Напишите в поисковом окне на YouTube название любого небольшого животного – первое, что придет вам в голову – и вам будет предложено несколько видео о «ручных» или «домашних» питомцах этого вида. Любого из кошачьих, псовых, куньих (ласка), енотовых, любого не-безбашенного из приматов (павианы – они совершенно страшные – исключаются). Посмотрите на моего домашнего питомца кинкажу, моего домашнего питомца генетта, моего домашнего питомца лиса-фенека, моего домашнего питомца оцелота. А под видео милых пушистых диких животных вы увидите комментарий: «Боже мой! Я хочу такого». Когда в интернете появляется видео с красной пандой, интернет хочет красную панду. Хотя красная панда находится под угрозой исчезновения и считается диким животным.

 

В 1959 году советский генетик Дмитрий Беляев начал без лишней огласки экспериментировать с разведением домашних лис. Прошло более пяти десятилетий, выведены тысячи лисиц, распался Советский Союз, а эта программа продолжает действовать в Институте цитологии и генетики в Новосибирске. Беляев хотел раскрыть секреты приручения, закономерности проявлений поведения и экстерьера в процессе скрещивания, но многие люди не из ученой среды наслышаны о проекте по другой причине: лисы очаровательны, мы хотим их обнять и хотим, чтобы им это нравилось.

 

Что такое одомашнивание?

 

Одомашнивание – не то же, что приручение. Можно приручить многих диких животных так, чтобы они не пытались убить вас, воспитывая их с рождения, но это будут приобретенные навыки поведения. Такое животное вряд ли будет демонстрировать проявления симпатии к хозяину, и поведение прирученных животных не передается потомству. Одомашнивание означает изменения на генном уровне: усилить определенные черты поведения можно либо через несколько поколений приплода, либо через целенаправленный отбор (или комбинацию того и другого). В случае со зверем, который в естественной среде ведет себя агрессивно в отношении человека, решение простое: мы хотим получить максимально послушное, наименее агрессивное и наименее своенравное животное.

 

Институт выбрал лис для экспериментов по нескольким причинам. Они из семейства псовых, как и собаки, и их легко сравнивать с одомашненными видами, но в то же время они не близкие родственники, и различаются настолько, чтобы было удобно наблюдать, как эксперименты по одомашниванию влияют на новые виды. Кроме того, эти лисы были уже «ручным» - их отобрали из звероводческих хозяйств в Сибири, и в данном случае процесс адаптации к людям уже запущен. В теории можно приручить практически любого дикого зверя: в Дании была одомашнена норка, и звучали предложения по одомашниванию ряда редких привлекательных животных, например, красной панды, с целью сохранения вида.

 

Советские (и позже, российские) эксперименты в Сибири проводились с одомашненной чёрно-бурой лисой (обычная, но с серебристым мехом), достаточно близкой к лисе нашей мечты. Она стремится привлечь внимание людей и любит его проявления, она будет лизать вам лицо, обниматься с вами, при виде вас начинает вилять своим гигантским пушистым хвостом, будет играть у вас дома с игрушками, пока вы терпеливо нацеливаете фотокамеру ради идеального фото для Instagram. Дикая лиса так себя не ведет: она попытается либо убежать от вас, либо укусить в лицо. Ручная не убежит и не нападет, но и не будет обниматься. За спиной одомашненной лисы 30 - 35 поколений селекции при тщательном контроле, исключающем возможность родственного скрещивания. Ее уже никак не назовешь дикой лисой, на самом деле, она, скорее всего, и не выживет в дикой природе.

 

Через несколько поколений стали наблюдаться какие-то странные проявления. Исследование показало, что при селективном отборе только по признакам поведения были отмечены новые общие черты экстерьера. У животных появились различные типы масти, уши стали более мягкими, хвосты начали загибаться к спине – у дикой лисы ничего подобного нет и в помине. Когда попытались разводить лис с собачьими повадками, стала выходить лиса, более похожая на собаку. Но ее нельзя воспринимать, как собаку.

