В феврале Брэдли Мэннинг (Bradley Manning) признал себя виновным по нескольким пунктам обвинения, связанным с передачей сотен тысяч документов сайту WikiLeaks в 2010 году, и это его заявление может привести к тому, что он сядет в тюрьму на 20 лет. Однако рядовому Мэннингу грозит судебное разбирательство по гораздо более серьезным обвинениям, в том числе по обвинению в «содействии противнику», которое, в случае признания вины, может караться смертной казнью. Между тем  прокуроры не ставят перед собой цели добиться смертной казни для Мэннинга, они настаивают «всего лишь» на пожизненном заключении.

 

Если обвинители добьются успеха, это может создать вселяющий ужас прецедент: разглашение информации, касающейся национальной безопасности, может повлечь за собой пожизненное заключение или даже смертную казнь. Любой человек, который высоко ценит свободу прессы, содрогнется при мысли о том, какую угрозу представляют собой прокуроры для журналистов, их источников и общественности, которая на них полагается.

 

Вам не обязательно верить в то, что WikiLeaks – это будущее прессы или что рядовой Мэннинг – воплощение героя-разоблачителя, чтобы понять эту угрозу. Даже авторы этой статьи придерживаются совершенно разных точек зрения в отношении того, как необходимо оценивать поведение Мэннинга и действия Пентагона.

 

Г-н Абрамс, который представлял издание The New York Times в деле Pentagon Papers, утверждает, что как Дэниэл Эллсберг (Daniel Ellsberg), который передал документы газете, так и The Times вели себя гораздо более сдержанно, чем рядовой Мэннинг и сайт WikiLeaks: последние вели себя с безрассудной безответственностью по отношению к документам, имеющим огромное значение для национальной безопасности.

 

Г-н Бенклер, профессор права, считает, что рядовой Мэннинг и г-н Эллсберг (который также является сторонником Мэннинга) взяли на себя одинаковые функции, а руководство сайта WikiLeaks действовало вполне разумно с учетом обстоятельств, и раскрытие секретной информации, в том числе информации о причастности американских военных к преступлениям, совершенным их иракскими союзниками, о преуменьшении числа жертв среди мирного населения и о преступлениях наемников, заслуживают признания, а не критики.

 

Мы пишем эту статью вместе, поскольку считаем, что наши разногласия типичны для многих людей, которые задумываются о деле Мэннинга и WikiLeaks: отношение общественности колеблется от уважения до глубокого беспокойства. Когда в 1971 году Верховный суд вынес решение по делу Pentagon Papers, его представители хорошо понимали, что, как сказал судья Поттер Стюарт (Potter Stewart), «это очевидно, что успешное ведение международной дипломатии и сохранение эффективной системы национальной безопасности требует секретности и конфиденциальности».

 

Несмотря на понимание рисков утечек и разоблачений, решение суда, которое сформулировал судья Хьюго Блэк (Hugo L. Black), звучало следующим образом: «Охрана военных и дипломатических решений в ущерб информированности представительского правительства не может обеспечить настоящую безопасность нашей Республике».

 

И что может быть более губительно для информированности населения, чем угроза смертной казни или пожизненного заключения без права досрочного освобождения для разоблачителей секретной информации?

 

Согласно теории прокуратуры, поскольку рядовой Мэннинг знал, что материалы будут опубликованы и что члены «Аль-Каиды» смогут их прочесть, он таким образом косвенно общался с врагом. Однако согласно этой теории, совершенно неважно, кто опубликует эти документы - WikiLeaks или The Times. Ответчик виновен в содействии противнику путем передачи информации некому изданию только потому, что это издание сможет прочесть любой человек, имеющий доступ в интернет. 

 

Во время январских слушаний судья, полковник Денис Линд (Denise Lind), прямо спросил обвинителей, стали ли бы они предъявлять подобные обвинения рядовому Мэннингу, если бы он передал секретные документы New York Times, а не WikiLeaks. Обвинители не задумываясь ответили утвердительно.

 

Этот ответ не стал причиной гнева присутствующих в зале суда, но он стал необходимой уступкой в отношении того, что означала теория обвинения. Ничто в этой теории не ограничивает ее применимость к публикации сотен тысяч документов. С таким же успехом ее можно было применить к одному единственному документу, в котором говорится о совершенных преступлениях.

 

Да, мы продолжаем спорить о том, что необходимо сделать с рядовым Мэннингом и WikiLeaks. Однако мы все согласны с тем, что WikiLeaks является частью того, чем становится Четвертая ветвь власти, что опубликованные документы содержали серьезную разоблачительную информацию и что их публикация должна быть защищена Первой поправкой точно так же, как была защищена публикация Pentagon Papers.

 

Признание рядового Мэннинга дает обвинению возможность переосмыслить свою стратегию. Серьезные обвинения, которые продолжают фигурировать в этом деле, представляют собой угрозу для будущих разоблачителей, даже если их разоблачения окажутся кристально чистыми примерами информирования общественности. Мы не можем позволить нашему беспокойству по поводу терроризма превратить нас в страну, где общение с прессой может караться смертной казнью.

 

Флойд Абрамс – адвокат и автор книги, которая будет издана в скором времени, под названием «Friend of the Court: On the Front Lines With the First Amendment» (Друг правосудия: на передовой вместе с Первой поправкой»). Йохай Бенклер - профессор права в Гарварде и содиректор Центра интернета и общества имени Беркмана (Berkman Center for Internet and Society).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.