«Да поможет мне Бог!»

 

Эти слова так же привычны для уха любого американца, как и «О, скажи, видишь ли ты…» (начальные слова гимна США в поэтическом переводе Максима Наймиллера – прим. перев.) – их произносил в конце своей присяги каждый новый президент США, начиная с Франклина Рузвельта.  

 

Но откуда пошла эта фраза? Согласно Конституции США, произносить ее не обязательно, да и не очень-то она подходяще звучит в нашей стране, где церковь отделена от государства. И, тем не менее, их произносят – эти четыре слова, которые в жизни каждого американца звучат как личный, почти успокаивающий аккорд в конце страшновато звучащей государственной присяги.    

 

И пока историки спорят о том, кто первым ввел в обиход эту фразу, самой популярной версией считается та, согласно которой именно Джордж Вашингтон произнес ее в конце своей первой инаугурации в качестве своего рода экспромта. И мне это нравится. Эта фраза в который раз убеждает меня в том, что, несмотря на высоту своего положения, президенты – тоже люди. А еще эта фраза напоминает мне о том, что даже такое официальное мероприятие, как президентская инаугурация, может служить поводом для таких неожиданных и непредсказуемых моментов.    

 

И с церемониями вступления президентов в должность так было всегда. Кто бы знал, например, что второе инаугурационное обращение Авраама Линкольна («Не питая ни к кому злобы, преисполненные милосердия…»), текст которого состоял всего лишь из 700 слов, не только затмило его первое обращение, которое было в пять раз длиннее, но и стало одной из самых знаменательных речей в истории Америки?    

 

Кто бы мог подумать, что выдающийся страстный призыв молодого президента Джона Кеннеди к нации «не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее» мгновенно станет для американцев крылатой фразой, автора которой менее, чем через три года сразила пуля убийцы?

 

Кто мог предвидеть, что Джимми Картер, избранный на высший в нашей стране пост, главным образом, благодаря своей провинциальной добропорядочности, абсолютно безошибочно и совершенно удивительным образом смог во время инаугурации продемонстрировать это свое главное качество – отказавшись от президентского кортежа, он предпочел пройтись по традиционному маршруту (от Капитолия до Белого дома) пешком. Почему? Он хотел быть ближе к тем гражданам страны, которые его избрали.     

 

Даже нынешний президент во время церемонии вступления в должность в 2009 году столкнулся с непредвиденным. Председатель Верховного суда Джон Робертс (John Roberts) начал произносить для Барака Обамы слова присяги по памяти, при этом он случайно допустил ошибку в тексте, в результате чего в церемонии произошел небольшой но, досадный сбой – оба оратора пытались исправить ситуацию и перебивали друг друга. Однако после этого Обама, который и в жизни действует в соответствии со своей репутацией пламенного оратора (при этом сохраняя хладнокровие в острых ситуациях), выступил с не менее вдохновенным обращением, с которым он на четыре года он взлетел на политическую арену страны. 

 

«Мир становится теснее, - обратился он к нации, которая внимала каждому его слову, - и вскоре человечество осознает, что народы мира связывает очень многое, и Америке предстоит открыть новую эру мирного сосуществования».

 

Станут ли инаугурационные торжества этого года таким же источником вдохновения и послужат ли они поводом для возникновения таких же ярких неожиданных моментов? Поживем – увидим. А пока можно оглянуться и взглянуть на некоторые знаменательные даты в истории Америки, на те события, во время которых обычные граждане становились выдающимися деятелями. 

 

С праздником, Америка, с Днем инаугурации президента! Неважно, по какую сторону политических баррикад вы обосновались, это день славы торжества нашей демократии! Думаю, нам вместе стоит произнести – «И да поможет мне Бог!»

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.