 

Где взять?

 

Некоторое время компания под названием SibFox продавала лис, выведенных в Сибирской лаборатории. Их предлагали по цене около 6 тысяч долларов, но не известно, чтобы кто-то на самом деле получил одну из этих лис. Интернет-издание The Daily сообщает, что двух лис, отправленных в США, конфисковали на американской границе и поместили в зоопарк Остина и заповедник, где им живется «замечательно». Очевидно, этих лис держат в собачьих будках, что неправильно, а также кормят и моют не по правилам. Судя по всему, у людей из SibFox не было лицензии и опыта импорта экзотических животных. Хорошо хоть животные перенесли путешествие из России. SibFox вернула клиентам деньги, перестала отвечать на электронные письма и закрыла свой сайт. До сих пор SibFox ближе всех подошла к тому, чтобы у жителя США появилась одомашненная лиса.

 

Есть еще заводчики, наподобие Tiny Tracks Exotic Animals, которые недалеко от Форт Уэйн в штате Индиана занимаются разведением нескольких разновидностей лис (рыжей и серой лисиц, песцов), а также якобы ручных енотов, скунсов и носух (млекопитающее семейства енотовых, обитающее в Центральной и Южной Америке). Хотите домашнего песца? Он обойдется вам в 600 долларов. Рыжая лисица немного дешевле – за 400 долларов. Она дешевле скунса (450) и значительно дешевле, чем что-то более экзотическое, как, скажем, кинкажу (цепохвостый медведь), который обойдется где-то от 1,2 до 3 тысяч долларов. Для сравнения, чистокровная сибирская лайка будет стоить от 400 долларов до 2 тысяч, в зависимости от ее качества и репутации заводчика.

 

Но ни одна из этих лис за несколько сотен долларов не является «одомашненной». Все они дикие. Дикие лисы – не домашние, они дикие животные. В данном случае слово «ручная» не означает по сути ничего - оно в основном означает «приятная в щенячьем возрасте». Лисицы из Сибири являются домашними животными. Лисы из Индианы? Дикие.

 

(Tiny Tracks не ответили ни разу на просьбы о комментарии. Кей Федева (Kay Fedewa) называет тех, кто управляют компанией, «не очень хорошими людьми, на самом деле, довольно грубыми, даже в отношении тех, кому они продают животных»).

 

Индиана – некое подобие земли обетованной для хозяйств по разведению экзотических животных и их владельцев, либертарианская страна чудес, где уплатив пошлину размером всего в 10 долларов, вы можете приобрести для дома медведя гризли. Соседний штат Кентукки, который вряд ли заподозришь в излишней щепетильности в отношении диких животных, являет собой довольно типичный пример законодательства штатов: вне закона объявлены все «по сути своей опасные» животные, включая ядовитых (змей, ящериц), огромных (бегемотов, слонов), и тех, которые предпочли бы скорее убить вас, чем позволить погладить себя по голове (больших кошек, медведей, бабуинов). Сюда же отнесли любое животное, которое никогда не проживало в естественной среде на территории Кентукки, в основном, чтобы предотвратить их распространение. Большинство штатов просто запрещают содержать дома любое обычное «дикое» животное.

 

Но не Индиана! В Индиане присутствуют дикие животные трех классов. Класс I – в основном белки. Класс II касается лис, бобров, скунсов, енотов, койотов и ласок. Класс III – «ядовитых рептилий» и всех видов медведей, больших кошек и волков. Все три класса разрешены по закону! На самом деле, единственное ограничение по животным класса III, которые запрещены почти повсеместно в США, состоит здесь в том, что соседям вероятного владельца леопарда направляют письмо. Если не менее 25 соседей отвечают письменно, что они не желают иметь леопарда в своей округе, тогда леопард не допускается. В противном случае, нет проблем, сэр. Как зовут вашего леопарда?

