В феврале, наконец, завершено расследование ЦРУ в отношении Наума Хомского (Noam Chomsky), продлившееся два года, и его результаты оказались поразительными: несмотря на полувековой беззастенчивый антивоенный активизм и бесчисленные выступления за рубежом, у ЦРУ нет никаких материалов на легендарного профессора Массачусетского технологического института.

 

«Наши поиски были тщательными и усердными, поэтому, вероятнее всего, если мы проведем их повторно, результат окажется таким же», - гласит ответ управления на запрос на все имеющиеся у ЦРУ материалы по Хомскому, сделанный в соответствии с Законом о свободном доступе к информации. Этот запрос, результаты которого стали известны изданию Foreign Policy, был отправлен писателем из Портленда по имени Фредерик Максвелл (Frederic Maxwell), который в настоящее время пишет книгу об известном лингвисте.

 

Однако в данном случае на кон поставлена не столько репутация ЦРУ (охота управления на внутренних шпионов в 60-х и 70-х годах подробно отражена в архивных документах), сколько репутация самого Хомского: какой же это выдающийся диссидент-левоцентрист, если в ЦРУ на него нет толстой папки материалов – этого символа прохождения обряда посвящения для оппозиционеров эпохи 60-х годов?

 

Был ли сам Хомский разочарован отсутствием материалов на него в ЦРУ? На прошлой неделе я сообщил ему о результатах поисков ЦРУ, о которых он еще не знал.

 

«Мне все равно, - сказал Хомский, отказавшись схватить наживку в ходе телефонного разговора. – Я не имею никакого отношения к этому запросу». Хотя он не испытывает особого энтузиазма по поводу того, чтобы его считали обделенным вниманием со стороны ЦРУ, он тем не менее утверждает, что он оказался в центре расследования, проведенного еще одним федеральным агентством. «Уверен, в ФБР на меня есть толстая папка материалов».

 

Постойте. Не в ЦРУ? Хомский не вызывает подозрений? Я напомнил ему о его послужном списке - достаточном, чтобы установить за ним наблюдение.

 

В течение многих лет откровенная критика Хомского в адрес правительства США («террористическое государство») сделала его единственным человеком, который попал в список врагов Ричарда Никсона и в список будущих жертв Унабомбера. В 60-е и 70-е годы он неоднократно читал лекции в таких странах как Камбоджа и Вьетнам. Он писал статьи для политического журнала Ramparts, который находился под наблюдением агентов ЦРУ. Подробно описывая одержимость управления деятельностью авторов этого журнала, бывший директор ЦРУ Стэнфилд Тернер (Stansfield Turner) написал в своей книге 2006 года «Перед прочтением сжечь» («Burn Before Reading»), что «расследование деятельности сотрудников Ramparts было определенно незаконным». Он также добавил: «Оно было всего лишь крохотной частью гораздо более масштабного проекта, инициированного [президентом Линдоном] Джонсоном, который в документах проходил под кодовым названием CHAOS».

 

Эта программа, запущенная в 1967 году при Джонсоне и расширенная при Никсоне, имела своей целью уничтожить антивоенное движение, развернувшееся в кампусах американских колледжей, в котором Хомский сыграл немаловажную роль. В общей сложности в рамках этой программы сотрудники ЦРУ собрали материалы по крайней мере на 10 тысяч американских граждан. И ничего на Хомского?

 

Кел МакКлэнахан (Kel McClanahan), опытный адвокат по делам в сфере национальной безопасности, который отправил запрос на доступ к информации по поручению Максвелла, был удивлен окончательными результатами, предоставленными ему ЦРУ. По его словам, это не было ответом в стиле «ни да, ни нет», не обычное «мы не можем сообщить вам, есть ли у нас материалы»: в ответе значилось, что материалов на Хомского просто нет. На самом деле, первый отказ предоставить материалы на Хомского поступил еще в сентябре 2011 года. МакКлэнахан подал апелляцию и получил еще одно письмо с отказом в феврале 2013 года.

 

«Комиссия агентства по разглашению (The Agency Release Panel) рассмотрела апелляцию г-на Максвелла и установила, что, несмотря на тщательные и усердные поиски соответствующих систем записей, мы не смогли найти никаких документов, которые имели бы отношение к его запросам», - гласит письмо ЦРУ от 1 февраля.

 

Довольно интересно то, что Хомский, человек, который всегда с недоверием относился к американским правительствам, на самом деле верит написанному в письме ЦРУ. Однако это связано вовсе не с тем, что он с возрастом стал снисходительнее относиться к агентству, а с тем, что он искренне уверен в его некомпетентности.

 

«Эти агентства хорошо умеют убивать людей и свергать правительства, - сказал он мне. – Однако если непредвзято взглянуть на материалы разведки, то в смысле компетенции они покажутся вам довольно сомнительными». Другими словами, вероятнее всего, агентство не испытывало никаких этических сомнений по поводу наблюдения за Хомским, однако вело ли оно это наблюдение и сумело ли собрать на него материалы – это уже другая история. «Не стоит испытывать благоговейный страх перед их претензиями на сверхчеловеческие знания, - добавил Хомский. – Такое бывает только в шпионских романах».