ОД СПУСТЯ: ОСЕТИНСКИЙ РУБЕЦ

Чистые линзы, неискаженный вид.

Именно такие наивные цели мы преследовали год назад. Тогда мы с оператором Алексеем направились в Цхинвали для освещения войны в Южной Осетии.

Изначально мы думали, что пробудем там несколько часов. Однако остались на несколько недель. Мы наблюдали, как город переживал мучительные мгновения. И сегодня мы хотим вернуться. Вернуться в Цхинвали.

Путь из Северной в Южную Осетию обычно занимает не более трех часов. В августе 2008 нам понадобилось в три раза больше времени. Дорога была заблокирована в обоих направлениям, танки и бронированные машины направлялись туда, автобусы и автомобили с беженцами - оттуда.

Беженка: ЮМы не успели даже взять наши паспорта и дипломы, не говоря уж о чем-то еще. Единственная одежда - та, что была на нас, когда мы начали прятаться в подвалах.

Сегодня здесь совсем другой вид. Танки сменились экскаваторами, солдаты уступили свое место ремонтным бригадам. Но меры безопасности все еще очень жесткие: не останавливаться в тоннелях, не снимать.

Если что-то и определило исход войны, так это - Рокский тоннель. В августе 2008 это было единственной дорогой, связывающей Россию и Южную Осетию. Если бы грузины смогли захватить этот тоннель, они бы взяли Южную Осетию под свой контроль.

Но им это не удалось. И тоннель остался единственным 'спасательным кругом' для голодающего, разоренного войной города.

Год спустя Цхинвали выглядит почти так же, как все кавказские города. Яркие цвета и высокие каблуки снова в моде.

Спорт сезона - ролики. Но жизнь здесь не такая беззаботная, как может показаться. За ярким фасадом - все еще много горя и лишений.

ДЖО МЕСТАС, американец, живущий в Южной Осетии: В зимнее время есть трудности с электричеством и газом, у многих все еще нет крыши над головой. Их дома разрушены, но сейчас все понемногу налаживается. Идет восстановление.

Хотя реконструкция идет полным ходом, многие здания все еще выглядят как и год назад: сожженные и опустошенные. Квартира Эдуарда попала под танковый огонь на второй день войны. Он потерял свое жилище и: своего отца.

ЭДУАРД КУЛИМБЕКОВ, местный житель: В ту ночь после обстрела здание не было повреждено. Рано утром мой отец вышел на балкон и пришел в ужас. Прямо тут, на перекрестке, стояли грузинские танки, они стреляли прямо по нашему дому. Вот здесь он лежал.

Эдуарду обещали, что дом будет перестроен к концу лета. Но для него он никогда уже не станет таким же.

ЭДУАРД КУЛИМБЕКОВ, местный житель: Уже не вернуть того дома. Даже если его полностью восстановят, это будет совсем не то.

Даже спустя год следы войны все еще слишком заметны.

Вот на что похожа жизнь некоторых жителей Цхинвали - есть какие-то куски и осколки из прошлого, но все покрыто копотью прошлогодней войны с Грузией. Войны, которая разрушила дома: и жизни.

Оксана Бойко, Russia Today, Цхинвали