Если еще несколько лет назад Организационный комитет Олимпийских и Паралимпийских игр в Ванкувере и Уистлере надеялся на то, что это масштабное мероприятие принесет доход, то в настоящий момент планка понижена: «Мы исходим из того, что мы сможем провести Игры со сбалансированным бюджетом», подчеркивает глава Организационного  комитета игр  Джон Ферлонг (John Furlong). Однако он говорит также, имея в виду финансовый кризис, о прошедшем «сложном периоде в полтора года». И президент Международного Олимпийского комитета (МОК) Жак Рогге уверен в том, что зимние Олимпийские игры закончатся без минуса, однако он тут же оговаривается: «Самые большие счета приходят, как правило, в конце мероприятия».

Когда Ванкувер и Уистлер в 2003 году получили право на проведение Олимпийских (с 12 до 28 февраля) и Паралимпийских Игр (с 12 по 21 марта), не было никаких разговоров о серьезном экономическом кризисе.  Но к тому времени, когда  финансовый кризис в 2008 году приблизился к своей наивысшей отметке, Ванкувер, мудро оценив ситуацию, уже получил большую часть спонсорских денег. Тем не менее, нужно было латать дыры в бюджете, и одновременно учитывать рост затратной части.

Оперативный бюджет Игр был увеличен на 127 миллионов  и составил в конечном итоге 1,76 миллиарда канадских долларов (в пересчете – 1,15 миллиарда евро). МОК дал свое согласие на то, чтобы покрыть возможный дефицит в 22 миллиона долларов. Положение с финансами перед самым началом Игр оставляет надежду на то, что помощь со стороны МОК  может не потребоваться.

Помимо 1,76 миллиарда долларов, который необходимы для проведения Игр, следует учитывать также затраты на новое строительство, а также на санацию существовавших спортивных сооружений –  это приблизительно 390 миллионов евро, которые будут покрыты почти исключительно канадским государством, а также провинцией Британская Колумбия. Уже в феврале 2009 года Джон Ферлонг мог сообщить в МОК о том, что все спортивные объекты готовы. В 1976 году в Монреале все было иначе, и Олимпийский стадион к началу Олимпийских Игр еще не был полностью готов.

Критики Олимпиады, которых немало и в Ванкувере, совершенно не согласны с тем, что в расходный лист Олимпиады включается только оперативный бюджет и бюджет строительства. Они добавляют к расходам еще и затраты на инфраструктуру и безопасность. До сегодняшнего дня еще не ясно, сколько предстоит выложить из кармана Канаде и Британской Колумбии за  обеспечение безопасности во время проведения Олимпиады.

Год назад бюджет безопасности составлял 540 миллионов евро, что почти в пять раз превышает первоначальную сумму калькуляции в 118 миллионов. Новая 20-километровая ветка метрополитена, соединившая аэропорт с центром города, - так называемая Canada Line – обошлась в 1,2 миллиарда евро. На строительство автомагистрали «От моря к небу» (Sea-to-Sky-Highway), связавшей Ванкувер с Уистлером, где будут проходить соревнования по горным лыжам, по лыжным гонкам и где расположены комплексы для соревнований по бобслею, санному спорту и скелетону, были израсходовано 600 миллионов долларов.

И теперь еще надо учесть настоящее больное место Ванкувера – его Олимпийскую деревню. Первоначально она рассматривалась как проект развития города. Деревня для проживания спортсменов была построена в местечке False Creek строительной фирмой Millennium Corporation по заказу Ванкувера. Когда контроль за стоимостью работ был потерян, да еще вышел из игры один из инвесторов (американский хедж-фонд), в игру должен был включиться город. Теперь стоимость строительства оценивается примерно в 700 миллионов евро.  После Игр Организационный комитет передаст олимпийскую деревню городским властям, которые часть строений превратят в дома с частными квартирами, которые затем будут проданы для покрытия затрат на строительство.

