Добрый день, вы смотрите программу “Люди и Власть”, меня зовут Самах Эль-Шахат  (Samah el-Shahat). Сегодня вы увидите фильм “При дворе чеченского короля”.

Исламская и яростно свободолюбивая Чечня боролась с российской властью в течение последних двухсот лет. После небольшого роста мятежного движения в 1944-м году Иосиф Сталин сослал весь чеченский народ в Казахстан и Сибирь. Считается, что тогда погибла треть населения республики. Неудивительно, что когда в 1991 году Советский Союз распался, чеченская воля к независимости лишь усилилась. 

Это привело к двум кровавым сепаратистским войнам с Россией. В апреле этого года Москва официально провозгласила окончание конфликта и приостановила свои антитеррористические операции. 

Однако, в течение последних месяцев количество нападений исламистских боевиков выросло. 

Удивительно, но человек, возглавляющий республику, - сам бывший повстанец. Прокремлевский президент Рамзан Кадыров на Западе считается скорее деспотичным бандитом, чем политиком. Его часто обвиняют в жестоком подавлении прав человека.

Но как к нему относятся жители самой Чечни?

Дом Ротрой (Dom Rotheroe)  и Энтони Батс (Antony Butts) отправились в республику, чтобы это выяснить.

При дворе чеченского короля. Фильм Дома Ротроя и Энтони Батса.

Это - стадион Динамо в чеченской столице городе Грозном. Московский футбольный клуб играет с местной командой "Терек". Молодые люди и мальчики следят не только за игрой - с таким же интересом они наблюдают за реакцией этого человека. Рамзан Кадыров - председатель футбольного клуба "Терек", а также президент чеченской республики.

Именно здесь, на стадионе Динамо, в результате теракта погиб отец Рамзана - Ахмад, первый пророссийский президент Чечни. 

С тех пор Рамзан успешно руководит республикой. Невзирая на обвинения в нарушении прав человека, 32-летний Кадыров стал для многих кумиром.

Корреспондент: Они смотрят на вас, как будто вы герой!

Кадыров:  Не как будто, я и есть герой России, че, не считаешь меня героем? 

Корреспондент: Чечня маленькая страна, а Россия - большая, как вы смотрите...

Кадыров: Нет, смотри, Чечня - не страна. Чечня - часть территории Российской Федерации, регион Российской Федерации. Не путайте. Мы - регион. Поэтому не путайте нас. Мы не отдельная страна. Это уже в прошлом. Говорили мы об этом много, не получилось у нас. 

Что не получилось - две войны за независимость с Россией, которые Чечня вела с 1994 года. Они стоили жизни ста тысячам человек. - Это одна десятая населения республики. Россия выиграла вторую войну и превратила Грозный в то, что в 2003 году ООН назвала самым разрушенным городом на земле. 

Так выглядит Грозный сегодня. Мы приехали, чтобы посмотреть, что изменилось в новой Чечне, и какое влияние оказывает на республику молодой президент.

Чеченские военнослужащие: Новая жизнь? очень лады, хорошо. Даже лучше чем в России, в других регионах примерно. Благодаря Рамзану, все у нас отлично.

Некоторым, вероятно, не по душе тот факт, что главная улица Грозного была переименована в проспект Путина - в честь человека, который назначил Кадырова президентом.

Чеченка в платке:
Путин он наш не герой, он наш враг, он убийца, потому что он сказал "мочить их в сортире". И пришел, чтобы убивать наш народ. как мы можем эту улицу назвать? Улица бандита. 

Даже самые яростные критики Кадырова отдают должное той удивительной быстроте, с которой было осуществлено восстановление. Ни за что не догадаешься, что тут была война.

Это - восточный город Гудермес.

Ваха Насуханов, мэр Гудермеса:
Вот это будет на новом году готово, а это готово уже. Дома сдали. Эти тоже. Десять домов готовы, еще десять будут готовы. Вот президент первый наш, Ахмад, вот он начал всю эту работу, вот продолжает сын его, Рамзан Ахмадыч, герой России, все он строит, мечети строит, школы, садики. Все, что в Чечне строится, это благодаря ему и ему (указывает на портреты Ахмада и Рамзана Кадыровых). За два с половиной месяца аквапарк построили. Через два-три года это будет второй Кувейт. Самый безопасный регион - это Чечня. И в России, и в мире.