 

Еще большее безумие: в Индиане нет законов, запрещающих владение исчезающими видами. Вот что говорит законодательство штата: «Находящиеся под угрозой исчезновения виды диких животных будут рассматриваться в рамках классов I, II или III по усмотрению директора подразделения и должны подпадать под процедуры, соответствующие этому классу животных». То есть, как правило, местный бюрократ будет решать, относить вашего питомца – западную равнинную гориллу – к животным класса II или III, после чего вы даете ему десятидолларовую купюру на оформление бумаг, и все — теперь вы гордый владелец одной из примерно 14 западных равнинных горилл. И вы запросто можете взять ее с собой на экскурсию в дом бывшего президента Бенджамина Харрисона (Benjamin Harrison) в прекрасном историческом районе Индианаполиса Northside.

 

Стоит отметить, что в штате Мэн законы еще более либеральные, чем в Индиане. Единственный закон на эту тему в штате Мэн обязывает владельца дикого животного, чтобы оно имело идентификационную метку. Но, похоже, в отличие от «хузеров» (общепринятое название жителей штата Индиана – прим. перев.) жителей штата Мэн из хищников больше всего интересуют представители некрупных кошачьих ягуарунди.

 

Лис разрешено содержать всего в нескольких штатах. Что, в общем-то, неплохо. В ряде штатов законодательство более гибкое. В Мичигане, где живет Федева, можно содержать только местные виды, то есть различные вариации рыжей лисы. Серая лиса, которая является абсолютно самостоятельным видом, более распространенным в западных и южных штатах, запрещена, равно как и песец или миниатюрная лисица фенек. В нескольких штатах вообще запрещено брать лис из природной среды. Но законы зачастую неконкретны и интерпретируются по-разному, что может привести к неприятностям для владельцев лис - их могут признать нарушителями, а могут и нет.

 

Эрик Мэйсон (Eric Mason) в настоящее время живет в Арканзасе, он один из самых преданных владельцев лис и активно поддерживающих эту тему в интернете. Он разместил на YouTube десятки видео своего питомца рыжего лиса по имени Рон, и постоянно пишет на всех форумах, посвященных домашним лисам. Он также очень активен на фурри-форумах, где размещает сообщения под ником Albi Azul. В его профиле на FurAffinity.net говорится: «Я все время тут среди всех ваших классных звероподобных и долбаных картинок, но я имею честь любить и заботиться о моем домашнем рыжем лисе Роне! Привет из Маунтин-Хоум, штат Арканзас!» Он ведет малопосещаемую страницу DeviantArt, где опубликовал множество своих фотографий в гигантском костюме голубого песца, а также отчетов с «фурри-конференций» (собраний людей, которые интересуются звероподобными персонажами с человеческими чертами). Владельцы экзотических животных часто вступают в фурри-сообщества. Уровень одержимости и преданности при уходе за нетрадиционными питомцами у них гораздо выше, чем у владельцев собак или кошек. Они, как правило, уделяют своим домашним животным более заметную часть своей жизни, чем другие владельцы. И есть среди страстных поклонников экзотики такие, кто перестраивают всю свою жизнь ради питомца. Даже Федева говорит, что эти люди имеют склонность быть «немного эксцентричными».

 

Лис Рон у Эрика не является одомашненным, но при этом он один из самых ручных, которых я когда-либо видел. Просмотрите Рона на видео и сравните с лисой Федевы по кличке Аня: Аня явно ласковее, более напоминает собаку, менее пуглива, легче поддается контролю и дрессировке, чем Рон. И все же Рон один из лучших примеров для тех, кто собирается приобрести не сибирскую лису.