Сейчас не только критики Олимпиады выражают свои опасения относительно того, что  город просто останется сидеть на этих квартирах или будет вынужден их продавать не по той цене, на которую он рассчитывал. Они видят опасность в том, что бюджет Ванкувера и Британской Колумбии на долгие годы будет отягощен Олимпиадой, хотя почти никто и не сравнивает ситуацию с Монреалем, которому потребовалось 30 лет для того, чтобы рассчитаться по долгам после проведения летних Олимпийских игр 1976 года. «Многие миллионы долларов из бюджета федерации и провинции поступили в распоряжение города, и это помогло пережить кризис», подчеркивает муниципальный советник Эллен Вудсворт (Ellen Woodsworth).  «Но все деньги пошли на олимпийские проекты, а у нас так много других проблем», добавляет она.

Только спустя годы после окончания Олимпийских игр Ванкувер будет знать, смог ли он добиться экономического успеха. Студент финансового факультета Университета Британской Колумбии Джейк Ветцель (Jake Wetzel)  провел под присмотром своего научного руководителя Тсура Сомервилля (Tsur Sommerville) исследование. «Мы гордимся тем, что мы принимаем в нашем городе и в нашей стране Олимпийские игры», подчеркивает Ветцель, который сам  участвовал в трех Олимпиадах, а в 2008 году в Пекине он находился в составе лодки-восьмерки, которая принесла Канаде золото в этом королевском классе академической гребли. Более трезво он оценивает экономическую пользу Олимпийских игр для устроителей.

Сомервилль и Ветцель сравнили динамику цен на недвижимость, а также занятость в строительстве в шести местах проведения олимпийских соревнований, начиная с Калгари в 1988 году и заканчиваю Ванкувером в 2010, с развитием тех городов, в которых не проводились Олимпийские игры. «Рынок недвижимости – это мерило экономического воздействия на экономику в целом»,  отмечает Сомервилль. «Не существует статистических различий между этими двумя группами», подчеркивает Джейк Ветцель.

Профессор Роб Ван Уинсберге (Rob Van Wynsberghe), также из Университета Британской Колумбии, в своем докладе о влиянии Олимпийских игр с 2003 по 2006 год приходит к более благоприятным результатам. Он находит «умеренную пользу», которая появляется в результате увеличения числа предпринимателей и позитивного воздействия на рынок рабочей силы. Последствия для рынка жилья и охраны окружающей среды не являются еще столь важными. «На  сегодняшний день в сочетании социальной и экономической сферы, а также охраны окружающей среды мы отмечаем небольшое позитивное воздействие», подчеркивает он.  Вместе с тем, доклад, подготовленный компаний Pricewaterhouse-Coopers (PwC), подтверждает позицию тех политиков, которые надеялись получить однозначный позитивный результат.

В Британской Колумбии,  по данным PwC, было создано 20 000 рабочих мест, из них 10 000 – в строительстве. Общие уровень безработицы составляет  6 процентов и это на 0,4 процента ниже, чем в том случае, если бы игры не проводились. «Строительные проекты были главными экономическими факторами, - подчеркивает один из авторов доклада PwC Эд Мэнсфилд (Ed Mansfield). – Однако вопрос в том, что будет после Олимпиады?».

По мнению Мэнсфилда, Ванкувер и Уистлер разработали правильную концепцию последующего использования. В Ванкувере и Уистлере не осталось «никаких белых слонов». Так, например, комплекс Richmond Oval будет использоваться как многоцелевая арена для проведения спортивных мероприятия, а также для досуга, то же самое можно сказать и о центре для керлинга. Северный парк в районе Уистлера будут использовать профессиональные спортсмены для проведения тренировок, а также соревнований, а его многочисленные лыжные трассы могут привлечь сюда туристов. «Я уверен в том, что Ванкувер не станет Монреалем», подчеркивает Мэнсфилд.  Однако для окончательного вердикта время еще не настало.

Но сами жители Ванкувера проявляют беспокойство. Об этом свидетельствуют опросы общественного мнения – чем ближе игры, тем больше сомнений у населения. Только 50 процентов опрошенных верят в то, что зимние Олимпийские игры будут иметь  преимущественно  позитивные последствия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.