Конец дня в столице страны… центре политики, власти и возможностей.

 

А лишь в семи милях отсюда, за рекой…

 

 МЭЙБЛ КАРТЕР: Совсем другой мир.

 

Параллельный мир существует!

 

МЭЙБЛ КАРТЕР: Это то, что называется "горячая точка". 

 

Горячая точка?

Район называется ВУдлэнд Террас (Wodland Terrace). Юго-восток города Вашингтон.

 

МЭЙБЛ КАРТЕР: Здесь очень высокая преступность. Много наркотиков. Грабежи.

 

Если квартал – горячая точка, то это место, должно быть, жаропонижающее.

Социальное жилье Лэнгстон Лэйнс (Apartments Langston Lanes)…

 

Эти “меблированные комнаты” - дом для 120 семей с годовым доходом менее 10 тысяч долларов в год. Большинство квартирантов получают деньги от правительства – на оплату аренды домов, которые избавят от внешних проблем.  

 

Охранник: Люди снаружи также хотят войти.

 

Зачем они хотят войти?

 

Охранник: Зачем? Я думаю, дело в торговле наркотиками.

 

Чтобы попасть в Лэнгстон Лэйнс, надо заявить о своем прибытии. Служба безопасности следит за тобой как минимум с десяти камер наблюдения.

 

ДЭВИД КРАДАП, инспектор по техническому оборудованию: Камера фиксирует все, что происходит вокруг здания.

 

Везде стоят камеры наблюдения. Как эти, они прикреплены к каждому зданию в комплексе. Однако, самый серьезный вклад в безопасность – 

 

… это вот эти тяжелые ворота.

 

ДЭВИД КРАДАП, инспектор по техническому оборудованию: Ворота не дают войти внутрь всяким проходимцам с улицы.

 

Однако, есть постоянная проблема, решить которую никак не получается. Проблема это – внутренняя.

 

РУБИ КОУЛМАН-БРАУН, жительница: Очень много мам-одиночек, которые не хотят работать, а хотят жить на пособие.

 

Почему?

 

РУБИ КОУЛМАН-БРАУН, жительница: Потому что пособие получаешь просто так, не надо работать.

 

ЭДВАРД БЕРКОВИЦ, Университет Джорджа Вашингтона: Многие из людей на пособие – относительно молоды. У них нет образования, они ничего не умеют. Таким людям очень сложно найти работу. 

 

  Руби Коулман-Браун получает пособие, которое так же называют “велфэр” (welfare). У нее десять детей: 3 мальчика и 7 девочек. Четыре из семи девочек уже и сами – молодые мамы. Тоже сидят на велфере. Но она, по крайней мере, работала раньше.

 

МЭЙБЛ КАРТЕР: Некоторые из них живут здесь уже в течение 14, 15 лет. Мать тут, дети ее здесь. И даже дети детей уже появились.

 

РУБИ КОУЛМАН-БРАУН, жительница: Это как бы передается из поколения в поколение.

 

Теперь Руби заботится еще о трех неродных детях. Руби видит, как ее дети повторяют ее ошибки. 

Порядки 70 процентов всех семей в этом районе – семьи молодых матерей-одиночек. 

Именно для таких, как они, сотрудник комплекса Юджин расклеивает эти объявления - “Курс планирования семьи. Оплачивает Лэнгстон Лэйн”.

 

МЭЙБЛ КАРТЕР: У нас есть курсы для родителей. Есть курсы бюджета. Домоводство.

 

И что, кто-то извлекает пользу из курсов?

 

РУБИ КОУЛМАН-БРАУН, жительница: Кто-то – да, кто-то – нет.

 

Почему некоторые не извлекают?

 

РУБИ КОУЛМАН-БРАУН, жительница: Потому что они хотят бездельничать. 

 

  Безделье очень популярно на Лэнгстон Лэйнс. Это приют, укрытие от “|горячих точек” внешнего мира…. И все равно жестокая реальность для неблагополучных семей.

 

Седрик Мун, RT, Вашингтон