Прибывший на встречу с Франсуа Олландом вице-президент США рассказывает о приоритетных направлениях реформ во время второго срока Обамы и делает предупреждение Ирану.

70-летний Джозеф Байден находится в турне по странам Европы: на выходных он побывал в Германии и закончит поездку визитом в Великобританию, предварительно заехав в Париж. Вице-президент дал эксклюзивное интервью Le Figaro.

Le Figaro: В чем состоит цель вашего турне по Европе и визита во Францию?  


Джо Байден: Партнеры Америки по эту сторону Атлантики являются нашими самыми старыми друзьями и ближайшими союзниками. На посту вице-президента мне доводилось бывать в Европе чаще, чем в каком-либо другом регионе мира. Это наглядно подтверждает силу трансатлантического сотрудничества и его значимость для США. Ни Европа, ни США не могут противостоять вызовам нашего времени друг без друга. У Америки и Европы есть общие ценности, интересы, возможности и задачи. Мы эффективнее отвечаем на эти глобальные вызовы, если действуем вместе.

Более двух столетий назад французы встали на нашу сторону, когда наша юная нация стремилась к независимости. История двух наших республик теснейшим образом связана. Франция - наш давний союзник, и я сегодня прибыл сюда, потому что наши судьбы и интересы переплетены друг с другом. От Афганистана до Ливии, от Ирана до Мали, от глобализации экономики до изменения климата - США подходят к решению всех ключевых вопросов нашей эпохи вместе с Францией.

- Франция начала войну в Мали, однако Вашингтон согласился оказать ей помощь лишь после некоторых колебаний. Все дело в том, что после десятилетия войн США предпочитают руководить «с задних рядов», или же вы просто не считаете этот регион мира своим стратегическим приоритетом? 

- С нашей стороны не было никаких колебаний. Мы разделяем цели международного сообщества, которое стремится лишить террористов прибежища и восстановить демократическое правительство в Мали. Что касается военной операции Франции, США оказали значительную поддержку, которая включает в себя обмен разведданными, авиатранспорт и дозаправку в воздухе. Президент Олланд и прочие очень приветствовали наше решение. Кроме того, нам нужно наладить сотрудничество, чтобы помочь странам-участницам в кратчайшие сроки сформировать миссию африканских сил по поддержке Мали (Misma). США также вносят важный вклад в этот процесс: прибывающие в Бамако войска получают транспортную и логистическую поддержку.

Политическая сторона дела так же важна. США и Франция призвали к скорейшей реализации резолюции 2085 Совета безопасности ООН для восстановления стабильности на всей территории Мали. Международное сообщество и наши страны призвали временное правительство составить дорожную карту для проведения выборов, как только это будет возможно с технической точки зрения. Обеспечение долгосрочной стабильности Мали и формирование представительного правительства потребуют не только усилий со стороны США и Франции, но и участия всех стран региона, а также международных институтов. Мы же будем и впредь помогать им в работе. 

- Администрация Обамы утверждает, что сделает «все, что нужно», чтобы не дать Ирану получить ядерное оружие. Что еще не было испробовано и может позволить избежать вооруженного вмешательства в Иране в этом году? 

- Сейчас ход за Ираном. Что касается нас, мы уже приложили в прошлом и продолжаем прикладывать серьезные усилия для достижения дипломатического решения в вопорсе беспокойства международного сообщества по поводу иранской ядерной программы. Тем не менее, окно дипломатических возможностей вот-вот захлопнется.

Иранскому правительству нужно серьезно и ответственно подойти к переговорам «шестерки». Ее участники еще в декабре предложили конкретные даты и места для встреч, однако Иран постоянно ставил все новые условия, чтобы выиграть время. В настоящий момент у нас до сих пор нет договоренности насчет нового раунда переговоров, и обсуждение этого вопроса продолжается дальше. Иран не согласился на встречу в Стамбуле 28 и 29 января, и группа 5+1 предложила новые даты в феврале. Группа остается неизменно прочной и единой, и мы благодарны Франции за ее лидерство.

Мы продолжим работать над скорейшим проведением новых переговоров с тем, чтобы сосредоточиться на сути опасений международного сообщества по поводу иранской ядерной программы. Тем не менее, на иранских лидерах лежит ответственность за соблюдение их международных обязательств. В противном случае на них и дальше будут нацелены парализующие экономику санкции и растущее давление. 

Президент Обама выразился предельно ясно: он не даст Ирану заполучить ядерное оружие. И мы сделаем все что нужно, чтобы этого не допустить. Тем не менее, еще есть время для того, чтобы дипломатия при поддержке санкций все же могла бы добиться успеха.

- Может ли второй срок президента Обамы, который говорит о новых бюджетных принципах и миграционной реформе, изменить Америку? Чем он будет отличаться от первого?

- Мы и впредь будем сосредоточены на создании рабочих мест и росте нашей экономики так, чтобы американский средний класс вновь получил возможность «сражаться» на равных. Во-первых, в рамках нашего плана консолидации экономики мы обязались уменьшить общий дефицит на 4 триллиона долларов в ближайшие десять лет, что включает в себя уже проведенные сокращения. Во-вторых, мы решительно настроены на борьбу с вооруженным насилием в нашей стране с помощью глобальной оружейной политики. В-третьих, мы хотим сохранить Землю для будущих поколений. Это означает, что мы и дальше будем поддерживать чистые и возобновляемые источники энергии, а также бороться с изменением климата. Наконец, мы намереваемся исправить нашу миграционную систему, которая сейчас совершенно не работает. Мы с нетерпением ожидаем работы с депутатами двух наших крупнейших партий в Конгрессе для того, чтобы укрепить наши границы, ввести санкции против предприятий, которые используют труд нелегалов, и подтолкнуть тех, кто пересек границу незаконно, к получению гражданства. Кроме того, мы хотим модернизировать нашу систему легальной иммиграции для семей, наемных работников и работодателей. 

- Президент Обама поручил вам вести борьбу за контроль над огнестрельным оружием в США. Как можно будет оценить ваши успехи в этом вопросе? 

- Произошедшее в начальной школе Сэнди Хук в Коннектикуте стало настоящей трагедией, и мы будем скорбеть о погибших в тот день детях и учителях. Мы понимаем, что пришло время действовать. Поэтому мы с президентом предложили глобальный план борьбы с вооруженным насилием в США. Этот план учитывает конституционное право каждого уважающего закон американца на владение оружием, однако в нем отмечается, что мы должны не дать этому оружию попасть в плохие руки.

Некоторые элементы нашего плана уже реализованы, тогда как для применения других потребуется время. Одни смогут вступить в силу постановлением президента, тогда как для других будет нужно решение Конгресса. Мы хотим, чтобы Конгресс сделал незаконную торговлю оружием тяжелым преступлением. Кроме того, мы подтолкнем его к ужесточению системы проверки личности покупателей (так, чтобы опасные люди не смогли приобрести огнестрельное оружие), запрету на продажу штурмовых винтовок и ограничению размеров ружейных магазинов.

Тем не менее, как уже отмечали мы с президентом, эта борьба касается не только нас. Всему американскому народу нужно подняться и потребовать, чтобы его представители сделали это от его имени. Мы считаем, что сейчас пришло время действовать, и американцы в этом с нами согласны. Поэтому я считаю, что у нас получится провести значимую реформу, которая спасет множество жизней. Как уже говорил президент, если мы спасем хотя бы одну жизнь, значит, все уже было не напрасно. Мне кажется, что у нас получится спасти гораздо больше людей, и именно с этой точки зрения мы будем оценивать наши успехи.