную «президентскую» музыку, собирается делать дальше. Возможно, теперь – в свои последние месяцы на посту госсекретаря – она даст это понять.

Билл и Хиллари Клинтон посмотрели друг на друга и рассмеялись. Он закатил глаза.

Затем она начала говорить о том, как результативное развитие может способствовать глобальному миру и процветанию. Клинтон уже тысячу раз произносила подобные речи - длинные и нагруженные подробностями. Они ничего не говорят о ее будущем – и одновременно говорят о нем все.

Недавно Хиллари Клинтон подтвердила, что она не останется на своем посту во время второго срока президента Обамы, что вызвало новую волну предположений о ее планах.

Некоторые считают, что она просто «впадет в спячку» до следующей президентской кампании. Поговаривают также, что она создаст собственный проект в области прав женщин. Возможно, это было бы хорошей идеей для одной из самых знаковых фигур в американской политической истории.

Очевидно лишь то, что – несмотря на все вопросы, которые остаются по поводу Бенгази, - Клинтон сейчас любят больше, чем когда-либо за время ее долгой и временами спорной карьеры. У нее - заоблачные рейтинги, мощная машина для сбора средств и много сторонников, глубоко убежденных, что ей надо баллотироваться в президенты.

Между тем, никто сейчас точно не знает, что будет делать Хиллари Клинтон. Возможно, она и сама этого не знает. По ее словам, она сейчас планирует отоспаться и посмотреть телепрограмму «Оставить или продать» («Love It or List It»), посвященную дизайну жилья, которая действует на нее успокаивающе. 


Также по теме: Россия, Китай и гнев Клинтон

Тем не менее, существует один способ понять, что в итоге решит делать Клинтон. Для этого необходимо вспомнить, что она делала раньше – не обязательные вещи, вроде визита на Ближний Восток, который она нанесла на прошлой неделе, а то, что она, первая леди, сенатор США и госсекретарь, делала по своему выбору.

Помимо проведения в жизнь внешнеполитического курса администрации Обамы и борьбы с глобальными кризисами, Клинтон на посту госсекретаря четыре года вела собственную линию, делая выборы, которые показывают, каким человеком она стала, проведя больше 30 лет на общественном поприще.

В первую очередь, она решила предать забвению все обиды, возникшие между ней и Обамой в ходе борьбы за право представлять демократов на президентских выборах 2008 года. Самым спорным ее выбором было продвижение идеи «экспедиционной дипломатии», предполагающей, что дипломатам нужно больше взаимодействовать с людьми за стенами посольств. Образцом такого поведения был посол в Ливии Стивенс.


Остальные ее шаги были не столь громкими. В их числе - помощь молочному кооперативу в Малави, продвижение в Китае кухонных плит, меньше загрязняющих окружающую среду, и визит на экологический саммит в столице Гренландии Нууке, а также ряд других категорически неэффектных мероприятий – таких, как конференция по гендер-специфическому сбору данных и путешествия за тысячи миль в страны, о которых часто забывают.

«Я очень рада, что моей сотой страной стала Латвия», - сказала Клинтон в июне студентам в Риге.

Читайте также: Антироссийские ноты в дипломатической арии Клинтон

С самого начала Клинтон объясняла, что ее курс – это часть новой «дипломатии XXI века», которая требует, чтобы Соединенные Штаты больше концентрировались на низовом уровне и полагались на развитие и гражданскую силу не меньше, чем на военную мощь. Гуру внешней политики еще долго будут дискутировать об этом подходе.

Некоторые считают, что Клинтон рассеяла свои усилия и в результате - не смогла добиться ни одного крупного триумфа. Например, не покончила с кризисом в Сирии. Другие, напротив, уверены, что тысяча ее не столь громких инициатив позволила ей осуществить масштабный сдвиг в американской дипломатии и сделать ее современнее и эффективнее.

Как бы то ни было, решения, которые принимала Клинтон, многое говорят о том, кто она такая, как она думает и – возможно – о том, что она будет делать в дальнейшем. Поэтому ответ на вопрос о том, будет ли она баллотироваться в президенты в 2016 году, возможно, следует начать с состоявшегося этим летом трансатлантического перелета – первого этапа одного из самых длинных ее турне в качестве госсекретаря.

Как это у нее заведено, Клинтон прошла в заднюю часть салона пообщаться с журналистами. Было раннее утро, и она выглядела расслабленно в спортивном костюме и черных очках.

Ее 12-дневная одиссея включала в себя встречи в Париже, Кабуле, Токио, Ханое, Каире и Иерусалиме, но куда она больше всего хотела попасть – так это в монгольский Улан-Батор, где она когда-то во имя дипломатии выпила стакан ячьего молока.

