Прямота российского министра иностранных дел заслуживает восхищения. Делая заявление по поводу того, что Иран и США еще не определились с датой переговоров, он сказал, что обе стороны должны «перестать капризничать, как малые дети».  В ходе пресс-конференции Сергей Лавров отметил:  «Некоторые наши партнеры по "шестерке" и иранская сторона никак не могут прийти к договоренности о том, где конкретно собираться, в какой стране, в каком городе. Идет идеологизированный спор. В Москве готовы встречаться в любой точке и как можно скорее. Считаем, что суть наших переговоров гораздо важнее того антуража, который тот или иной населенный пункт может создать. Рассчитываю, что все-таки здравый смысл возобладает, и мы перестанем капризничать, как малые дети».

Именно так.

Всего лишь несколько недель назад, перед ноябрьскими выборами, во многих СМИ сообщалось, что США и Иран уже согласились провести закрытые переговоры. И с тех пор Иран и «шестерка» мировых держав пытались договориться, где и когда провести эту встречу. Пока безрезультатно.

Неудивительно, что Москва раздосадована.

Читайте также: Невидимая война Ирана

Хоть назначение Чака Хейгела (Chuck Hagel) на пост министра обороны и наделало много шума в связи с его не особо воинственными взглядами по отношению к Ирану, сейчас, если уж на то пошло, Хейгел отступается от своих заявлений, сделанных в период между 2001 и 2011 годами. В них он высказывался против военного вмешательства и санкций по отношению к Ирану, призывая к подходу в стиле «услуга за услугу».  А президент Обама, несмотря на весь оптимизм по поводу переговоров и свою инаугурационную речь о мирном разрешении конфликтов, в этом месяце подписал еще один пакет жестких санкций против Тегерана.

Американские чиновники сообщили газете Washington Post, что «новая политика более похожа на настоящее торговое эмбарго и нацелена на то, чтобы систематически атаковать и ослаблять финансовые основы страны и угрожать ей экономическим коллапсом». Обама подписал  закон об этих санкциях, поддерживаемых Американо-израильским комитетом по общественным связям, несмотря на сделанные ранее замечания о возможном вето.

Газеты Ирана


А в это время Иран замолчал и отказывается назначать дату переговоров, несмотря на неоднократные запросы со стороны «шестерки».  Возможно, это происходит из-за того, что новые меры со стороны США стали сигналом нежелания Америки освобождать Иран от санкций в обмен на соглашения.  Возможно, Тегеран хочет доказать США, что их хваленый режим санкций не заставит Иран делать односторонние уступки за столом переговоров.  Учитывая внутреннюю ситуацию в Иране – а там в преддверии июньского голосования уже начинается предвыборный сезон –  это может означать, что в течение следующих шести месяцев аятолла Али Хаменеи просто не будет готов к переговорам.  Другие подозревают, что Иран выжидает, пытаясь понять, как новая команда Обамы по вопросам безопасности – с сенатором Джоном Керри (John Kerry) на должности госсекретаря, Чаком Хейгелом в качестве министра обороны и Джоном Бреннаном (John Brennan) в ЦРУ – повлияет на позицию Обамы в переговорах.  Скорее всего, именно внутренние распри среди иранцев за несколько месяцев до выборов нового президента и откладывают ответ Тегерана.

Также по теме: Иран, иранское, иранство

Но если Иран ждет Хейгела, это может затянуться надолго.

Безусловно, во время своей карьеры как в сенате, так и за его пределами Хейгел – консервативный и реалистичный республиканец из штата Небраска - занимал твердую позицию «слева» от Барака Обамы, Джона Керри и Джо Байдена (Joe Biden), когда они все тоже были членами верхней палаты американского парламента. Он отказался быть одним из спонсоров жесткого «Акта 2007 года о нераспространении в отношении Ирана». Тогда спонсорами законопроекта выступили Обама, Байден и Керри. Хейгел также голосовал против расширения действия поддерживаемого Керри и Байденом «Акта о санкциях по отношению к Ирану и Ливии».

Хейгел также голосовал против «Всеобъемлющего акта по санкциям, ответственности и отчуждению Ирана», поддерживаемого Керри и подписанного Обамой. Еще он выступил против закона, который приравнивал Революционную гвардию Ирана к «террористической» организации.

Собрание заявлений Хейгела по поводу Ирана, подготовленное Американским институтом мира, демонстрирует, что он выступает против военного решения иранского кризиса и очень скептично настроен по отношению к односторонним санкциям. «Нельзя загонять иранцев в угол, из которого они не смогут выбраться, - сказал однажды Хейгел. – Нужно найти «тихие способы», без использования прессы или публичных речей, нужно дать им пару вариантов, спасающих их репутацию, чтобы они могли выпутаться из ситуации и что-то из этого тоже получить». 

«Односторонние санкции работают редко. Я не думаю, что односторонний подход и милитаристские речи помогут разрешить ситуацию.  Они лишь сплотят иранцев... Это усиливает опасность военной конфронтации», – добавил он.

Читайте также: Россия и Иран держат в руках ключи


Появилось  множество сообщений о том, что сторонники жесткого курса, неоконсерваторы и израильское лобби в Вашингтоне яростно раскритиковали Хейгела за этот и другие комментарии. Вместе с дружественными Израилю членами конгресса они предупреждали Обаму, что он должен приструнить Хейгела, чтобы не отправить «миролюбивый» сигнал Тегерану.  Роберт Сэтлоф (Robert Satloff), исполнительный директор произраильского Вашингтонского института ближневосточной политики, открыто заявил, что Белому дому необходимо действовать быстро: нужно убедиться, что Хейгел отказался от своих взглядов по отношению к Ирану и, по меньшей мере, придерживается более жесткой линии американской администрации.  «Если Белый дом в ближайшее время не предпримет меры по заглаживанию созданного им (Хейгелом) впечатления,  шансы на согласованное разрешение иранского ядерного кризиса снизятся практически до нуля, а вероятность военных действий со стороны Израиля сильно возрастет», - написал он.

И действительно, уже через несколько дней после того, как его номинировали на пост министра обороны, Хейгел отступился от своих высказываний, встречаясь с высокопоставленными представителями Пентагона и влиятельными сенаторами, которые должны были голосовать за утверждение его кандидатуры.  Он заявил, что поддерживает масштабные международные санкции против Ирана и верит, что военное вмешательство должно быть «одним из вариантов». Несколько сенаторов-демократов, встретившихся с Хейгелом, удовлетворенно отметили, что их бывший коллега из Небраски в достаточной степени отступился или «уточнил» свою позицию по Ирану, заработав их поддержку – и голоса. 

Поэтому Лавров прав. Обе стороны ведут себя, как дети. И для США, и для Ирана пришло время раскрыть свои карты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.