В 21-й Зимней олимпиаде должны были участвовать восемь грузинских спортсменов, однако произошла трагедия, и их осталось всего семь.

В пятницу грузинская делегация пришла на церемонию открытия Игр с черными повязками на рукавах в память о своем коллеге – 21-летнем Нодаре Кумариташвили, погибшем в результате аварии на тренировке по бобслею всего восьмью часами раньше.

Спортсмены шли за флагом с траурной лентой, который нес горнолыжник Ясон Абрамашвили.

60 600 зрителей, собравшиеся на стадионе BC Place стоя аплодировали их входу, превратившему церемонию в странную смесь торжества и скорби.

Фейерверки вырвались из пола стадиона, в знак начала церемонии открытия всего через несколько секунд после того, как отзвучали слова: «Сегодняшняя церемония посвящается памяти грузинского олимпийца Нодара Кумариташвили».

«С одной стороны, Боже мой, Олимпиада – это так захватывающе, но в то же время этот человек должен был быть здесь с нами, - сказал израильский фигурист Роман Зарецкий. –Когда мы услышали новость, мы были очень подавлены!»

Национальный олимпийский комитет Грузии решил разрешить грузинской команде участвовать в церемонии, чтобы почтить память Кумариташвили, который в свое время говорил о том, что хотел бы почувствовать, что значит быть олимпийцем. Как сообщает канадское телевидение, спортсмены почти сразу же покинули стадион.

Участники Зимней олимпиады из всех стран мира, которых каждые четыре года объединяют торжества и соревнования, чувствовали себя так, как будто они потеряли одного из членов семьи.

«Эти эмоциональные качели просто невыносимы, я не знаю, как себя вести», - заметил американский бобслеист Стив Холкомб (Steve Holcomb).

Это были уже третьи с 1994 года Зимние Олимпийские игры с траурной атмосферой на церемонии открытия.

В 1994 году, когда Игры проходили в Норвегии, в олимпийской столице десятилетней давности – Сараево – царил ужас. Там бушевала гражданская война, и боснийские спортсмены готовились к Олимпиаде среди разбомбленных зданий и обстреливаемых улиц.

На церемонии открытия Игр 1994 года, тогдашний председатель МОК Хуан-Антонио Самаранч (Juan Antonio Samaranch) произнес трогательный призыв к миру, объявив минуту молчания «в память о городе Сараево». Таким образом, он намекнул, что город мертв.

«Пожалуйста, прекратите убивать, - заклинал Самаранч.- Отложите оружие, пожалуйста».

Олимпиада 2002 года в Солт-Лейк-Сити открылась спустя всего пять месяцев после терактов 11 сентября.

Появление на территории открытия рваного американского флага из здания ВТЦ, который несли восемь американских олимпийцев в сопровождении пяти полицейских и четырех пожарных из Нью-Йорка, было встречено тремя минутами полной тишины, которую прервал национальный гимн.

Американская хоккеистка Анжела Руджеро (Angela Ruggiero), участвующая уже в четвертой Олимпиаде, была в 2002 году одной из тех, кто нес флаг.

«Вся олимпийская семья скорбит», - заявила в пятницу Руджеро в ответ на вопрос о реакции на смерть Кумариташвили.

Председатель Международного олимпийского комитета Жак Рогге (Jacques Rogge) и глава оргкомитета нынешних Игр Джон Фурлонг (John Furlong) говорили о Кумариташвили перед тем, как на стадион был внесен Олимпийский огонь.

«Несите его олимпийскую мечту на своих плечах и его дух в ваших сердцах», - напутствовал спортсменов Фурлонг.

После того, как был исполнен олимпийский гимн, в память о грузинском саночнике была объявлена минута молчания. Группа полицейских из канадской конной полиции приспустила олимпийский и канадский флаги до середины древка.

Принимающие Олимпиаду страны обычно стараются перещеголять друг друга на церемонии зажжения олимпийской чаши, Ванкувер не стал исключением, остроумно обыграв мотивы огня и льда. Чаша поднялась из похожего на лед пола BC Place, голограмма олимпийских колец растаяла, и лед треснул.

Конькобежка-чемпионка Катриона Лемэй-Доан (Catriona LeMay Doan), звезда баскетбола Стив Нэш (Steve Nash), выросший в Британской Колумбии, чемпионка-горнолыжница Нэнси Грин (Nancy Greene) и великий Уэйн Гретцки (Wayne Gretzky), команда которого в тот единственный раз, когда он участвовал в Олимпиаде, заняла четвертое место, должны были поджечь основания чаши, от которых огонь по специальным металлическим опорам должен был добраться до центра. Однако с одной из опор возникла проблема, и из пола поднялись только три. Впрочем, церемония продолжалась, как если бы все так и было запланировано.

По итогам споров о том, кто должен зажигать огонь в чаше на стадионе, было решено, что все четыре иконы канадского спорта должны делать это вместе, после чего Гретцки частично пешком, частично в открытой машине пронес его, несмотря на дождь, по улицам и зажег вторую чашу в прибрежном комплексе Canada Place.

Чтобы подчеркнуть связь организаторов Олимпиады с коренным населением Канады, на исконной земле которого проходят Игры, после исполнения джазовой – и весьма спорной версии – канадского гимна 16-летним монреальцем Никки Янофски (Nikki Yanofsky) спортсменов, прибывших на Олимпиаду со всего мира, приветствовали представители «Четырех племен хозяев Олимпиады» и индейской молодежи Канады.

Оглушающий грохот акустических систем под крышей первого крытого стадиона, в котором когда – либо проходила церемония открытия Олимпийских игр, сделал 48-минутный парад спортсменов из 82 стран в скорее раздражающим, чем увлекательным зрелищем.

Рев, которым трибуны встретили американскую команду и американский флаг – его нес пятикратный участник Олимпиады саночник Марк Гримметт (Mark Grimmette)- казалось невозможным превзойти, пока через несколько минут на стадион вслед за конькобежкой Кларой Хьюз (Clara Hughes) не вошли канадцы. На этот раз приветствие буквально заставило стадион содрогнуться, а присутствующих - по-новому понять смысл слова «громогласный».

В общей сложности церемония стоила примерно одну десятую от тех 300 миллионов долларов, которые Китай затратил на торжества во время Летней олимпиады 2008 года.

Культурный компонент церемонии явно старался ответить на вопрос о прошлом, настоящем и будущем Канады. Впрочем, ответы, выраженные в форме потрясающих световых эффектов и смертельных номеров в духе Cirque du Soleil, по большей части потонули в грохоте невыносимо громкой музыки.

Такое впечатление, что эта обширная и разнообразная страна, долго находившаяся в тени своего южного соседа, хотела буквально прокричать в лицо миру о своей самобытности. Кто бы мог подумать, что в глубине души канадцы – такие поклонники группы «Metallica»?

Тяжелый метал и тяжесть на сердце? Что ж, это была подходящая ночь для подобных странных сближений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.