Также по теме: Клинтон все еще под впечатлением Батуми

Один из репортеров отметил, что ей предстоит встретиться с президентом Монголии в его церемониальной юрте – традиционном монгольском жилище. Клинтон улыбнулась.

«Это не юрта, - поправила она журналиста, добавив, что монголы предпочитают не употреблять тюркское слово. – Это гэр».

Сойти с проторенного пути


К тому моменту, как самолет Клинтон приземлился в Международном аэропорту Чингисхан, она уже успела несколько раз привлечь к себе внимание международной прессы.

В Париже она обрушилась на Китай и Россию за то, что они «блокировали» разрешение сирийского кризиса. В Кабуле она провозгласила Афганистан «союзником, не входящим в НАТО». В Токио пообещала афганскому правительству американскую помощь. Все было, как положено – красные ковровые дорожки, фотографии с президентами, парадные обеды.

В Монголии – богатой медью, углем и золотом стране на пороге Китая – было серое утро понедельника. Так как Клинтон сочла визит в эту страну необходимым, ее кортеж несся по неровной дороге мимо пасущихся коров и строительных кранов.

В столице она поднялась по мраморным ступенькам правительственного здания, поздоровалась с монгольским президентом Цахией Элбэгдоржем (Tsakhia Elbegdorj) и нырнула в его гэр. Как и многое другое, что Клинтон делала в ходе этого турне, делать это она не была обязана.

Читайте также: Клинтон - торговля с Россией взаимовыгодна

Затем она произнесла перед членами международной женской организации речь о политической либерализации, явно метившую в Китай, но также подчеркивавшую роль женщин в политике. Это тоже не входило в ее обязанности.

После этого госсекретарь отправилась в скучный конференц-зал на мероприятие, которое у нее точно не было необходимости посещать, но ради которого она преодолела больше 6 000 миль.

«Замечательно, что этим утром я вместе с вами принимаю участие в запуске сети LEND – нового инструмента, который будет помогать странам ориентироваться при переходе к полноценной демократии», - начала она.


Ее советники начали рыться в своих BlackBerry. Некоторые репортеры сделали передышку. Однако Клинтон, сидевшая за столом вместе с другими официальными лицами, выглядела еще более энергичной, чем обычно.

Она с энтузиазмом говорила о новом онлайн-форуме и о том, какая это захватывающая возможность - оказывать «демократическую поддержку по запросу» новым лидерам таких стран, как Киргизия.

«Через минуту, - произнесла Клинтон слова, которые не попадут в заголовки, - мы увидим новую сеть в действии: министр иностранных дел Молдавии проведет видео-чат со своим бывшим коллегой из Словакии».

Также по теме: Клинтон обвинила Россию в поставках Сирии вертолетов

Клинтон слушала и смотрела на экран, на котором появились лица словака и молдаванина, вышедшего на связь со своей дачи.

«Я рада, что в этом участвую», - сказала им Клинтон.

По выражению ее лица было видно, что она говорит искренне, и что подобные вещи для нее действительно имеют значение. Она считает их маленькими шагами к продвижению демократической системы – а значит, к международному миру и процветанию.

Позднее в интервью она прояснила свою позицию.

«Это действительно один из серьезных пробелов, которые я вижу в мире, - заметила Клинтон. – Подумайте, с кем говорить этим людям? То есть, они были политзаключенными, или изгнанниками, или занимались делами на работе, или преподавали в университете – и вдруг они становятся президентами, премьерами, министрами иностранных дел. Просто представьте это себе!»

«И они не могут расслабиться – они не хотят демонстрировать слабость или невежество, спрашивать: “Как это работает? Что я должен делать?” Меня это поражает», - продолжила она.

Характер Клинтон

Друзья Клинтон, говоря о ней, чаще всего упоминают два ключевых свойства ее характера.

Читайте также: Клинтон о главных направлениях сотрудничества с Грузией


Во-первых, за все то время, что они ее знают — как студенческого лидера 1960-х годов, как первую леди, как сенатора США, как госсекретаря, — Клинтон практически не изменилась. Она лишь еще больше стала тем, кем всегда была: глубоко оптимистически настроенным методистом, верящим, что государство может способствовать человеческому прогрессу, и безнадежным «ботаником», умеющим отличить «юрту» от «гэра».

Во-вторых, хотя Клинтон славится своим политическим искусством, она никогда не бывает такой энергичной и целеустремленной, как в те моменты, когда она борется за дело, которое, по ее мнению, будет служить улучшению жизни людей – пусть даже постепенному, долгому.