 

Эрик составил сравнительное описание законодательства всех штатов, относящегося к содержанию домашней лисы. Похоже, он как-то жил в Пенсильвании. Хотя закон гласит, что владение лисой незаконно, иначе как с целью заготовки меха, Эрик предлагает поговорить с «Джейсоном из разрешительного отдела» в Харрисбурге, потому что «иначе может возникнуть конфликтная история». Но у Эрика и заводчиков из Tiny Tracks совсем иные интересы, чем у Федевы.

 

Кто делает это на законных основаниях?

 

«Я выросла на рассказах Джека Лондона и других подобных историях о животных, - говорит Федева. – Мне также нравятся комиксы, поэтому я решила соединить свои интересы». Еще в средних классах школы у нее возникла мысль сделать комикс о волках, навеянный рассказами Лондона, и во время учебы в мичиганском университете Ann Arbor она на свои средства напечатала комикс, теперь он называется The Blackblood Alliance. Ее заметило фурри-сообщество, говорит Федева, поэтому она начала ходить на фурри-конференции. «Я должна была надевать хвост и уши на конференции, - говорит она. - Я не отношусь к этому всерьез, но на конференции это весело, все разряжены как на Хэллоуин».

 

Но лисы занимали особое место в ее душе. «Я всегда была без ума от лис, - говорит Fedewa. - Это первое животное, которое я действительно любила, и мне всегда хотелось завести лисичку у себя дома». Но Федева, вопреки тому, что можно ожидать от импортера лис из Сибири, издающего свои комиксы о волках и участвующего в фурри-конференциях, не такая уж и экстравагантная. Федевой 27 лет, она из Мичигана, работает в индустрии видеоигр, занимаясь моделированием, текстурированием и пользовательским интерфейсом для компании Stardock. Она говорит с характерным очаровательным мичиганским акцентом, и рассказывает о своей любви к животным со знанием дела и юмором – она имеет хорошее представление о том, что это такое посвятить годы своей жизни на приобретение редкой домашней Сибирской лисы, знает, что это не то, чем бы многие хотели заняться, и не говорит об этом извиняющимся тоном. «Я люблю животных и я думаю, что это так здорово заботиться о них», - говорит она. И это, в общем-то, так просто. Она хотела лису! Так в чем проблема!

 

Но у нее есть и своя собственная жизнь и никакого интереса пытаться переспорить таких как Tiny Tracks по поводу «прирученных» лис. «Я не хочу заставить себя привыкнуть к дикому животному, которое ненавидит меня за то, что я вынуждаю его жить со мной», - говорит она. А именно это вы получите от «ручной» лисы. Тут огромный диапазон индивидуальных особенностей, так что можно попытать счастья и получить зверька, расположенного к тому, чтобы жить с человеком, как лис Рон у Мейсона, но это может оказаться и абсолютно не желающий иметь с тобой ничего общего или еще хуже – склонный к насилию. Еще более худший случай, когда дикий/ручной лисенок взрослеет и в процессе гормональных изменений может стать чрезвычайно агрессивным. (Они превращаются в настоящих ублюдков, говорит Федева.) Это общая проблема для многих животных. Приматы хорошо известны такими резкими изменениями. Но по-настоящему домашние животные не страдают такой проблемой.

 

Обнаружив Сибирский институт, Федева заинтересовалась им. «Я связалась с институтом в прошлом году», - говорит она, - и мы обсудили с ними, как на законных основаниях можно ввезти одну из их лис. Никто никогда не делал этого прежде». Сделать это юридически чисто можно, лишь найдя лицензированного импортера экзотических животных - и она нашла такого человека в лице Митча Калмансона (Mitch Kalmanson).

 

Как получить этих лис?

 

«У меня на заднем дворе есть 34 тигра, - казал мне Митч Калмансон в начале нашего телефонного разговора. – Буквально вчера я взял [еще] одного». Кроме того, на его «заднем дворе» - а это 200-акров к северу от Орландо, штат Флорида – есть львы, пумы, леопарды, лигр (гибрид льва и тигрицы), як, норки, собаки и различные стадные животные – лошади, ватусси (порода африканского крупного рогатого скота), зебу (порода индийского крупного рогатого скота) и эму. У него также три домашних лисы.