Однако, лишь за день до этого интервью в центре Грозного разорвалась бомба, погибли пять человек. Смертник подорвался возле театра, где часто появлялся Рамзан Кадыров. 

Мы пытались взять интервью у президента на следующий день, но к нам вышел его пресс-секретарь и, казалось, он был недоволен самим фактом того, что мы пришли.

Хотят или нет власти появляться на публике или перед камерой, отмывание крови с асфальта становится все более частой практикой в Чечне.

Как видно из этого видео в Интернете, оставшиеся чеченские боевики возобновили свои атаки на режим, который, как они утверждают, продался российским деньгам. В настоящее время считается, что Чечня получает порядка миллиарда долларов ежегодно.

Дока Умаров, лидер чеченских боевиков: Самый главный раб Кремля - Кадыров. Шестерка Кремля, шестерка именно этого же Путина, который затыкал средства массовой информации. 

В последнее время борьба за независимость в Чечне стала понемногу становиться частью масштабного исламистского движения.

То же самое происходит и в других мусульманских республиках Северного Кавказа. 

По словам Кадыровых, это усиление религиозного экстремизма - главная причина того, что они переметнулись на сторону русских, когда началась вторая война.

В последующие годы за ними последовали многие бывшие сепаратисты. Магомед Хамбиев был министром обороны сепаратистской Чечни. Теперь он - депутат чеченского парламента.

Магомед Хамбиев:
Которые сейчас находятся в горах, вот эти люди воюют не за независимость. Нам мешали строить гоусдарство, не давали строить государство. Вот эти люди - первые враги чеченского народа, а второй враг - Россия. 

И тем не менее, Кадыров многое позаимствовал у боевиков в плане риторики независимости и ислама. Он убедил множество чеченцев, что они могут обойтись и без полной независимости, и жить все равно очень хорошо.

Магомед Хамбиев:
Сегодня у нас свой президент, сегодня у нас все министры - свои, чеченские. Все понимают "Это мой народ, я должен делать добро своему народу". 

Кадыров: Что мы будем с этой независимостью делать? Кто нам мешает строить мечети, строить исламские учреждения? Все мы молимся, совершаем все процедуры ислама, все ценности наших предков у нас существуют. 

На сегодняшний день чеченская идентичность - культура и традиции, - продвигаются на всех уровнях. Эти подростки собирают мусор на берегу реки в городе Грозном.

Корреспондент: Что написано на вашей футболке?

Подросток: Это патриотический клуб "Рамзан". 

Корреспондент: Каким образом вы патриоты?

Подросток: Чтобы молодежь активно работала, а не занималась, там, наркотиками, алкоголем, не пили ниче там, чтобы активно работали, показали себя.

Молодые патриоты располагаются в этом центре, он называется Дворец Молодежи.

Кадыров возвел его в самом центре города.

Хор поет песню на чеченском:

Рамзан, не беспокойся,
Мы твои друзья, а ты - наша гордость,
Рамзан, сын отечества,
Твое слово несет истину, ты великодушный и храбрый.


Во Дворце молодежи есть свой парламент, газета, радио и телевидение.

Корреспондент: Кто главный герой ваших репортажей?

Руслан Садулаев: Наш президент. Потому что все события в нашей республике с моего ведома, с его указания, он всегда в курсе. так что не упомянув о нем, не проходит не один выпуск. 

В возрождении Кадыровым чеченской культуры ислам, который закрепился здесь в 18 веке, играет ключевую роль. Новая мечеть, которую Рамзан велел построить в центре Грозного, - одна из самых больших в Европе.

Однако, те, кто следует более древним традициям, рискует в новой Чечне своей жизнью. Считается, что гадание связано с духами и джиннами, оно признано антимусульманским занятием. 

Гадалка: Работаю с воском, этот воск вытягивает весь негатив, болезни. Я вижу у вас два брака и трое детей... Я нашла этот список у себя в дверях. "Это второе предупреждение, а третьего не будет. Если не прекратишь свою деятельность, отправишься за остальными. Аллаху Акбар". Пять или шесть колдунов уже были убиты. 

Один из тех, кто осуждает таких как Лейла, - это доктор Юнусов, лекарь-духовник в кадыровском центре новой исламской медицины.