Именно это качество Клинтон выглядит наиболее спорным. Противники считают ее самодовольной сторонницей классического либерализма «большого правительства». Поклонники, напротив, полагают, что она - упрямый прагматик, готовый быть на переднем крае и уверены, что именно эти свойства делают Клинтон почти героической, хотя временами и трагической, фигурой.

«Эта работа только усилила то, что в ней всегда было, - утверждает Бетси Эбелинг (Betsy Ebeling), дружащая с Клинтон со времен чикагского детства, когда они обе читали романы о рыцарях в сияющих доспехах, слушали речи преподобного Мартина Лютера Кинга-младшего и вели агитацию в самых бедных кварталах города. – Она просто получила арену, чтобы заниматься вещами, которые всегда ее очень волновали. Теперь у нее есть целый мир».

В госдепартаменте Клинтон воспользовалась своим положением, чтобы создать множество новых подразделений и должностей, посвященных долгосрочным темам – таким, как гражданское общество, развивающиеся демократии, проблемы мировой молодежи и – чем она больше всего известна – проблемам женщин в мире. Многие благодарны ей за то, что она изменила отношение госдепартамента к женщинам.

Также по теме: «Подарок» для Хиллари Клинтон

В марте Клинтон выпустила документ, озаглавленный «Продвижение гендерного равенства во имя целей нашей национальной безопасности и внешней политики» («Promoting Gender Equality to Achieve Our National Security and Foreign Policy Objectives»), предписывающий всему госдепартаменту привлекать женщин к любой деятельности – от разработки бюджетных планов до мирных переговоров. Это решение она подкрепила данными, показывающими, что оно будет способствовать урегулированию конфликтов и позволит лучше использовать экономический потенциал.


«Уверена, что, получив приглашение на конференцию по данным, вы подумали: “Как захватывающе!” – иронически заявила Клинтон в одном из своих выступлений этим летом. – Но думаю, вы согласитесь — сейчас действительно захватывающий момент для данных».

Хотя инициативы Клинтон не привели к крупным сдвигам во внешней политике, они порождали проект за проектом.

«Люди закатывают глаза, когда она говорит об экологически чистых кухонных плитах, - объясняет Анна-Мария Слотер (Anne-Marie Slaughter), до прошлого года руководившая управлением политического планирования Госдепартамента. – Но если Союз за экологически чистые плиты (созданная Клинтон инициатива, добивающаяся замены вредных кухонных печей в 100 миллионах домов на безопасные плиты) добьется успеха, мы снизим выбросы углерода, повысим безопасность женщин и спасем миллионы жизней. Это огромное достижение».

Решения, которые принимает Клинтон, отражают меняющийся мир, в котором и мощь, и вызовы распылены сильнее, чем раньше, и это требует от Соединенных Штатов уделять больше внимания безработной молодежи в Северной Африке и тяжкой нужде по всему миру.

Читайте также: Белый дом перекладывает китайский кризис на Хиллари Клинтон

«Мы не можем рассчитывать, что нас поймут и оценят, если большая часть молодого мира лишена серьезного понимания исторического прошлого и не знает, кто мы, откуда мы, что мы сделали, - подчеркнула она в своем интервью. – Поэтому нам нужно присутствовать везде».

Более личное объяснение решений, которые принимает Клинтон, по ее словам, имеет отношение к ее собственной борьбе за то, чтобы быть понятой. «Когда я была молодой женщиной, для меня было очень важно чувствовать, что я участвую в принятии решений», - говорит она.

Есть еще одно объяснение, и оно связано с верой, которой Клинтон придерживается с детства.

«В мои обязанности христианки входит стараться облегчать страдания людей, - заявила она в 1992 году United Methodist News Service. – Именно потому, что методистская традиция в открытую это признает, я хорошо себя чувствую в этой церкви».

Сидя в своем кабинете два десятка лет спустя, Клинтон утверждает, что она по-прежнему руководствуется своей верой.

«Это – один из основополагающих факторов, которые определяют, кто я и как я себя вижу», - говорит она.

Низовая дипломатия


Через несколько дней после Монголии самолет Клинтон приземлился во Вьентьяне, столице Лаоса – страны, на долю которой пришлось более 580 000 американских бомбардировок во время Вьетнамской войны. Клинтон протестовала против этой войны, когда училась в университете.

Также по теме: Россия добивается помощи Клинтон в деле Бута

Хотя она обсудила с лаосским премьер-министром вопросы, связанные с «разворотом» США в сторону Азии, Лаос не был необходимой остановкой. Он настолько ею не был, что ни один американский госсекретарь не посещал эту страну в течение 57 лет.

Клинтон проехала по дороге мимо пальм, монахов в оранжевых одеждах и мест, где до сих пор лежат неразорвавшиеся американские бомбы.