 

Калмансон – профессиональный импортер экзотических животных с лицензиями Министерства сельского хозяйства США, Министерства внутренних дел и Комиссии Флориды по сохранению рыбных ресурсов и дикой природы. Эти лицензии охватывают различные виды его деятельности – он содержит экзотических животных на своей земле, но он также ездит по всему миру в поисках животных для зоопарков, лабораторий, частных клиентов, и любого, кому может понадобиться стадо ватусси или пара дельфинов. Он также риск-менеджер в лондонской страховой компании Lloyd's, и страхует экзотических животных. Он страхует зоопарки, цирки, частные учреждения, лаборатории – многие из тех, кто нуждается в страховании экзотики, обращаются к Митчу. У него неоконченное высшее образование, хотя позднее он получил степень бакалавра и занимался в различных аспирантурах. У меня сложилось впечатление, что традиционное обучение для него – трата времени, не лучший способ добиться цели.

 

Он не тот человек, с кем приятно поговорить. Вот Кей была разговорчива, дружелюбна, смешлива, ее беспокоило, как бы я не изобразил ее человеком со странностями, что само по себе нестранному человеку и в голову не придет сказать. А Митч Калмансон, думаю, вполне похож на чудака. Это никак не относится к его профессиональной пригодности – она впечатляет, речь о необычном телефонном разговоре. Калмансон говорит очень быстро, очень точно, он не разъясняет, не вставляет анекдоты или факты, уточняющие то, чего вы не просили, и у него очень любопытная привычка сказать свою часть диалога, а затем просто замолчать в ожидании вашего ответа. Большинство людей во время интервью, завершив свой ответ на вопрос и не услышав реплики собеседника, будут продолжать говорить – они будут пытаться заполнить паузу какими-то словами, или вопросами, или чем-то еще. Только не Митч: такое впечатление, будто он зачитал заранее подготовленное заявление, и, когда он закончил, разговор на этом завершен. Но при этом он знает свое дело очень-очень основательно. Его странный стиль разговора производит впечатление абсолютной уверенности и компетентности.

 

Похоже, ему гораздо удобнее о своей работе и своих возможностях говорить отстраненно, и когда я спросил его мнение об этих одомашненных лисах, он в первый и единственный раз задумался. «Сейчас таких у меня дома три, - сказал он. – Они очень умные – умнее, чем проклятая собака. Уникальные и любопытные животные». Он решительно поправил меня, когда я назвал «ручными» лис, выведенных заводчиками типа Tiny Tracks. «Они не ручные, - сказал он, как отрезал, хотя точно не грубо. – Они заявляют так, поскольку лисята действительно ручные. Однако в 10 месяцев все меняются. Именно поэтому вам обычно не показывают взрослых животных».

 

Когда ему позвонила Федева и спросила, может ли он съездить в Сибирь, чтобы доставить одомашненных лисиц, Калмансон сначала изучил тему, неоднократно пообщался с ней и решил, что она соответствует его стандартам. Он чуть было не сказал «это не оценивается количественно», когда я спросил, нравится ли ему Федева. «Нравится» не имеет значения. Она была признана приемлемым бизнес-партнером. Вот так в феврале прошлого года он сел на самолет и вылетел в Сибирь. Тамошняя лаборатория продала ему одомашненную годовалую рыжую лисицу за 3,2 тысячи долларов. Анализ крови сделал ветеринар на ферме в России, а Митчу пришлось изготовить свою клетку – он говорит, что стандартная собачья будка не подходит для содержания лисы. Затем улетел обратно. Его плата высокая, от шести до двенадцати тысяч долларов, но в будущем он будет привозить сразу до семи лис, и тогда одна особь обойдется дешевле. Федева планирует продавать лис примерно по 8 тысяч долларов каждую.