Морбек Юнусов: Мы сейчас готовим обращение в парламент, чтобы в рамказ федерального закона разработали закон, по которому мы могли бы наказывать этих людей, пресечь ихнюю деятельность. Если бы мы были шариатским государством, по шариату сразу можно доказать вину этих людей, отрубить им головы. 

Основное занятие доктора Юнусова - изгнание джиннов, бесов.

Юнусов изгоняет джинна из женщины. 

Доктор Юнусов говорит, что ежедневно он излечивает трех женщин, желающих развестись, и от пяти до шести тех, кто отказывается заниматься сексом со своими мужьями. Голоса этих женщин, или их бесов, - не единственные критические голоса в сегодняшней Чечне.

Это мы поняли, когда уходили из клиники.

Когда я спускался по лестнице, меня остановили два парня и спросили, для чего я приехал. Когда я объяснил, кто я, они сказали: «Вы знаете, что тут диктатура?” Они сказали, что все знают, что здесь диктатура, но никто не осмеливается говорить об этом.

Практически ежедневно правозащитники фиксируют здесь нарушения прав человека - пытки, исчезновения людей, внесудебные казни. Многие полагают, что именно эти репрессии, а не подъем религии, толкают молодых людей присоединяться к боевикам.

Руслан Кутаев из Комитета по проблемам Cеверного Кавказа: Вот это желание отомстить за своб родню, за отца, за изнасилованную сестру, молодежь идет в лес, берет оружие в руки. Ни идеи Аль-Каиды их уводят в лес, 80 процентов идут из-за идеи отмстить за убитых, за поруганных родственников.

В Чечне хранится давняя традиция кровной мести. Об этом мы узнаем случайно, наткнувшись на это скопление машин.

Во время недавней военной операции военнослужащий спецсил застрелил невинного человека. Клан погибшего жаждет мести.

Здесь назначена встреча с кланом убийцы. Они рассчитывают на мирное разрешение конфликта.

Старейшина из клана убийцы: Если невинного человека убить, кровь за кровь надо отомстить. Но этот случай - случайность. Никакой драки, не умышленно. Просто военный выполнил свой долг.

Оказывается, что человек, который пытается получить прощение для убийцы, - дядя Рамзана Кадырова, почитаемый чеченский имам.

Нам рассказали, что подобную встречу двух враждующих кланов еще никогда не снимали иностранцы.

Один из старейшин:
Я пришел, чтобы просить прощения для нашего брата Ильяса, который по неосторожности убил сына Султана, Салмана. 

Второй старейшина: Как говорил пророк Мухаммед, мир ему: если брат твой совершает ошибку и после признает свою вину, не отворачивайся от него, прости его. Во имя Аллаха, мы прощаем его.

Идите с миром.

У Руслана Кутаева - своя позиция по поводу того, что мы сейчас только что видели.

Руслан Кутаев из Комитета по проблемам Cеверного Кавказа: То, что вы видели, может быть, это было нормальное, обычное. Может быть. Но как правило, когда работники спецслужб убивают, и имена убийц становятся известны, власть заставляет примириться. Мы исследовали. Спрашивали у родственников: "Вашего сына убили,  вы примирились?" Они говорят, что их заставили примириться. Нам угрожали, сказали, что дальше будут убивать, елси мы на это примирение не пойдем. Когда убивают кого-то из спецслужб, "простите нас" не проходит!

Даже выступать против нарушений прав человека в Чечне может стоить жизни.

Лана Эстемирова: Я все еще не могу в это поверить. Всю мою оставшуюся жизнь я проведу без мамы.

Лана - пятнадцатилетняя дочь погибшей Натальи Эстемировой, которая была самой уважаемой из чеченских правозащитников.

Женщина в платке: Такая она отважная была, смелая, я ее считаю патриотом Чечни и не только Чечни, всего мира. Она защищала мир.

Лана Эстемирова:
Иногда моя мать была последней надеждой для людей, которые приходили к ней. Она просто делала свою работу слишком хорошо, поэтому ее убили.

Олег Орлов, глава Мемориала, правозащитной организации, где работала Эстемирова, возложил вину за ее смерть на Кадырова. Президент подал на него иск в суд.