Она хотела увидеть местный центр протезирования, ставший своего рода музеем ужасов войны, которые не удается оставить в прошлом – и теперь она смогла его посетить.

Она взглянула на грубые деревянные и металлические конечности, свисающие с потолка, и на карты, испещренные пометками, которые указывают на бомбы, и спросила, почему нет технологии, которая позволяла бы их убрать.

Затем она направилась к Пхонгсавату Сонилье (Phongsavath Sonilya), потерявшему из-за бомбы руки и зрение в свой 16-й день рождения. Он сидел в кресле в дальнем углу и ждал ее. Клинтон подошла и коснулась его плеча.

«Здравствуй, - сказала она, не убирая руки. – Приятно познакомиться».

Далее Клинтон вылетела в камбоджийский Сиемреап, где встретилась с группой женщин, стремящихся организовать профсоюзы в гостиницах и на текстильных фабриках, на которых они работают. Клинтон выглядела особенно величественно в пурпурном платье и с блестящим ожерельем на шее, и некоторые из женщин называли ее «Ваше Высочество», хотя она это игнорировала.

Читайте также: Критика россйской позиции из уст Клинтон звучит «жалко»


Она была немного раздражена, так как не понимала молодую женщину, рассказывавшую о жестких условиях труда, но постоянно сбивавшуюся из-за голоса переводчика в гарнитуре. Она начинала говорить и опять замолкала. Никто не пытался ей помочь.


«Скажите ей снять гарнитуру, пока она говорит, чтобы она не слышала звук, - заявила Клинтон. – Он ее сбивает с толку».

Кто-то прошептал об этом женщине, но она не поняла и начала нервничать.

Клинтон улыбнулась ей и жестом предложила снять гарнитуру. Женщина последовала ее совету и продолжила свою жуткую историю, заявив в конце, что она не уверена в том, что ей хватит храбрости рискнуть и организовать профсоюз.

«Спасибо, - сказала одна из самых могущественных женщин в мире одной из наименее могущественных. – Но я не согласна. Вы очень храбрая. И я хочу, чтобы вы это знали».

Дела и будущее Клинтон

При личном общении понять, что думает Хиллари Клинтон, зачастую просто. Однако факт в том, что изрядную часть своей взрослой жизни она провела на публичных мероприятиях, где разобраться с этим нередко бывает сложнее.

Например, два дня спустя после нападения на миссию США в Бенгази Клинтон, решившая не отменять вечерний прием в честь мусульманского праздника Ид аль-Фитр, стояла в нарядном зале Франклина в здании госдепартамента. Госсекретарь, часами утешавшая сотрудников и звонившая родне погибших, теперь говорила с дипломатическим корпусом Вашингтона об еще одном своем выборе.

«Я – тот человек, который отправил Криса в Бенгази во время революции», - четко сказала она.

Также по теме: Как Хиллари Клинтон отомстила Путину

В будущем ее ждали вопросы о том, почему госдепартамент не обеспечил безопасность дипломатической миссии, были ли соблюдены процедуры и не повлияли ли на объяснение атаки политические соображения.

Но пока Клинтон приходилось выслушивать, как коллеги хвалят ее, говорят, какую замечательную работу она сделала, какую воодушевляющую роль играет и какая она хорошая.

Клинтон взглянула на аудиторию, неопределенно улыбнулась и уставилась в потолок, стараясь сохранять самообладание.

Еще один пример этого можно было увидеть этой осенью в гостинице Sheraton, когда Билл Клинтон представил свою жену как «ходячее НПО» и коротко объяснил ее поступки в качестве госсекретаря. По его словам, она пытается не просто бороться с кризисами и не давать свершаться злу, но и «творить добро».

Когда Клинтон вышла на подиум, аудитория встретила ее овацией и приветственными криками. Она улыбнулась и произнесла речь – классическое выступление Клинтон с анализом, основанным на фактах, о наращивании потенциала в бедных странах, женщинах как экономических субъектах, самодостаточности и отказе от старых взглядов на развитие.

Это была речь, которую она не была обязана произносить, - наполненная избыточными подробностями, на изложение которых могла потратить час только такая дотошная методистка, верящая, что она должна творить добро. Клинтон почти не заглядывала в свои записи. Она была охвачена энтузиазмом.

«Спасибо за то, что посвящаете свою энергию, свои усилия и свои ресурсы постепенному улучшению нашего мира», - заявила она в конце.

Все это означает, что ответ на вопрос о том, будет ли Хиллари Клинтон баллотироваться в президенты в 2016 году — будет ли она добиваться работы, которая дает больше возможностей творить добро, чем любая другая — заключается в ответе на другой вопрос: сможет ли она себя от этого удержать?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.