 

С помощью Митча Федева создала проект The Domestic Fox, она надеется совершать ежегодные поездки в Сибирь, чтобы получить комплекты лис для поставки владельцам в Северной Америке и Европе. Предлагаются лисы нескольких цветовых генотипов – все это рыжие лисы, Vulpes Vulpes, но их мех может варьироваться по цвету от классического рыжего до черного и серебристо-белого. Если вы обратитесь к ней сейчас, вы можете получить лису, родившуюся этой весной, с доставкой где-то осенью 2013 года.

 

Что такое одомашненная лиса в качестве питомца?

 

Так как это содержать у себя домашнюю лису? Не совсем как собаку, говорит Федева – лиса не экзотический вид собаки, это совсем другое животное с совершенно особенным поведением. «Лисы очень умны, - говорит она, - и потому до смешного любопытны». Ее лиса Аня небольшая – всего около 4,5 килограммов - это вес кошки среднего размера, хотя в своей пушистой зимней шубе она кажется гораздо больше. Ане нравится выкапывать растения из горшков и грызть их, у лисы гораздо сильнее развит инстинкт копаться в земле, чем у одомашненных собак. Ей также требуется открытый загон. Построить его и засыпать песком обошлось Федеве в несколько тысяч долларов, так что Ане есть где покопаться. Серьезная проблема – это лисья моча: «представьте мочу кошки – говорит Федева, - а это в миллион раз хуже. Воняет как скунс, это самый острый запах во вселенной. Если попадает на ваш ковер, понадобится специальный фермент... для его нейтрализации, так что если ваша лиса пометит [ваш дом], это будет нечто». Некоторых лис удается приучить к специальному лотку, но они все равно когда-нибудь пометят среду своего обитания.

 

Аня к тому же не так поддается дрессировке, как домашняя собака. Она может выполнять некоторые команды, но продолжительность концентрации внимания у нее более короткая, чем у большинства собак. Выгуливать тоже сложнее. «Она ходит на поводке, но ей это не слишком нравится», - говорит Федева. Ей кажется, что Аня ощущает внимание к себе и оттого напряжена и нервничает. С соседями тоже были проблемы. Однажды даже пришлось переехать. Сосед позвонил в город, приехал следователь и сказал, что ей не разрешается иметь лису. Юридически это не совсем точно, но судебные издержки, необходимые чтобы выиграть сражение, перевесили желание Федевы остаться на месте. И она переехала в более благоприятное место с акром земли на юго-востоке Мичигана.

 

Такие вот у Федевы незначительные неприятности, если их можно считать таковыми. Они появляются вместе с лисой. И в самом деле, это очень незначительные проблемы для мира экзотики. Аня ласковая, в отличие от других экзотических животных, она играет, любит внимание к себе хозяйки и стремится к нему. У нее есть свои причуды, но она явно выраженный домашний питомец. И Федева, и Калмансон подчеркивают это отличие: экзотические не одомашненные животные – это не домашние животные. В разговоре оба выразили неприязнь (Федева легкую, Калмансон резкую) к частным лицам, которые хотят сделать из диких животные домашних питомцев. Вот Аня – домашний питомец.

 

Почему даже я хочу такую?

 

У людей есть желание из симпатичного дикого животного сделать домашнего питомца, такая потребность иногда называется «синдромом Бэмби». Это довольно своеобразное желание, хотя в нем нет ничего особенного. Стэнли Корен (Stanley Coren), почетный профессор факультета психологии университета Британской Колумбии и эксперт по вопросам взаимоотношения собаки и человека, напоминает нам: хотя горожане склонны воспринимать домашних животных с точки зрения своих питомцев, они играли невероятно важную роль на протяжении всей человеческой истории. «Приручение, скорее всего, началось, - говорит он, - не потому что вам действительно захотелось завести у себя дома милое животное». Согласно общепринятой теории, одомашнивание собак, например, началось с того, что некоторые собаки находили ненужные пищевые отходы вокруг ранних человеческих поселений. Среди собак стал происходить отбор в направлении терпимости к людям и послушности. Затем уже люди обнаружили, что эти животные могли бы служить их целям, и тогда сами начали их разводить ради этого.