Рамзан Кадыров: У меня семеро детей. Они сейчас толком не понимают, а завтра поймут. - ихнего отца обвинили в убийстве. А моя мать плачет, больная моя мать. Говорит "Рамзан, как это так, ты все делаешь!" Она ж не понимает политику ихнюю грязную. Все в Чечне налажено, порядок и процветание, все у нас получается, надо ж убить Эстемирову! Я наоборот был за, побольше бы таких людей привлекать, чтобы Запад смотрел и думал, что у нас демократия. Ее убили сами же эти правозащитники. 

И тем не менее, за последние годы многие из соперников и критиков Кадырова погибли. Через несколько дней после убийства Эстемировой "Мемориал" закрыл свой филиал в Чечне - заявив, что больше не может гарантировать безопасность своим сотрудникам.

До того, как ее похитили, Эстемирова расследовала поджоги домов родственников повстанцев. - Это форма коллективного наказания, на поджоги вдохновил Кадыров, заявив, что семьи тех, кто скрывается в лесах, являются соучастниками преступлений.

Недавние жертвы - семья смертника, который подорвался возле театра в Грозном. С тех пор они скрываются. Даже их соседка просить не показывать ее лицо.

Соседка: Сначала как будто стреляли, мы вышли, а тут огонь. Меня не снимайте, не показывайте! А то я тоже боюсь.

Чаще всего жертвы отказываются с нами общаться.

Хеда Саратова: После убийства Наташи Эстемировой люди еще больше начали бояться. 

Хеда Саратова - наша посредница в Чечне. Она - одна из редких активистов движения за защиту прав человека, которые все еще работают в Чечне.

Хеда Саратова: Я утром выхожу из дому, у меня нет никакой уверенности, что я вернусь живой.

Те немногие жертвы, которые согласились с нами говорить, надеются через нашу камеру обратиться к президенту.

Вооруженные люди выселили Зулю из ее квартиры на проспекте Путина. Она утверждает, что даже бывшие депутаты претендовали на ее жилье, а в суде открыто угрожали ее убить.

Зулия: Я эту тварь заказным убийством уберу, мне много труда не стоит. Я ее убью, прямо такие слова. К президенту Кадырову мы не боимся обращаться. Обращались неоднократно, но окружение не дает. Если до него дойдет, он даст им пинка. Вся надежда - на него. 

Такую точку зрения высказывали многие пострадавшие, с кем нам удалось поговорить. - Президент ни в чем не виноват.

Определенно, люди Кадырова окружили его гигантской стеной. В один из вечеров пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов появился в нашей гостинице - он хотел увидеть и, вероятно, отредактировать съемку с президентом.

Хеде Саратовой позвонил ее знакомый из ФСБ, бывшего КГБ, и предупредил ее, чтобы она была с нами осторожна.

Эти женщины, матери пропавших без вести, появились как раз перед тем, как мы собирались отправиться в аэропорт. Они готовы рисковать и говорить перед камерами.

Женщина в платке, показывает фотографии: На улице еще много матерей. Они звонят нам. Может мировое сообщество, может мусульмане скажут "пожалуйста, елси вы веруете в бога, ради Аллаха, скажите, что случилось с этими детьми, которые без вести пропали". 

Однако, в общем и целом Кадырова считают человеком, который делает свое дело. Нет сомнения, что если завтра вдруг проведутся честные и свободные выборы, он победит.

Кадыров: Если в каком-то, даже самом отдаленном населенном пункте скажут, что политика Кадырова неприемлема, хоть один человек посмотрит на меня с неприязнью, я сразу напишу заявление. 

Магомед Хамбиев: Пять лет назад я сказал бы, что надо его уничтожить. А сегодня - ну это же видно. Никто не справился бы как он. Поэтому сегодня нам он нужен. Любим мы его, не любим, все равно Рамзан нам нужен. 

Кошмар войны с Россией здесь еще никто не забыл.

Кадырова воспринимают как гаранта стабильности, пусть и с нарушениями прав человека. Так или иначе, энергичное продвижение Кадыровым себя самого и чеченской идентичности означает, что - к худу ли, к добру ли, - он неразрывно связан с Чечней, и для многих будущее республики немыслимо без него.

 

Дина Мингалиева, ИноСМИ