 

Домашние животные полезны. Собак использовали для охоты, скотоводства и охраны, кошек – для борьбы с вредителями, лошадей для транспортировки, а также многих сельскохозяйственных животных (коров, овец, коз, свиней) ради пропитания, молока или меха. Несмотря на ранние представления о пользе животных, сейчас для нас это лишь бонус, мы же стремимся к обладанию разумным, добрым, милым и пушистым существом, которое любит нас. Ваша кошка поймала мышь? Ой, не то, чтобы мило. М-да, и при случае вызываете крысолова. Эх, мышки.

 

Приручение других животных является одним из трех характерных особенностей, присущих человеку как виду, в числе которых также использование инструментов и «символическое поведение» (язык, искусство, ритуалы). Исследования Калифорнийского технологического института и Калифорнийского университета показали: когда демонстрируют изображения животных, нейроны мозжечка испытуемых реагируют сильным возбуждением – независимо от привлекательности животного. В самом деле, миндалевидное тело – это часть мозга, которая отвечает за память и эмоции – реагирует на фотографии животных гораздо сильнее, чем даже на снимки людей. Теория состоит в том, что сильная реакция на других животных – будь то потенциальный противник, продукт питания или друг – имела важнейшее значение на ранней стадии развития человека, что по-прежнему проявляет себя в нашем мозге сегодня.

 

Таким образом, мы сильно реагируют на животных. Но почему мы стремимся приручать диких животных?


Они привлекательны 

 

Привлекательность в основном складывается из конкретной конфигурации черт лица, наряду с другими атрибутами, такими как чистоплотность и проявление сердечности. При виде симпатичного млекопитающего (а иногда и не млекопитающего – некоторых видов птиц) срабатывает «механизм запуска». Это не сложно, нам нравятся те, кто похожи на маленьких детей (даже в отношении взрослого – это называется «неотения»), потому что это в наших интересах желать защищать и ухаживать за младенцами. Обычно это означает, что нас, как правило, привлекают крупные глаза (в сравнении с размерами тела), небольшой нос и большая круглая голова. Нам нравится симметрия и отсутствие дефектов, потому что ребенок с такими чертами, скорее всего, будет здоровым. Вот и все дела! Детеныши животных симпатичны, мы хотим нянчиться с ними. Это объясняет популярность таких экзотических зверьков, как кинкажу, который напоминает пушистого ребеночка, хотя он ближе к енотам, чем приматам.


Новизна и нарциссизм 

 

А вот что говорит д-р Корен: «В случае с животными имеет значение элемент новизны – к примеру, все хотят собаку экзотической породы». Как, скажем, все бы толпой набросились на породу Голден ретривер, другие, возможно, захотели бы, скажем, редкого Норвежского лундехунда. Ваш питомец может быть вашим отражением, или обладание редким животным может подчеркнуть вашу собственную уникальность и индивидуальность. Какие еще зверьки более редкие, чем пятнистые генетты или песцы? Экзотические животные «укрепляют вашу уверенность в себе и привлекает к вам внимание общества, что очень-очень полезно для человека», - говорит Корен.

 

А вообще все это не более, чем наше собственное глупое тщеславие. Обладание редкой чистокровной собакой не означает только «Я такой уникальный и собака у меня крутая», но также и «я чертовски богат, и могу позволить себе импортировать собаку из далеких фьордов Норвегии, которая охотится на морских птиц». Взгляните на этот список президентских домашних животных. Еще когда президентам было не зазорно не скрывать своего богатства и социального положения, чтобы при этом считаться нормальным малым, у президентов были домашние звери за пределами здравого смысла. У Герберта Гувера – два крокодила. У Тедди Рузвельта – любимый барсук по имени Джозайя. У Бенджамина Харрисона – два опоссума, возможно, самых уродливых из всех североамериканских млекопитающих среднего размера, и называл он их «мистер Взаимность» и «мистер Защита». Калвин Кулидж, если бы он попытался сохранить свою коллекцию сегодня, попал бы в тюрьму по 12 пунктам: у этого парня были кенгуру, южноафриканская антилопа, черный медведь, два львенка, карликовый бегемот и рысь.

 

Вряд ли хоть одного из тех президентских экзотических животных можно было назвать хорошим питомцем. Наверное, половина из них не желали ничего большего, как убить и съесть своего главнокомандующего. Но иметь медведя означало «Я крутой». С южноафриканской антилопой – «Я искушенный и просвещенный». А кенгуру ... На самом деле, я не знаю, что бы это значило. Кулидж был кретином.

 

Агрессия 

 

В нашем стремлении к владению экзотическими домашними животными есть темная, доминирующей сторона. «В определенном смысле это типично мужская точка зрения, - говорит Корен. - Если я приручил тигра и он живет в моем доме, я действительно крутой мачо». Помимо нетипичных домашних животных, таких как лисы, все большую популярность приобретают скрещенные породы одомашненных и диких животных. Все чаще можно встретить койдога (гибрид койота с собакой) и волчака (скрещенный волк и собака). Еще больше скрещенных кошачих – домашнюю кошку можно скрестить практически с любым представителем некрупных диких кошачьих и получить себе питомца, который выглядит, как будто он предназначен для охоты на цесарку в Серенгети. И он твой, в твоем доме.

 

Прирученные дикие животные - потому что, почти исключительно, это не правильно одомашненные животные, а лишь дикие животные, выращенные людьми – это еще больший знак вашего господства. В вашей гостиной песец? Он свернулся клубком на вашем ковре и по вашей воле питается кормом из продуктовой лавки по соседству. Вы не боитесь диких зверей, вы подчинили дикого животного вашей воле, и она предписывает этому песцу по вечерам во вторник смотреть вместе с вашей семьей сериал «Новая девушка».

 

Но здесь есть своя темная сторона, потому что ситуация часто грозит опасностью. Общество защиты животных США считает волчака диким животным – данная порода занимает шестую строчку в статистике укусов, и с учетом ее относительной редкости, это примерно в 15-20 раз выше, чем по не-гибридным собакам. Прирученная лисица наносит невероятно большой вред имуществу, от нее зачастую исходит сильный мускусный запах, и она может представлять опасность для незнакомых людей или других домашних животных. А некоторых животных просто даже невозможно приручить. Д-р Адам Миклоши (Adam Miklosi) из Венгрии однажды провел эксперимент, в ходе которого трехдневных волчат отдали на воспитание. Думаете, из них выросли ручные спокойные волки? Ничего даже близкого – одомашнивание это процесс генетический, а не обучение поведенческим навыкам. Так что через 18 месяцев эксперимент пришлось закрыть – у всех оказались дома обычные волки.

 

* * *

 

Итак, я хочу завести домашнюю лисичку. Но этого не будет. Из лисы не получается хорошего домашнего питомца, она сохраняет почти все дурные черты представителей нашего «Диска Экзотических Питомцев». И В Нью-Йорке, где я сейчас живу, ни один из видов псовых не разрешен, за исключением домашних собак и лис-фенек. Никакие представители рыжих лис не допускаются. И мне остается лишь прогуливаться по холмам северо-востока, где лисы обитают повсеместно, делать фотографии и размещать их на моей странице в фейсбуке, и, вероятно, продолжать разговоры о том, как бы мне хотелось видеть лису в своей гостиной. Но я не хочу, не очень хочу. Ну, может, немного.